"Не подмажешь — не поедешь". Как в России со взятками боролись

"Не подмажешь — не поедешь". Как в России со взятками боролись

Фото: © Shutterstock

2187
В пятницу, 17 ноября, генерала Федеральной службы охраны Геннадия Лопырёва приговорили к 10 годам лишения свободы и штрафу в 150 млн рублей за взятки. По версии суда, деньги он брал за покровительство при исполнении госконтрактов.

Правоохранители арестовали квартиры в Москве и Сочи, участок земли под Санкт-Петербургом, автомобиль невестки генерала Porsche Cayenne, Mercedes Benz супруги, загородный дом. В доме нашли 63 миллиона рублей, один миллион евро и 350 тысяч долларов.

Впрочем, со взяточниками в России пытаются бороться ещё с древних времён. Первое упоминание слова "посул" (взятка) относится ещё к концу XIV века. Тогда требовали не брать посулов никому, вне зависимости от должности. Правда, требуют до сих пор. И берут до сих пор.

Иван Грозный

<p>Фото: © <a href="https://en.wikipedia.org/wiki/File:Ivan_the_Terrible_and_Harsey.jpg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Первым из русских правителей, кто начал тотально бороться со взятками, считается Иван Грозный. В 1561 году он ввёл Судную грамоту, согласно которой за "посулы" предусматривалось пожизненное тюремное заключение или смертная казнь. Документ в первую очередь касался судей и чиновников местного земского управления.

Правда, на приближённых Грозного он не распространялся. Так, самый известный царский опричник Малюта Скуратов, как указывают историки, пытками выманивал у людей взятки в обмен на их жизнь.

В январе 1565 года Иван Грозный, который уехал в Александровскую слободу, заявил, что оставил государство, так как его разгневали бояре, священнослужители и воеводы своими изменами, казнокрадством и дурной службой.

Пётр I

<p>Фото: © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Alexey_Venetsianov_04.jpeg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Пётр I пытался начать первую в своём роде антикоррупционную кампанию. Он даже издал указ "О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное" в 1714 году. За него могли лишить чинов, а то и головы. Листы с этим указом развесили по всему Петербургу, правда, должного эффекта это не возымело. А друг Петра и первый в русской истории генерал-прокурор Павел Ягужинский честно сказал Петру, что Россия — это не та страна, где могут не брать взяток.

Казни за мздоимство всё же были. Да и доносы процветали. Так, в 1717 году обер-фискал Алексей Нестеров сообщил, что сибирский губернатор Матвей Гагарин получал взятки за отдачу на откуп винной и пивной продажи. Следствие продлилось четыре года, и в итоге Гагарина казнили. Сам же чиновник признал свою вину и просил пощады, однако царь остался непреклонен.

Самого Нестерова казнили спустя три года. Тоже кто-то пожаловался на то, что он берёт взятки. Обер-фискал во время пыток во всём сознался и рассказал о трёх фискалах-взяточниках. В результате головы лишились все четверо обвиняемых.

За своё непомерное мздоимство незадолго до смерти Петра I в немилость императора попал и его любимец Александр Меншиков. Однако уже на смертном одре правитель простил фаворита.

Екатерина II

<p>Фото: © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Fedor_Rokotov_-_%D0%9F%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82_%D0%95%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8B_II_-_Google_Art_Project.jpg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Во времена дворцовых переворотов вопрос со взятками не поднимался. Екатерина I просто не меняла ничего в данном вопросе, Пётр II (внук первого российского императора) фактически заправлял не сам, а Долгоруковым, которые верховенствовали при дворе, самим взятки были на пользу. Когда на престол взошла дочь Петра I Елизавета, взятки также оставались делом нормальным.

— Ненасытная жажда корысти дошла до того, что некоторые места, учреждаемые для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие — предводительством судей, — возмущалась императрица Елизавета. Правда, что-либо менять не спешила: чиновники как жили без зарплаты и "кормились от дел" с начала дворцовых переворотов, так и продолжили это делать.

Императрица Екатерина II "доработала" петровский указ в части, касающейся судей. Теперь брать взятки запрещалось, если ради них требовалось нарушить закон. А вот "в его исполнение" — по факту можно. Разумеется, судьи быстро придумали вариант, как сделать, чтобы их взятка была "во исполнение".

Что касается чиновников, с ними тоже решили действовать методом "пряника", в первую очередь вернув зарплаты. Уже через год после начала правления императрицы, в 1763 году, годовой средний оклад служащего составлял 30 рублей в уездах, 60 рублей в губерниях и 100–150 рублей в центральных регионах (от 60 тысяч рублей на современные деньги).

Правда, взятки как были баснословных размеров, так и оставались. О том, насколько нечист на руку был один из фаворитов Екатерины Григорий Потёмкин, писал даже посол Англии Роберт Гуннинг.

— Собственной властью и вопреки сенату распорядился винными откупами невыгодным для казны образом, — приводил он один из примеров.

Немецкий историк Теодор Гризингер в своём исследовании писал, что щедрые подарки, полученные Потёмкиным от иезуитов, сыграли важную роль в том, что их ордену позволили открыть свою штаб-квартиру в России. Отметим, что к тому моменту по всей Европе они были запрещены.

— Никогда преступления не бывали так часты, как теперь. Их безнаказанность и дерзость достигли крайних пределов, — писал незадолго до смерти императрицы будущий сподвижник Павла I Фёдор Растопчин.

К слову, при Павле I всё вернулось на круги своя, а даже минимальные подвижки, сделанные при Екатерине, сын — ненавистник её начинаний — превратил в ничто.

Александр I

<p>Фото: © Wikimedia Commons</p>

Император с трепетом относился к переменам, введённым любимой бабулей (Екатериной II), и точно так же, как и она, взялся за борьбу со взятками. Так, за мздоимства снимали с должностей, а потом уже начинались разбирательства.

Своих постов лишились следующие губернаторы: волынец Михаил Комбурлей, орловец Пётр Яковлев, казанец Илья Толстой, томский глава Демьян Илличевский и другие.

— Злоупотребления вопиющие и по глупости губернатора, по жадности жены его, — такой отчёт о деятельности томского губернатора предоставил императору его сподвижник Михаил Сперанский.

Люди лишались должностей, отправлялись в Сибирь, но это были единичные случаи. Скорее "кто попался". Какой-то единой системы же выстроено не было. Поэтому да, некоторые брать взятки прекратили. Но на их места пришли другие и продолжили.

Николай I

<p>Фото: © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%A1%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%BA%D0%BE%D0%B2_-_%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D1%8F_I.jpg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

— Не ворую в этой стране, кажется, только я, — эта фраза Николая I максимально точно описывает ситуацию, которая сложилась со взяточничеством в XIX веке.

Все губернии правобережной Украины, например, собирали деньги на взятки полиции. Чиновникам же деньги приносили те, кто хотел получить разрешение на ту или иную деятельность. Последнее, впрочем, можно было наблюдать в каждой губернии. К примеру, в 1830-е, как указывают историки, симбирский губернатор Николай Селиверстов ежегодно получал по 10 000 рублей "откупов" (жалование комиссионера, например, к тому моменту было 1000 рублей в год).

— Откупщик вернее, чем табель о рангах, определял удельный вес каждого должностного лица. Тот, кому откупщик платил много, высоко стоял в служебной иерархии; кому он платил мало — низко, — писал сенатор Михаил Веселовский.

Император ввёл ревизии, которые стали проводить на регулярной основе во всех госучреждениях и губерниях. Ранее такой практики не существовало: ревизии проводились от случая к случаю, а распоряжение на каждую из них давал лично император. Ревизию возглавлял глава Минюста Никита Панин.

— Неслыханный срам. Беспечность ближнего начальства неимоверна и ничем не извинительна. Мне стыдно и прискорбно, что подобный беспорядок существовать мог почти под Моими глазами, — позже писал Николай.

Ну да, взятки не брал только ленивый, но и это не точно. По итогам проверки выяснилось, например, что в Петербурге ни одна касса никогда не проверялась, все денежные отчёты составлялись заведомо фальшивыми. Куда "потерялись" сотни тысяч рублей, так и осталось непонятным. А по двум миллионам уголовных дел сидело в тюрьмах всего 127 тысяч человек. То есть в среднем каждый совершил по 15 преступлений, причём разного характера.

Всем губернаторам дали распоряжение привести дела в порядок за год. Позже срок сократили до трёх месяцев.

К 1853 году в суде побывало более двух с половиной тысяч чиновников. При этом на скамью подсудимых отправлялись только крупные взяточники. К мелким мздоимцам, как указывают историки, Николай был более снисходителен.

Несмотря на то что тысячи чиновников лишились своих постов, коррупция, по свидетельствам современников, лишь процветала. Так, английский журналист Джордж Меллоу в 1849 году писал о следующей ситуации в данной сфере.

— В этой стране все любыми способами пытаются проникнуть на службу к государю, чтобы не работать, а воровать, брать дорогие подарки и жить безбедно, — отмечал он.

Отметим, что многие чиновники, снятые с постов, по "странной случайности" закончили свою жизнь за границей, куда, чтобы выехать, были нужны немалые деньги.

Александр II

<p>Фото: © <a href="https://en.wikipedia.org/wiki/Alexander_II_of_Russia" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Император Александр II продолжил борьбу со взятками на качественно новом уровне. Так, он заставил чиновников декларировать свои доходы. Раз-два в год выходили книги, где публиковались данные о доходах сотрудников того или иного ведомства.

В 1866 году вышла новая редакция Уложения о наказаниях уголовных и исправительных с комментариями по поводу каждой статьи о взятках. Число антикоррупционных дел в отношении чиновников выросло на треть. Так, если в 1847 году такого рода разбирательств было 220, то в 1880-х — более 300.

Александр III

<p>Фото: © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kramskoy_Alexander_III.jpg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Император также продолжил политику запретов. Так, чиновникам более не разрешалось участвовать в правлениях частных акционерных обществ, получать комиссию (лично чиновником) при размещении государственного займа.

В 1892 году своей должности лишился глава Министерства финансов Александр Абаза. В материалах следствия говорилось, что он, используя конфиденциальную информацию о приближающемся понижении курса рубля, провёл биржевую операцию и заработал так 900 тысяч рублей.

Отдельная статья взяток, с которой пришлось бороться императору, — железные дороги. Так, на Транссибе частные железнодорожные компании получали на льготных условиях госсубсидии, размер которых был немаленьким и способствовал росту госдолга, а также составлял значительную часть доходов самих фирм. Выручка Уральской железной дороги в начале 1880-х годов составляла всего лишь 300 тысяч рублей в год. При этом тратили на неё порядка четырёх миллионов. Позже оказалось, что доходы занижали намеренно, а пропускали это приближённые императора. Правда, за это последовало в качестве наказания лишь снятие с поста. Да, железные дороги стали менее убыточным делом, но вряд ли можно говорить об искоренении коррупции в данной сфере.

Николай II

<p>Фото: © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Nikolay_II-1913_(cropped).jpg" target="_blank">Wikimedia Commons</a></p>

Последний российский император, прежде всего, разделил понятия "мздоимство" и "лихоборство". Так, мздоимство — это взятка, данная за те действия, которые чиновник должен совершать и бесплатно. А вот если ему пришлось за деньги поступиться законом — это лихоборство. Данное понятие вошло в новое Уголовное уложение.

В 1911 году министр юстиции Иван Щегловитов внёс на рассмотрение законопроект "О наказуемости лиходательства". Дача взятки в нём рассматривалась как самостоятельное преступление. Но правитель не дал хода данному законопроекту. Император был уверен, что это может затруднить борьбу с коррупцией.

Впрочем, при последнем русском императоре приём взяток только рос и процветал. В лихоимствах во время русско-японской войны подозревали множество офицеров и чиновников, ответственных за обеспечение армии продовольствием, однако доказательств не было.

Первый уволенный за взятки чиновник — министр путей и сообщения Аполлон Кривошеин. О его мздоимствах ходили легенды, и как Александр III, боровшийся со взятками на железной дороге, пропустил такой вопиющий случай, — остаётся загадкой.

Министра обвиняли в том, что он расширил свою квартиру в несколько раз, шикарно её обставил и даже устроил домовую церковь за счёт средств министерства. Так, шпалы для железнодорожного строительства поставлялись из имений Кривошеина и стоили очень дорого. Кроме того, один из путей поставки строительных материалов пролегал прямо через его владения, за что полагались компенсации.

Отметим, что законодательно ответственность за взятки в военной сфере при Николае повышали и в 1915-м, и в 1916 году. Особенно это касалось тех, кто мздоимствует на "военной тематике". Правда, когда в 1916 году были обнаружены случаи коррупции в военно-промышленных комитетах, которые возглавлял Александр Гучков, к руководителю никаких санкций не применили.

***

В России боролись и продолжают бороться со взятками среди чиновников методом и кнута, и пряника. Не помогает ни один. Может, поможет опыт зарубежных коллег? Вот в Китае, например, за получение крупной взятки расстреливают.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×