Красный Бонапарт. Дело маршала Тухачевского

Красный Бонапарт. Дело маршала Тухачевского

Коллаж: © L!FE Фото: © wikipedia.org © wikipedia.org © wikimedia.org

13935

11 июня 1937 года был вынесен смертный приговор руководителям "военно-троцкистского заговора" во главе с маршалом Тухачевским. Это громкое дело положило начало масштабным чисткам командного состава РККА. Только за 1937–1938 год было арестовано около 16 тысяч офицеров, а 65% высшего командного состава Красной армии было подвергнуто репрессиям. Кровавая чистка РККА полностью изменила облик армии и стала одним из факторов, способствовавших нападению нацистской Германии на СССР, поскольку лично Гитлер был уверен в том, что чистки обескровили армию и развалили её, и убеждал генералов вермахта, что именно этот момент наиболее удачен для нападения. 

Михаила Тухачевского часто именуют Красным Бонапартом, намекая на его колоссальные амбиции. Якобы книги про Наполеона всю жизнь были настольными для Тухачевского. Амбиции Тухачевского трудно оспорить, ведь, руководствуясь ими, он вступил в РККА и в партию, будучи офицером царской армии.

Тухачевский родился в 1893 году в семье бедного дворянина и крестьянки. Окончив кадетский корпус, он поступил на службу в армию. В чине подпоручика принимал участие в Первой мировой войне. Это звание примерно соответствовало современному лейтенанту.

Воевал Тухачевский недолго, хотя и достаточно отважно (пять орденов за несколько месяцев). В 1915 году он попал в плен. Из плена Тухачевский несколько раз неудачно пытался бежать, удача улыбнулась только осенью 1917 года.

Вскоре после возвращения Тухачевского началась Гражданская война. Как у царского офицера, у него было два варианта дальнейшего пути: либо пойти в зарождавшуюся Белую армию, где офицеров настолько много, что существуют даже офицерские полки, в которых все рядовые — офицеры. Либо пойти в Красную армию, которая испытывает чудовищный недостаток командного состава и царских офицеров туда приходится мобилизовать насильно, а то и с применением угроз.

Для действительно амбициозного человека вариант был только один: вступить в РККА и сделать молниеносную карьеру. Чтобы уж наверняка добиться чего-то, Тухачевский заодно одновременно вступил в партию. Это было уже совсем большой редкостью. 

В РККА у него всё пошло как по маслу. Уже летом 1918 года подпоручик Тухачевский назначается командующим 1-й армией. Впрочем, тут надо оговориться, что армии периода Гражданской войны имели мало общего с армиями дореволюционного времени. Например, осенью 1918 года армия Тухачевского насчитывала не более восьми тысяч человек. Но в любом случае, даже учитывая, что армия по численности была не более дивизии, это было очень серьёзное повышение сразу на несколько ступенек.

Действовал он достаточно успешно и уже к концу войны был командующим фронтом. В условиях жесточайшего кадрового голода лояльные командиры были в РККА на вес золота, поэтому Тухачевский рос очень быстро и действительно напоминал молодого Бонапарта.

Серьёзные неудачи ждали Тухачевского в польской войне, которая из-за несогласованности советского командного состава и ослепления политическими иллюзиями закончилась сокрушительной неудачей.

Каратель Тамбовщины

Тем временем разорённая войной российская глубинка ответила на политику военного коммунизма и принудительного изъятия зерна массовыми крестьянскими восстаниями. Самым крупным из них стало Тамбовское восстание, к которому присоединилась большая часть губернии.

За несколько месяцев до него Тухачевский уже принял участие в подавлении Кронштадтского восстания. Но с ним справиться было значительно проще: моряки засели в крепости, а потом после нескольких попыток штурма ушли по льду в Финляндию. Здесь же предстояло сражаться с повстанцами, действовавшими по всей губернии и применявшими партизанскую тактику.

Тухачевский не ведал жалости. При подавлении восстания он делал примерно то же, за что немцев судил Нюрнбергский трибунал. Даже приказы Тухачевского и Антонова-Овсеенко по стилю удивительно похожи на приказы нацистов и их практики: взятие заложников и их расстрел за невыдачу в селе оружия, за уничтожение мостов, за укрывательство и помощь повстанцам, арест семей повстанцев. 

Несомненно, любой трибунал осудил бы его за столь вопиющие приказы, но ему повезло оказаться на стороне победителей. Он даже не мог бы отговориться, что только выполнял приказ, поскольку приказы исходили непосредственно от него, ему только лишь поставили задачу подавления восстания в кратчайшие сроки. Дошло до того, что Тухачевский пытался применять против восставших химическое оружие (он вообще был страстным поклонником химии), но из-за ряда организационных проблем обстрелы ограничились лишь несколькими эпизодами.

Маршал

С началом мирного времени Тухачевский возглавляет Военную академию РККА — главное учебное заведение для подготовки высшего командного состава. Однако в этой должности он остаётся всего полгода, после чего вновь назначается командующим фронтом, а затем начальник штаба Фрунзе забирает его к себе заместителем.

Вскоре Фрунзе умирает во время операции, и Тухачевский становится начальником штаба РККА. В это время ему было всего 33 года.  

Как раз в это время началось перетряхивание армии. Сторонникам Сталина удалось добиться отстранения вождя Красной армии Троцкого под предлогом его "бонапартизма" и неудовлетворительного положения дел в армии. Всех выдвиженцев Троцкого стали убирать оттуда, но Тухачевского это не коснулось, поскольку он никогда не был близок с опальным политиком.

У Тухачевского практически со всеми были ровные отношения — за исключением Ворошилова, с которым они терпеть не могли друг друга. Позднее это сыграло существенную роль в судьбе Тухачевского. В дальнейшем он занимал пост заместителя наркома обороны и в 1936 году был в числе пяти советских военачальников, удостоенных звания маршалов (трое из них не пережили период репрессий).

Тухачевский даже стал пользоваться некоторым политическим влиянием, войдя в состав кандидатов в ЦК.

Дело Тухачевского

На самом деле Тухачевский мог попасть под молот репрессий ещё в начале 30-х годов, когда чекисты инициировали дело "Весна", направленное против дореволюционных офицерских кадров в армии. За 10 лет советской власти выросло новое поколение командиров, и старые и потенциально нелояльные офицеры уже были не нужны. Любопытно, что "Весну" вдохновлял и раскручивал следователь Израиль Леплевский. Он же был следователем и по делу Тухачевского спустя семь лет.

По делу было арестовано несколько десятков высокопоставленных военных. Неожиданно показания против Тухачевского дал Какурин. Говорил он неопределённо и невнятно, дескать, Тухачевский публично говорил в узком кругу, что военным нужно выжидать, кто возьмёт верх в внутрипартийной борьбе — сталинцы или правые уклонисты. И якобы дело может повернуться так, что армии ещё придётся вступать в дело и всё завершится военной диктатурой. Однако для начала 1930-х годов этого ещё было явно недостаточно, чтобы свалить столь видного военного. Поэтому дело предпочёл замять сам Сталин. Тухачевского вызвали на очную ставку с Какуриным, после чего было принято решение не давать делу против будущего маршала хода.

Давала показания на Тухачевского и двоюродная сестра Какурина — дочь генерала Зайончковского, завербованная чекистами ещё в начале 20-х. Благодаря своему происхождению она легко входила в доверие к старым военспецам, которые охотно делились с ней переживаниями. Но со временем её показания становились всё более невероятными, и в конце концов её даже вызвали в ОГПУ и отчитали за "безумные фантазии".

Тучи стали сгущаться над Тухачевским, а точнее над его соратниками, в 1936 году. Поводом стал очередной скандал между наркомом Ворошиловым и его первым заместителем Тухачевским. После первомайского парада военное руководство поссорилось на банкете. Выпившие маршалы стали припоминать друг другу старые обиды, дошли даже до взаимных обвинений в варшавском провале, а закончилось всё тем, что Тухачевский обвинил Ворошилова в том, что он на всех постах расставляет лояльных ему людей, зачастую весьма низкой квалификации. Этот скандал дошёл до Сталина и разбирался на заседании политбюро.

Правда, Тухачевский от своих слов потом отказался, зато его соратники Гамарник, Якир и Уборевич агрессивно нападали на Ворошилова, требуя его отставки. Сталин поддерживал борьбу между Тухачевским и Ворошиловым, поощряя их склоки, но менять Ворошилова не собирался, хотя и прекрасно понимал, что он не очень хорошо подходит к своей должности.

Тем временем наступили совсем другие времена по сравнению с началом 30-х. В Испании левое правительство было свергнуто армией, началась гражданская война. Сталин опасался, что и в СССР события пойдут по этому сценарию, он даже озвучил это на военном совете по итогам дела Тухачевского: "Хотели из СССР сделать вторую Испанию".

Амбициозный Тухачевский был для Сталина потенциально опасен. Молодой военачальник, обладавший определёнными талантами, разумеется, хотел занять место наркома обороны, которое было занято Ворошиловым. Но Ворошилов был человеком, откровенно говоря, неумным и прекрасно понимал, что без сталинской поддержки он мало что стоит как самостоятельная единица. В отличие от Тухачевского.

Именно поэтому в их затяжном конфликте Сталин взял сторону безопасного Ворошилова. В августе 1936 года были арестованы комкоры Путна и Примаков (прославившийся в качестве командира Червоного казачества). Тухачевский не связывал их арест со своим положением, и, действительно, первые несколько месяцев следствие не продвинулось. Комкоры наотрез отказывались признаваться в троцкизме и признавали только, что критиковали Ворошилова. Тухачевский в их показаниях вообще не фигурировал.

Но в 1937 году ситуация изменилась. Своевольного Ягоду заменил беспрекословно преданный Ежов, который уже не стеснялся в методах дознания. Зимой 1937 года проходил Второй московский процесс над политиками: Радек подтвердил, что Путна участвовал вместе с ними в троцкистском заговоре, однако утверждал, что Тухачевский об этом был не осведомлён. 

Видимо, в марте-апреле уже было принято принципиальное решение о привлечении Тухачевского, тем более, что Путна и Примаков сидели в тюрьме и при должной сноровке могли дать любые нужные следствию показания. В апреле 1937 года Тухачевский в составе советской делегации должен был принять участие в церемонии коронации британского монарха, но в последний момент его не выпустили из страны.

10 мая Ворошилов на заседании политбюро обрушился с критикой на Тухачевского и предложил освободить его от должности заместителя наркома. Предложение было поддержано, и Тухачевского отправили командовать Приволжским военным округом. 

Но арестовали Тухачевского не сразу. Уже в апреле у Сталина были показания бывшего начальника Особого отдела Гая, который утверждал, что недавний глава НКВД Ягода привлёк Тухачевского и других высокопоставленных военных к троцкистской группе. Ягода упорно отрицал это на допросах, утверждая, что никаких связей с военными вообще не имел.

Однако бывший заместитель Ягоды Волович оказался не таким крепкими — он сразу же подписал все нужные показания о вовлечении Тухачевского в заговор троцкистов.

15 мая был арестован комкор Борис Фельдман — ближайший соратник и личный друг Тухачевского. Только тогда он понял, что происходит. 22 мая арестовали и его. Постышев (вскоре также расстрелянный) вызвал его к себе в кабинет, где Тухачевского скрутили, переодели в гражданскую одежду и вывели через чёрный ход. 28 мая был арестован командарм Якир, а ещё через день — командарм Уборевич.

Любопытно, что вместе с показаниями на Тухачевского и остальных арестованных военных следствие имело и показания на Бориса Шапошникова. Однако Шапошников не только не был привлечён к суду, но и входил в число судей на процессе над военными, а в разгар репрессий был назначен главой генштаба. Единственным возможным объяснением этого является личное вмешательство Сталина, который считал его выдающимся стратегом и теоретиком и дал указание не привлекать "мозг армии" к этому делу.

Имелись показания и на Тимошенко, которого также не стали привлекать к делу, а позднее даже повысили до наркома обороны. К концу следствия показания о причастности к троцкистскому заговору имелись практически на всех высокопоставленных военных, включая троих членов Специального судебного присутствия, которое и судило группу Тухачевского.

Основные показания на Тухачевского дал Фельдман, его лучший друг. Он сразу же сдался и с готовностью подписывал все показания в надежде на смягчение участи. Более того, на суде он был единственным, кто даже выступал с обличениями соратников, поскольку следователи дали ему понять, что от его поведения на процессе будет зависеть его участь. Фельдман ещё не знал, что участь всех, независимо от их поведения, уже предрешена.

В чём признался Тухачевский

Тухачевский, как и остальные, за исключением Фельдмана, ни в чём не признавался на первых допросах, но в конце концов сдался и через несколько дней признал себя участником "военно-троцкистского заговора". По приказу Троцкого он вербовал военных, чтобы специально проиграть войну в случае нападения Германии и Польши. Якобы немцы собираются напасть на СССР, чтобы привести к власти Троцкого, а военные должны помочь.

Заодно требовалось свергнуть Сталина путём заговора военных, но тут же в показаниях Тухачевский признаёт, что это практически невозможно: "Нельзя было рассчитывать на какое бы то ни было восстание с участием сколько-нибудь широких слоёв населения. Политико-моральное состояние красноармейских масс было на высоком уровне. Невозможно было допустить и мысли, чтобы участникам заговора удалось повести за собой целую часть".

Но разве возможен переворот, если у заговорщиков нет ни одной лояльной части? Разумеется, нет. Далее Тухачевский ещё сообщает, что немецкая армия слишком слаба, чтобы напасть на СССР.

То есть, если исходить из подписанных им показаний, то получается такая запутанная картина: Троцкий приказал военным готовить поражение РККА, потому что Германия в обмен на Украину нападёт на СССР и приведёт к власти Троцкого, который восстановит капитализм. Но германская армия слаба и не может напасть на СССР, поэтому заговорщики заодно должны свергнуть Сталина, что невозможно, поскольку у них нет ни одной лояльной части. 

Суд

Следствие длилось всего несколько дней. Всех подсудимых проинструктировали, что на суде они должны вести себя "хорошо", т.е. подтвердить показания, от этого зависит их дальнейшая судьба. Им также раздали показания, чтобы они не сбиваясь и не противореча им могли отвечать на вопросы судей.

Тухачевский на суде подтвердил все показания, но отказался признавать себя немецким шпионом.

Солировал на процессе Фельдман, неустанно обличавший себя и соратников и рассчитывавший, что ему смягчат наказание. Тухачевский всем видом показывал, что этот судебный процесс — фарс.

Вечером 11 июня 1937 года всем подсудимым был вынесен смертный приговор, который сразу же был приведён в исполнение. Вместе с Тухачевским расстреляли командармов Уборевича, Корка и Якира, комкоров Эйдемана, Примакова, Фельдмана и Путну. Следствие теперь располагало показаниями на большое количество видных военачальников, которые стали привлекаться к следующим чудесно раскрытым заговорам один за другим.

Немецкие козни

Уже после войны вышли мемуары Вальтера Шелленберга, в которых тот утверждает, что дело Тухачевского с самого начала было блестящей разработкой немецких спецслужб. Якобы немцы подбросили Сталину компромат на его военачальников, для чего добавили к вполне безобидной рабочей переписке Тухачевского с немцами некоторые документы, свидетельствовавшие о сговоре. Этот компромат через президента Чехословакии Бенеша был продан Москве.

Однако при ближайшем рассмотрении в этой версии есть много странностей. Шелленберг утверждал, что информацию о заговоре в РККА Гейдрих получил от белогвардейского генерала Скоблина, который жил в Европе. Однако даже эмигрантские круги, не имевшие своей разведки, подозревали, что Скоблин работает на НКВД, а уж немецкой разведке это и подавно должно быть известно. 

Есть и другие нестыковки. Шелленберг пишет, что СССР заплатил за компромат три миллиона золотых рублей. Но золотой червонец имел крайне ограниченное хождение в СССР только в самом начале 20-х, в 1937 году его давно не было. 

Кроме того, Шелленберг путает даты и детали. Так, он пишет, что компромат был передан в середине мая, но в это время Тухачевский уже был арестован и давал показания. 

Вероятнее всего, Шелленберг просто приписал немецкой разведке эту удачную операцию, чтобы произвести впечатление.

Реабилитация

В 1957 году все фигуранты дела Тухачевского были реабилитированы, а дело признано сфальсифицированным. В начале 60-х по поручению ЦК была создана специальная комиссия под руководством Шверника, Шелепина и Семичастного, которая должна была расследовать обстоятельства дела.

Она тщательно изучила все материалы по делу, ознакомилась с данными следователей (в большинстве своём вскоре репрессированных), а также нашла ещё живых свидетелей из числа сотрудников НКВД того времени, в том числе и заграничных резидентов, которые также были дополнительно опрошены на предмет заграничных связей маршала.

Комиссия пришла к выводу, что дело Тухачевского полностью сфальсифицировано, в материалах нет ни одной улики, которая указывала бы на связь командармов и комкоров с Троцким, а также улик, свидетельствующих о существовании в СССР военного заговора.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!