Ограбление века. Как ворам удалось ограбить советский Госбанк

Ограбление века. Как ворам удалось ограбить советский Госбанк

 Коллаж © L!FE  Фото: © кадр из видео YouTube/канал Mano Melikyan

67411

5 августа 1977 года в Ереване произошло исключительное событие в советской истории. Два советских гражданина совершили удачное ограбление отделения Госбанка. Уникальным это событие делают два факта. Во-первых, банки в СССР грабить было не принято. Во-вторых, в руках воров оказался самый солидный куш в советской истории. Им удалось унести около полутора миллионов рублей – немыслимую по тем временам сумму. На протяжении целого года следователи не могли установить виновных. Задержать преступников помогла случайность. Лайф выяснил подробности этого ограбления века.

Ограбления банков в СССР

Банки в Советском Союзе не грабили. Это в Америке времён Великой депрессии банки не грабил только ленивый. В СССР всё было иначе. И не потому, что не было преступности. Просто советская банковская система сама по себе сильно отличалась от принятой в капиталистических странах.

Конечно, существовала особая категория бандитов — налётчики, которые порой грабили сберкассы, но даже они не решались подступиться к такому серьёзному учреждению, как Госбанк. В истории советского криминала остались такие люди, как Павел Андреев (Пашка Америка) и банда братьев Толстопятовых.

Они поджидали кассиров, перевозивших деньги из учреждения в учреждение, и нападали на них на улице. Это были не кражи, а вооруженные налёты, кассиров/инкассаторов, как правило, убивали. Однако и Америка, и Толстопятовы были обычными налётчиками, которым было всё равно, что грабить. Они нападали и на магазины, и на обычных граждан.

Кроме того, даже удачное ограбление не делало преступника богатым человеком. Он жил как подпольный миллионер Корейко из "Золотого телёнка" — любоваться деньгами мог, а тратить их было некуда.  Чтобы приобрести автомобиль, надо было несколько лет простоять в очереди. Чтобы купить квартиру — вступить в кооператив. Сорить деньгами в ресторанах было опасно — это привлекло бы внимание органов (советский человек живёт не по средствам). Даже не ходить на работу было нельзя — привлекли бы к суду за тунеядство.

Совокупность этих причин и привела к тому, что ограбления банков стали одним из немногих криминальных ремесёл, которые в советской действительности не прижились.

Братья Калачян

Так продолжалось до тех пор, пока за дело не взялись братья Калачян, которые вошли в историю благодаря самому удачному ограблению банка в советской истории. Николай и Феликс Калачян приходились друг другу двоюродными братьями. У них была разная судьба и жили они в разных городах, пока не сошлись для криминального промысла.

Николай Калачян был, что называется, трудным подростком. Его отец тяжело болел, и уже в раннем подростковом возрасте мальчик бросил школу и убежал из дома. Некоторое время он жил с цыганами, занимаясь мелким криминалом. Первое крупное дело ему удалось на славу — вместе с подельниками юный Калачян ограбил сберегательную кассу. Ночью, пока никого не было, они пробили дыру в стене и проникли в помещение. Их добычей стали несколько тысяч рублей, которые они и поделили поровну. Официально Калачян трудился мусорщиком.

Его кузен Феликс жил в другом городе и вёл добропорядочный образ жизни. Он был женат, у него подрастали двое детей. Феликс от рождения обладал удивительной гибкостью и в юности серьёзно занимался спортивной гимнастикой, заслужив звание кандидата в мастера спорта.

Однако в финансовом плане у него было не всё хорошо. Феликс постоянно нуждался в деньгах и во время одной из встреч с кузеном принял его предложение заняться криминальным ремеслом.

Первое дело

Перед началом своей совместной деятельности братья разделили полномочия. Имевший богатый криминальный опыт Николай отвечал за разработку операций, а Феликс, имевший хорошую физическую подготовку, был их непосредственным исполнителем.

Первой целью братья Калачян наметили магазин промтоваров. Действовали по той же схеме, по которой Николай грабил сберкассу. Ночью Феликс проделал в стене магазина дыру, через которую проник внутрь. Он забрал столько магнитофонов, сколько смог унести, и покинул место преступления.

Магнитофоны в те времена были дефицитным товаром, поэтому очень быстро расходились "с рук". На этой операции братья заработали около 15 тысяч рублей. Остаться вне поля зрения правоохранителей им помогло то, что директор магазина по какой-то причине не стал сообщать в милицию о краже. Возможно, директор магазина опасался, что выяснятся какие-то его махинации.

Отмечать удачное дело братья поехали в Москву. Впрочем, Феликс отправил своей семье часть криминального заработка, естественно, не раскрывая его происхождения.

Наводчик Завен

Вероятно, братья так и грабили бы магазины и сберкассы, если бы Николай не познакомился с Завеном Багдасаряном. Он не имел никакого отношения к криминальному миру, напротив, был на хорошем счету. Работал он как раз в Госбанке в Ереване и по долгу службы входил в состав комиссии по пересчёту купюр. Членов комиссии допускали в святая святых — хранилище Госбанка.

По всей видимости, регулярно пересчитывая баснословные суммы, Багдасарян и заразился идеей ограбления банка. Но сам он в этом участвовать не хотел. Багдасарян предложил эту идею Калачян. Он в подробностях обрисовал им план здания, расположение хранилища и т.п. вещи. За наводку он попросил у братьев 40 тысяч рублей из их будущей добычи.

Поначалу они сочли эту идею сумасшествием. Одно дело обворовывать магазины и сберегательные кассы, где и охраны нет, а совсем другое дело — Госбанк. Там и охрана, и сигнализация, и сейфы.

Подготовка

Однако позднее один из братьев передумал. Николай увлёкся идеей и начал готовить план ограбления века. Почти полгода он ежедневно ходил к зданию Госбанка и тщательно следил за всеми действиями охраны. Он завёл блокнот, в который записывал распорядок дня охранников, когда банк завершает работу и т.п. детали.

В процессе подготовки выяснилось, что в нерабочее время охраны внутри здания нет. Это значительно облегчало задачу. В конце концов Николай разработал план, главным исполнителем которого должен был стать его кузен.

К одной из стен здания Госбанка примыкало другое здание. Это, по замыслу Николая, должно было облегчить проникновение. Феликс должен был попасть в это здание, пробить двойную стену и оказаться внутри Госбанка. Как они уже знали, деньги там хранились не в подвальном помещении, а на втором этаже. Сейфа не было, деньги лежали в простых ячейках.

За несколько дней до операции Николай попал в небольшое ДТП и оказался в больнице. Но план уже был разработан и мог быть претворён в жизнь и без его участия.

Ограбление века

Ночью 5 августа 1977 года Феликс Калачян проник в здание, чья стена примыкала к Госбанку. С собой у него было более десяти свёрл и детский зонт. Зачем грабителю банков понадобился зонт? Поскольку по плану он должен был просверлить пол в комнате отдыха персонала, располагавшейся на третьем этаже, большие куски бетона падали бы на пол хранилища с четырёхметровой высоты. Николай посчитал, что они будут издавать слишком громкий звук при падении (дело было ночью) и привлекут внимание, поэтому уговорил брата взять зонт. Он должен был просверлить небольшое отверстие, просунуть в него зонт и раскрыть, чтобы обломки падали в него. При этом он должен был изловчиться и как-то удерживать зонт, одновременно пробивая дыру в полу.

Однако с самого начала всё пошло не по плану. Проникший в здание Феликс начал проделывать дыру в стене и понял, что стены слишком толстые. Чтобы просверлить отверстия в двух стенах, ему бы пришлось потратить уйму времени. До утра он вряд ли бы управился.

Казалось, что операция сорвалась. Но выбравшийся на крышу Феликс заметил, что одно из окон в комнате отдыха персонала на третьем этаже осталось открытым (с него сняли решётки из-за ремонта). Правда, попасть туда можно было, только исполнив сложный акробатический приём. Обычному человеку было сложно запрыгнуть с крыши в окно третьего этажа. В лучшем случае такой прыжок грозил неудачным падением и серьёзными переломами. В худшем можно было и убиться. Но Феликс решился на прыжок. Помогла гимнастическая подготовка.

Так он оказался в комнате отдыха. Этажом ниже было хранилище. Феликс приступил к работе и вскоре проделал отверстие диаметром 34 сантиметра. Позднее это очень сильно озадачило следователей, ведь взрослый мужчина не мог протиснуться в столь узкое отверстие. Появилась даже легенда, что на следственном эксперименте Феликс не смог повторить свой трюк. Но на самом деле после нескольких попыток он всё же протиснулся в отверстие на следственном эксперименте, хотя и с трудом.

Проделав дыру в полу, он закрепил верёвку и спустился по ней в хранилище. Набив наличными два огромных мешка весом по 15 килограммов каждый, Феликс вернулся на третий этаж. Теперь ему приходилось протискиваться через крошечное отверстие уже с двумя тяжёлыми мешками. И вновь его выручила гимнастическая подготовка.

Утром вернувшиеся на работу сотрудники Госбанка обнаружили следы ночного взлома. Это было не просто преступление, а настоящее ограбление века. Ничего подобного никогда не происходило за всю советскую историю. Феликсу Калачяну удалось вынести из банка около полутора миллионов рублей.

Эту сумму нет смысла переводить в долларовый эквивалент того времени, поскольку в СССР валютный рынок отсутствовал и хождение доллара было запрещено. Но чтобы хотя бы примерно оценить украденную сумму в нынешних реалиях, можно рассчитать количество средних зарплат. В 1977 году средняя зарплата в СССР составляла 159 рублей. Таким образом, преступникам удалось похитить сумму, равную 9433,9 средних месячных зарплат. В 2016 году, согласно официальным данным, средняя зарплата в России составляла 36 тысяч рублей. Таким образом, если сопоставить количество украденных средних зарплат с нашим временем, выходит, что им удалось похитить 339, 6 млн рублей. Или примерно 5,6 млн долларов по нынешнему курсу. Неплохой куш для двоих человек, даже с учетом того, что они обещали Багдасаряну 40 тысяч за наводку. 

Разумеется, о беспрецедентном преступлении сразу же доложили в Москву. Делом занялись лучшие следователи. Но у них не было ни одной зацепки. Единственное, что они могли сказать в первые дни, это то, что у преступников, по всей видимости, был наводчик из числа персонала банка.

Охота на преступников

Казалось, преступление века удалось и никогда не будет раскрыто. Но для удачливых воров в этом деле был один неудачный момент, который сильно осложнял им жизнь. Хотя они и не оставили следов на месте преступления, большая часть похищенной суммы состояла из новеньких сторублёвых купюр, только недавно вышедших в оборот. И они банально не могли тратить эти деньги из опасения привлечь внимание милиции.

Все магазины и сберкассы получили инструкцию сообщать о крупных покупках, за которые расплачивались новыми банкнотами. Понимали это и братья-преступники, поэтому не спешили тратить деньги.

Пока кузены пережидали бурю, весь воровской мир стоял на ушах. Милиция тщательно проверяла всех известных им профессиональных воров. Рецидивистов вызывали на допросы, проводили у них обыски, но всё было безрезультатно. Братья Калачян в картотеках не числились.

Но сидеть на такой горе денег (в буквальном смысле слова) и не иметь возможности их потратить — не самое простое испытание. Поначалу братья тратили мелкие купюры. Однако крупные банкноты, что называется, жгли карман. И Николай придумал, как ему казалось, беспроигрышный способ легализации украденного капитала.

Крупные купюры планировалось потратить на облигации государственного займа. А полученные облигации можно было обменять обратно на "живые" деньги, уже не привлекая внимания. Первую крупную партию облигаций решено было купить подальше от места преступления — в Ташкенте. Расчёт преступников был верным: пока в Ташкенте сообразили что к чему и доложили куда надо, их уже и след простыл.

Вскоре братья поехали в Москву, где впервые засветились. Они хорошо покутили в ресторане, расплатившись опасными сторублёвками. Хотя их и не задержали в тот день, у следствия появилась зацепка: предполагаемые преступники — кавказцы, а не "гастролёры". Вновь стали перетряхивать всех кавказских рецидивистов.

Тем временем Николай Калачян познакомился с москвичкой, которую очаровал, в том числе и недешёвыми подарками. Её брат работал таксистом, и Николай Калачян решил использовать его в своих целях. В различных источниках существуют две версии того, как развивались события в дальнейшем.

По одной версии, таксиста использовали вслепую. Он не догадывался о происхождении денег. Николай Калачян сказал ему, что планирует пышную свадьбу с его сестрой и у него есть крупная сумма денег, которую он выиграл в карты. Но у него сейчас нет возможности её легализовать, поэтому он попросил его купить крупную партию облигаций госзайма. Молодой человек отправился в одну из сберкасс, где его оперативно задержали по сигналу кассирши.

По другой версии, таксиста одолевали сомнения, он почуял неладное, и, когда принимавшая у него деньги кассирша отошла от рабочего места и попросила подождать, он решил, что она звонит в милицию и убежал, оставив деньги в кассе. Поскольку в сберкассе оказалось много свидетелей, они хорошо запомнили его внешность и видели автомобиль, на котором он уехал. Мужчину задержали в тот же день.

От него следователи узнали про богатых армян, сватавшихся к его сестре. 7 июня 1978 года братья Калачян были задержаны. После ограбления они оставались на свободе 10 месяцев. За это время они успели истратить только сто тысяч рублей. Сумма очень крупная, но всё же не идущая в сравнение с общей суммой похищенного.

Если бы кузены похитили сколь угодно крупную сумму у частного лица, им бы грозило от четырёх до десяти лет с конфискацией имущества. Однако они посягнули на государственное имущество. А советское государство стояло на защите своей собственности гораздо твёрже, чем на защите имущества граждан. За хищение особо крупной суммы у государства можно было получить смертную казнь. Особо крупной суммой считалась сумма, равная или превышавшая 10 тысяч рублей. Братья Калачян превысили этот лимит в 150 раз.

И Николай, и Феликс были приговорены к смертной казни. Их наводчик Багдасарян отделался 11 годами лишения свободы. Во многих источниках упоминается, что за братьев ходатайствовал председатель президиума Верховного Совета Армянской ССР Саркисов и даже добился помилования, но оно якобы опоздало на сутки и их расстреляли.

Но это, по всей видимости, более поздняя легенда для придания истории особого драматизма. Всё же времена были уже не сталинские, смертники были редкостью. Если ходатайство о помиловании рассматривалось, расстрелять их прежде, чем в нём будет отказано, было нельзя. Так что "опоздать" помилование просто не могло.

Ограбление Госбанка и по сей день остаётся уникальным случаем в истории. Ни до, ни после никому не удавалось похитить более крупной суммы. 

 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!