Вторжение СССР в Польшу. "Удар в спину" или необходимость?

Вторжение СССР в Польшу. "Удар в спину" или необходимость?

Колаж L!FE. Фото: © Shutterstock, Wikipedia, Wikipedia

30936
Польский поход Красной армии 1939 года оброс невероятным количеством интерпретаций и сплетен. Вторжение в Польшу объявлялось и совместным с Германией началом мировой войны, и ударом в спину Польше. Между тем, если без гнева и пристрастия рассмотреть события сентября 1939 года, в действиях советского государства обнаруживается вполне чёткая логика.

Отношения между советским государством и Польшей не были безоблачными с самого начала. Во время Гражданской войны получившая независимость Польша претендовала не только на свои территории, но заодно и на Украину и Белоруссию. Хрупкий мир в 30-е годы не принёс дружественных отношений. С одной стороны, в СССР готовились к всемирной революции, с другой — Польша имела огромные амбиции на международной арене. Варшава имела далеко идущие планы на расширение собственной территории, а кроме того — опасалась как СССР, так и Германии. Польские подпольные организации воевали против немецких фрайкоров в Силезии и Познани, Пилсудский вооружённой силой отбил у Литвы Вильно.

Холод в отношениях СССР и Польши перерос в открытую враждебность после прихода нацистов к власти в Германии. Варшава на удивление спокойно отнеслась к переменам у соседа, полагая, что настоящей угрозы Гитлер не представляет. Напротив, рейх планировали использовать для реализации собственных геополитических проектов.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

1938 год стал решающим для поворота Европы к большой войне. История Мюнхенского сговора общеизвестна и не делает чести его участникам. Гитлер предъявил ультиматум Чехословакии, требуя передачи Германии Судетской области на немецко-польской границе. СССР был готов выступить в защиту Чехословакии даже в одиночку, однако не имел общей границы с Германией. Требовался коридор, по которому советские войска могли бы вступить в Чехословакию. Однако Польша наотрез отказалась пропустить советские войска через свою территорию.

В ходе захвата нацистами Чехословакии Варшава благополучно сделала собственное приобретение, аннексировав небольшую Тешинскую область (805 кв. км, 227 тыс. жителей). Однако теперь тучи сгущались над самой Польшей.

Гитлер создал очень опасное для соседей государство, но именно в его мощи состояла его же слабость. Дело в том, что исключительно быстрый рост военной машины Германии грозил подорвать её же экономику. Рейху требовалось непрерывно поглощать другие государства и за чей-то счёт покрывать издержки своего военного строительства, иначе он оказывался под угрозой полного коллапса. Третий рейх, несмотря на всю свою внешнюю монументальность, был циклопической финансовой пирамидой, нужной для обслуживания собственной армии. Спасти нацистский режим могла только война.

Мы очищаем место бою

<p>Фото: © РИА Новости</p>

В случае с Польшей поводом для претензий стал Польский коридор, отделявший собственно Германию от Восточной Пруссии. Сообщение с эксклавом поддерживалось только по морю. Кроме того, немцы желали пересмотреть в свою пользу статус города и балтийского порта Данциг с его немецким населением и статусом "вольного города" под патронажем Лиги Наций.

Такой быстрый распад сложившегося тандема Варшаву, разумеется, не радовал. Однако правительство Польши рассчитывало на успешное дипломатическое разрешение конфликта, а если оно не удастся — то и на военную победу. При этом Польша уверенно торпедировала попытку Британии сформировать единый фронт против нацистов, включающий саму Англию, Францию, Польшу и СССР. В польском МИД заявили, что отказываются подписывать любой документ совместно с СССР, а из Кремля, наоборот, объявили, что не станут вступать ни в какие альянсы, направленные на защиту Польши, без её согласия. Во время беседы с наркомом иностранных дел Литвиновым польский посол объявил, что Польша обратится за помощью к СССР, "когда нужно будет".

Однако Советский Союз намеревался обеспечить свои интересы в Восточной Европе. В том, что намечается большая война, в Москве не сомневались. Однако СССР в этом конфликте имел очень уязвимую позицию. Ключевые центры советского государства находились слишком близко от границы. Ленинград оказывался под ударом сразу с двух сторон: из Финляндии и Эстонии, Минск и Киев находились в опасной близости от польских рубежей. Разумеется, речь не шла об опасениях непосредственно со стороны Эстонии или Польши. Однако в Советском Союзе полагали, что их успешно может использовать как плацдарм для нападения на СССР третья сила (и к 1939 году было вполне очевидно, что это за сила). Сталин и его окружение прекрасно понимали, что стране предстоит сражаться с Германией, и хотели бы получить максимально выгодные позиции перед неизбежным столкновением.

Разумеется, куда лучшим выбором было бы совместное с западными державами выступление против Гитлера. Этот вариант, однако, был намертво заблокирован решительным отказом Польши от любых контактов. Правда, оставался ещё один очевидный вариант: договор с Францией и Британией в обход Польши. Англо-французская делегация вылетела в Советский Союз для переговоров…

…и быстро выяснилось, что союзники ничего не могут предложить Москве. Сталина и Молотова интересовал в первую очередь вопрос о том, какой план совместных действий может быть предложен британцами и французами как касательно совместных действий, так и в отношении польского вопроса. Сталин опасался (и вполне обоснованно), что СССР может остаться в одиночестве перед нацистами. Поэтому Советский Союз пошёл на спорный ход — соглашение с Гитлером. 23 августа был заключён договор о ненападении между СССР и Германией, определивший сферы интересов в Европе.

В рамках знаменитого пакта Молотова — Риббентропа СССР планировал выиграть время и обеспечить себе предполье в Восточной Европе. Поэтому Советы выговорили существенное условие — переход в сферу интересов СССР восточной части Польши, она же — западная Украина и Белоруссия.

<p>Молотов и Риббентроп после подписания советско-германского договора о дружбе и границе между СССР и Германией. Фото: © <a href="https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Sdelka_veka.jpg" target="_blank">Wikimedia</a></p>

Пакт Молотова — Риббентропа, безусловно, был сделкой с дьяволом. Однако стал ли он спусковым крючком войны? Ответ очевиден: нет, не стал. Стратегическое развёртывание немецких войск уже началось, то есть Гитлер готовился к началу кампании вне зависимости от исхода переговоров. Обратный отсчёт уже был запущен и 1 сентября 1939 года Вторая мировая война началась.

Интервенция

Предвоенное планирование Польши строилось на нескольких неочевидных положениях. Предполагалось, что союзники — Англия и Франция — быстро смогут прийти на помощь, а сама польская армия достаточно боеспособна, чтобы дать отпор вермахту. В попытке всё прикрыть и ничего не отдать поляки распределили войска так неудачно, что они были бы разбиты даже намного менее мощной вооружённой силой, чем вермахт. Планы могли разрабатываться и тщательнее, но до конца 1938 года польское военное командование сосредотачивалось на разработке замыслов действий против СССР. В декабре 1938 года разведывательный отдел польского Генштаба утверждал: "Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке…Главная цель — ослабление и разгром России".

Между тем реальность кардинально отличалась от замыслов главнокомандующего польской армией маршала Рыдз-Смиглы. Немцы оставили против Англии и Франции только слабые заслоны, а сами обрушились основными силами на Польшу с нескольких сторон. Вермахт действительно был передовой армией своего времени, количественно немцы также превосходили поляков, так что в течение короткого времени основные силы польской армии оказались окружены западнее Варшавы. Уже по истечении первой недели войны польская армия на всех участках начала хаотично отступать, часть сил попала в окружение. 5 сентября правительство выехало из Варшавы в сторону границы. Главное командование выехало в Брест и утратило связь с большей частью войск. После 10-го числа централизованного управления польской армией просто не существовало. 16 сентября немцы вышли к Белостоку, Бресту и Львову.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

В этот момент в Польшу и вступила Красная армия. Тезис об ударе в спину сражающейся Польше не выдерживает ни малейшей критики: никакой "спины" уже не существовало. Собственно, только факт выдвижения навстречу РККА и остановил немецкие манёвры. При этом никаких планов совместных действий у сторон не имелось, совместных операций не велось. Красноармейцы занимали территорию, разоружая польские части, попадавшиеся навстречу. В ночь на 17 сентября послу Польши в Москве вручили ноту примерно того же содержания. Если оставить в стороне риторику, то остаётся признать факт: единственной альтернативой вторжению РККА был захват восточных территорий Польши Гитлером. Польская армия не оказывала организованного сопротивления. Соответственно, единственная сторона, чьи интересы реально оказались ущемлены, — это Третий рейх. Современной общественности, переживающей по поводу коварства Советов, не следует забывать, что фактически Польша уже не могла выступать в качестве отдельной стороны, она не имела на это сил.

Надо отметить, вступление РККА в Польшу сопровождалось большим беспорядком. Сопротивление поляков было эпизодическим. Однако неразбериха и большое количество небоевых потерь сопровождали этот марш. При штурме Гродно погибло 57 красноармейцев. Всего РККА потеряла, по разным данным, от 737 до 1475 человек погибшими и взяла 240 тысяч пленных.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

Германское правительство тут же остановило наступление своих войск. Несколько дней спустя определили демаркационную линию. При этом возник кризис в районе Львова. Советские войска столкнулись с немецкими, причём с обеих сторон имелась подбитая техника и человеческие жертвы.

22 сентября 29-я танковая бригада РККА вошла в Брест, занятый немцами. Те в это время без особых успехов штурмовали крепость, ещё не ставшую "той самой". Пикантность момента состояла в том, что Брест и крепость немцы передали РККА прямо вместе с засевшим внутри польским гарнизоном.

Интересно, что СССР мог ещё глубже продвинуться в Польшу, однако Сталин и Молотов предпочли этого не делать.

В конечном счёте Советский Союз приобрёл территорию в 196 тысяч кв. км. (половина территории Польши) с населением до 13 миллионов человек. 29 сентября польский поход РККА фактически завершился.

Далее встал вопрос о судьбе пленных. В сумме, считая и военных, и гражданских, РККА и НКВД задержали до 400 тысяч человек. Некоторая часть (в основном офицеры и полицейские) впоследствии была казнена. Большинство захваченных или распустили по домам, или отправили через третьи страны на запад, после чего те сформировали "армию Андерса" в составе западной коалиции. На территории западных Белоруссии и Украины установилась советская власть.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

Западные союзники отреагировали на события в Польше без всякого восторга. Однако СССР никто не проклял и не заклеймил агрессором. Уинстон Черчилль с присущим ему рационализмом заявил:

— Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии.

Что в действительности приобрёл Советский Союз? Рейх был не самым почётным партнёром по переговорам, однако война началась бы в любом случае — с пактом или без. В результате же интервенции в Польшу СССР получил обширное предполье для будущей войны. В 1941 году немцы прошли его быстро — но что произошло бы, если бы они стартовали на 200–250 километров восточнее? Тогда, вероятно, и Москва осталась бы у немцев в тылу.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!