Гибнущий халифат. Когда ждать падения ИГИЛ?

Гибнущий халифат. Когда ждать падения ИГИЛ?

Фото: © AP/FOTOLINK

15671

Война на Ближнем Востоке успела примелькаться. Сообщения о новых терактах, штурмах городов идут потоком и замыливают глаза. Кажется, что за три дня на запутанных фронтах этой войны меняется всё и одновременно не меняется ничего. Между тем в последние месяцы произошёл целый ряд событий, которые серьёзно влияют на положение дел. Впервые за последние годы можно видеть признаки скорого падения самопровозглашённого халифата — "Исламского государства"*.

Джихадисты в кольце фронтов

Ещё недавно позиции террористов в Сирии и Ираке казались довольно прочными. Исламистам удалось практически застопорить наступление курдов с севера, в Мосуле иракские правительственные войска с огромным трудом пробивались сквозь городские кварталы. Игиловцы даже сумели внезапным контрударом на некоторое время вновь занять Пальмиру.

Кроме того, если у Ирака только один фронт, то сирийские военные находятся в куда более сложном положении. Кроме "Исламского государства" против Сирии действует конгломерат группировок, проводящих интересы Турции и арабских нефтяных деспотий. Между собой они находятся в сложных отношениях, часто — параллельно воюют друг против друга, но ни одна из них не дружественна Дамаску. После освобождения Алеппо эти группировки оправились и, казалось бы, получили возможность нанести серьёзные контрудары правительству.

Однако именно в последние месяцы на фронтах Ближнего Востока произошёл настоящий перелом.

Халифат (как называют себя террористы ИГИЛ) оказался в настоящем кольце фронтов. Да, безусловно, в гипотетическом противостоянии равных отрядов сирийские или иракские войска проиграли бы. Однако на войне не бывает ни второго приза для проигравших, ни наград за волю к победе. Правительственные силы, хотя и не могут похвастаться такими фанатичными бойцами под ружьём, обладают огромным перевесом в людях и вооружении. К тому же американские (в случае с Ираком и курдами) и российские (в случае с Сирией) войска присутствуют на театре боевых действий и всегда готовы поддержать своих партнёров бомбовым ковром.

Всё это привело к тому, что в течение сравнительно короткого времени произошло несколько важных событий.

На востоке халифата иракцы почти зачистили Мосул, буквально завалив злосчастный город трупами и бомбами. Эта кампания вряд ли войдёт в историю военного искусства: террористы месяцами оказывали жесточайшее сопротивление. Однако в конечном счёте игиловцев удалось загнать в несколько небольших кварталов, из которых их в настоящий момент выдавливают. Резервов у ИГИЛ в Мосуле не осталось, и свою самую трудную задачу Ирак решил. 

Интересно, что за время войны против халифата Ирак превратился в одного из основных покупателей российского вооружения. Желание диверсифицировать поставщиков толкнуло Багдад к тесному сотрудничеству с Москвой. Для борьбы против ИГИЛ Россия поставляла этой арабской стране штурмовики, системы залпового огня, ударные и транспортные вертолёты, гаубицы, лёгкую бронетехнику. 

Однако ещё сложнее и драматичнее события развиваются в Сирии.

Если Ирак поддерживают в войне против халифата почти все страны, имеющие интерес на Ближнем Востоке, то Сирии приходится ограничиваться помощью в основном России и Ирана. К тому же сирийцы действуют на два фронта — против ИГИЛ и коалиции террористических организаций — от условно светских до фанатиков из многократно переименовывавшейся "Джебхат ан-нусры"*. От ИГИЛ этот пёстрый альянс отличается разве что худшей дисциплиной и меньшим количеством садистских видеороликов, однако по политическим причинам западные страны относятся к "вооружённой оппозиции" куда благосклоннее. 

К счастью, единства в лагере террористов нет. С осени 2016 года Идлиб — ключевую провинцию из занятых этим альянсом — раздирала настоящая внутренняя гражданская война между разными группировками моджахедов. К тому же террористы потерпели неожиданное и очень обидное поражение от правительственных сил в Центральной Сирии, под городом Хама. Джихадисты откатились даже дальше исходных позиций, а армия Башара Асада обратилась лицом к самому страшному врагу — халифату.      

Наперегонки к Ракке

После избрания президентом США Дональд Трамп серьёзно активизировал операции американцев и их союзников против халифата. Речь, конечно, идёт не только о разгроме джихадистов, но также и о создании сферы влияния США. Основным инструментом этой политики служит альянс под общим названием "Демократические силы Сирии". Фактически более 80% их численности и абсолютное большинство боеспособных частей — это курдское ополчение.

Весной они перешли к решительному наступлению на столицу ИГ в Сирии — город Ракку. Причём наступление велось и ведётся так, чтобы вежливо, но твёрдо оттеснить сирийские войска от главного приза кампании. Вероятнее всего, именно такую цель преследовал десант на южном берегу водохранилищ на Евфрате, которому удалось при помощи ВВС и спецназа США занять город Табка и охватить столицу халифата с запада.

Однако и сирийские военные не сидели сложа руки.

Территория Сирии имеет далеко не равную ценность. Формально халифат занимает огромную площадь, но на практике значительная её часть — это безжизненная пустыня с редкими деревнями, между которыми разъезжают пикапы джихадистов. После потери Мосула и окончательного освобождения района Пальмиры ключевое значение для них приобретает длинная узкая полоса земли, тянущаяся вдоль Евфрата. На ней находится и Ракка, и сражающийся в окружении джихадистов город Дейр-эз-Зор, и главное — огромное множество посёлков и небольших городков. Именно они составляют теперь основу населения "Исламского государства".

Именно северная часть этой полосы стала целью идущего сейчас наступления сирийцев. Наступление происходит на широком фронте вдоль западного берега Евфрата с севера на юг. Сирийцы решают таким образом сразу комплекс задач. С одной стороны, ставится предел успехам "демократов". С другой — наносится удар исламистам: те постоянно несут потери. Наконец, сирийские войска, вероятно, не теряют надежды всё-таки выйти к Ракке с юга по широкой дуге. Происходящее чем-то напоминает кампанию в Германии 1945 года, когда СССР и западные союзники стремились как можно сильнее расширить свои зоны влияния на фоне слабеющего сопротивления врага.

Одновременно сирийцы готовят прорыв в район Дейр-эз-Зора. Этот город в Восточной Сирии устоял, как скала, во время наступлений халифата и сейчас остаётся изолированным редутом в сотнях километрах от своих. Его устойчивость сохраняется благодаря вертолётам, которые регулярно доставляют в анклав провиант, медикаменты и патроны.

Однако попытка броситься на помощь товарищам очертя голову просто приглашает боевиков ИГИЛ отсечь фланговыми ударами ещё и спасителей. Поэтому все последние недели вокруг Пальмиры шла упорная борьба. Артиллерия перемалывала пустыни и горы не ради того, чтобы занять пару камней и барханов. Вокруг древнего города создавалась широкая буферная зона. К концу мая эти усилия принесли успех: после исчерпания сил боевиков сирийцы одним махом освободили сразу 2700 квадратных километров.

Отступающих террористов провожали удары российской авиации, но главный результат этой борьбы — это широкий участок очищенной от террористов территории южнее Пальмиры. Что страхует военных от всяческих неожиданностей с этой стороны. 

Что всё это означает? "Исламское государство" в том виде, в каком его привыкли наблюдать в последние годы, потерпело сразу серию тяжёлых поражений. Фактически идёт борьба уже за раздел наследства погибающего халифата. Террористам негде взять резервы, а иракцы и сирийцы постепенно рассекают халифат на части, загоняя джихадистов в ловушку.

Однако победители вовсе не готовы бросаться друг другу в объятия, и "встреча на Эльбе" не повторится на Евфрате. После неизбежного падения Ракки и последних крупных районов, занятых исламистами, Правительству Сирии, курдам, наиболее вменяемой части оппозиции и их покровителям — России, США, Турции и Ирану предстоит адски сложная работа по урегулированию запутанной политической ситуации в Сирии.

Изобилие вооружённых группировок в стране вряд ли позволит быстро и безболезненно завершить войну. Тем не менее самое уродливое государственное образование последних лет быстро идёт к краху. И здесь огромны заслуги России, поддержка которой позволила устоять наиболее вменяемой и наименее фанатичной из серьёзных сил в стране — законному правительству Асада.

теракты в европе

Метастазы

"Исламское государство" в Сирии и Ираке в качестве террористической организации — оно, конечно, сохранится. Однако ИГИЛ перестаёт быть именно государством, контролирующим крупную территорию. На пике возможностей подданными самопровозглашённого халифата были миллионы людей. Террористы имели возможность устанавливать свои законы, вести хозяйственную жизнь, строить какую-никакую промышленность, словом, это было не признанное, но функционирующее государство. Потеря населённых районов превращает исламистов в банальную террористическую группировку.

Такая структура ещё имеет возможность погрузить арабский Восток в огонь и кровь, но не в состоянии по-настоящему угрожать крушением государств и захватом больших территорий. Однако проблема значительно глубже, чем кажется на первый взгляд. ИГИЛ оказалось привлекательной "франшизой" для множества радикальных организаций по всему миру. Террористические группы, рассыпанные от подпольных мечетей в Лондоне до лагерей в джунглях Индонезии, значительно опаснее, когда они объединяются общей идеологией и общими методами.

ИГИЛ куда сильнее, чем некогда "Аль-Каида"*, преуспевает в смысле создания глобальной армии террора, спаянной людоедской, но привлекательной для разнообразных маргиналов идеологией. Модель уже опробована в Сирии, где воевала и воюет накипь всех исповедующих ислам народов, от Средней Азии и Кавказа до обитателей европейских гетто. С другой стороны, Сирия и Ирак — не только "пылесос" для исламистов, но и точка сборки. Ячейки и мощные отделения ИГИЛ уже действуют по всему миру. Так, буквально в последние недели на верность ИГ присягнули местные банды на Филиппинах. Им удалось захватить по крайней мере один город на острове Минданао, одном из крупнейших в этом архипелаге.

Ещё более серьёзно положение куда ближе к местам нынешних боёв, в Египте. Бывшая туристическая Мекка потеряла свой статус не только из-за взорванного самолёта. Пресса не слишком внимательно следит за событиями в этой стране, но в действительности на Синае сейчас идёт полноценная война, в которой применяется бронетехника, тяжёлая артиллерия и авиация. Боевики ИГ стали проблемой даже для движения "Талибан"* в Афганистане, не говоря уже о правительственных силах. Активность исламистов отмечена во множестве стран Азии, Африки, наконец, в ЕС и России.

"Исламское государство" взросло благодаря анархии в Ираке и Сирии, но никто не может гарантировать, что такая же ситуация не сложится где-то ещё. К тому же игиловцы освоили специфическую тактику террора, серьёзно отличную от той, что использовали, например, их предшественники. Будённовск, нападение на Нью-Йорк — всё это были очень тщательно спланированные теракты, требовавшие квалифицированных боевиков.

Ячейки ИГ действуют проще и даже примитивнее. Никаких сложных схем. Пальба из АКМ в театре, проезд грузовиком по толпе на набережной. Террористу просто не надо почти ничего уметь: не считая психологической накрутки, подготовка такой ходячей бомбы может занимать всего несколько часов. Убийца оказывается во всех смыслах дешёвым, но эффективным орудием. 

Болезнь уже распространилась на всю планету, а её корни лежат очень глубоко во всём современном мироустройстве. Террористические группы в Сирии и Ираке неизбежно будут разбиты, но с той же неизбежностью остатки радикалов уйдут в подполье и станут внимательно следить за положением дел в мире и искать малейшую слабину, чтобы порвать там, где тонко.

* Деятельность организаций запрещена на территории РФ по решению Верховного суда.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!