"Прощай, Ванечка". За что Екатерина II велела убить самого маленького императора

"Прощай, Ванечка". За что Екатерина II велела убить самого маленького императора

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости © wikipedia.org

17351
25 ноября 1741 года дочь Петра I Елизавета свергла с престола годовалого мальчика Ивана VI. Когда ему исполнилось 23, молодого человека жестоко убили в Шлиссельбургской крепости по приказу Екатерины. Чем мальчик так "не угодил" сразу двум императрицам.

"Да вы знаете, чья я дочь?"

— Знаете ли, ребята, кто я? И чья дочь? — обратилась Елизавета к солдатам Преображенского полка в ночь с 24 на 25 ноября 1741 года.

К тому моменту поутихли или забылись тяготы петровских времён, а среди "двух зол" — принцессы Мекленбургской (матери Ивана VI) и дочери Петра — второй вариант для гвардии был куда привлекательнее.

Елизавета заодно рассказала о том, что её хотят сослать в монастырь, а саму русскую армию разрушить. Подкреплённые этими речами три сотни солдат отправились к Зимнему. Елизавета бежала впереди. В какой-то момент она оступилась и упала в сугроб, так солдаты её подхватили — да так на руках и внесли в Зимний.

— Елизавета Петровна выросла, окружённая офицерами и солдатами гвардии, и во время регентства Бирона и принцессы Анны чрезвычайно осторожно обращалась со всеми лицами, принадлежащими к гвардии. Не проходило почти ни дня, чтобы она не крестила ребёнка, рождённого в среде этих первых полков империи, и при этом не одаривала бы щедро родителей или не оказывала бы милости кому-нибудь из гвардейских солдат, — писал фельдмаршал Бурхард Миних.

<p>Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Переворот прошёл без выстрелов и криков. Солдатам строжайше было запрещено шуметь: Анну Леопольдовну, мать Иоанна, проводили до кареты, дежурившей у Зимнего. Антона Ульриха прямо в простыне военные вынесли из дворца и затолкали в карету. Это был скорее политический момент — ну как отдавать приказы, если вся гвардия будет смеяться над твоим внешним видом.

Остальным было велено быстро собираться, дав на всё про всё не более часа. В спешке уронили на пол четырёхмесячную сестру императора Екатерину. Девочка позже плохо слышала: возможно, то роковое падение было одной из причин.

Самого годовалого императора, почивавшего в кроватке, было строжайше запрещено будить. Солдаты три часа ждали, пока он проснётся, не подпуская к нему никого.

— Бедное дитя, ты невинно, но виновны твои родители, — якобы сказала Елизавета, взяв маленького правителя на руки и пообещав оставить семейство в живых.

"Beautiful children"

— Без лести, это один из прелестнейших младенцев, beautiful children, когда-либо мною виденных, — писал английский посол Эдвард Финч в своих воспоминаниях.

Подданные за год видели императора пару раз. Ребёнок с цепью ордена Андрея Первозванного и с голубой лентой этого же ордена смотрелся, по воспоминаниям современников, несколько странно, когда подданные подносили его к окну второго этажа Зимнего дворца.

Переворот для всего двора (да и для всей страны) обосновали так: из-за внешних и внутренних волнений лейб-гвардия попросила дочь Петра престол принять. Елизавета спешно уничтожала всё, что связано с маленьким императором, — жгли документы, подписанные от его лица, деньги сдавали на переплавку, а присяжные подписные листы и вовсе уничтожали публично.

<p>Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Медвежья услуга Ивашкина

Изначально Елизавета Петровна планировала отпустить теперь уже бывшую императорскую семью на родину. Их даже отправили в Ригу, планируя быстро довезти до Митавы под конвоем генерал-аншефа Василия Салтыкова, а после — отпустить.

Разнились лишь варианты того, как их повезут: то ли под покровом ночи, проезжая все возможные города на максимально возможной скорости и останавливаясь в полях, то ли устроят всё так, что отречение было "по собственной воле". В последнем случае семья должна была останавливаться чуть ли не в каждом селе и подолгу прощаться. А Елизавета тем временем могла успеть определиться с дальнейшей судьбой семейства.

Но в 1742 году в Петербурге раскрыли заговор прапорщика Преображенского полка Петра Ивашкина. Он хотел убить Елизавету Петровну, а на трон посадить обратно тогда уже годовалого мальчика.

Ивашкин даже собрал 500 единомышленников и разработал детальный план: кто задержит охрану Зимнего, как снимут Елизавету и кто её убьёт.

— Настоящий император Иоанн Антонович, а Елизавету сделали наследницей за чарку вина, — говорил он. Дальнейшая судьба заговорщика печальна.

Ещё один заговор был в июле 1743 года. Лопухины, которые были родственниками первой жены Петра I, также в переписке обсуждали, что Елизавета правит незаконно. Да и ведёт себя не как императрица — балы, ассамблеи, платья вместо политики. Дело вскрылось, когда нетрезвый Иван Лопухин стал говорить об этом на людях.

Елизавета решила, что такие заговоры будут постоянно и есть риски, что однажды Иоанна Антоновича всё-таки посадят на престол. А за границей семья Ульрихов вполне может рассчитывать на поддержку, поэтому было решено в Митаву их не пускать.

<p>Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org © РИА Новости</p>

По крепостям

В декабре 1742 года семейство заточили в крепость Дюнамюнде, что на территории современной Риги. Тем временем в Петербурге стали решать, как и куда посадить семейство где-либо в русской глуши, чтобы не было возможности их выкрасть и перевезти за границу.

В 1744 году их отправили под Рязань, причём добирались туда в одной карете родители с младшей дочерью, а низложенный император — в другой. Так прошло полгода. В августе 1744 года мальчика разлучили с родителями и направили в Соловецкий монастырь. Отныне именовать его Иваном было запрещено — только Георгием. Для его пребывания под тюрьму оборудовали дом архиерея.

С некогда императором запретили разговаривать, что охранники сразу же нарушали. Мальчик, который был в одиночной камере, научился читать. Однажды один из охранников даже проболтался, кем является ребёнок на самом деле.

В начале 1750-х годов ребёнок заболел одновременно оспой и корью. В его смерти практически не сомневались, комендант попросил дать разрешение пригласить медика, чтобы облегчить мальчику страдания. Но последовал отказ, подписанный императрицей.

Последнее пристанище

Ребёнок чудом выжил и выздоровел. Хотя историки не исключают, что охрана решила не рисковать своим здоровьем и позвала-таки медика.

В 1756 году открывается новый заговор: тобольский купец Иван Зубарев хотел похитить мальчика, а также передать его отцу информацию, что к Холмогорам под видом купеческих подойдут прусские военные корабли и отобьют семью.

Идея принадлежала двоюродному брату бывшего генералиссимуса Фердинанду Брауншвейгскому. Когда заговор раскрыли, бывшего правителя, которому на тот момент исполнилось 15 лет, перевели в Шлиссельбург.

Подростка поселили в отдельном доме под охраной. Кто именно содержится или даже имя, не раскрыли и для коменданта крепости Ивана Бередникова.

А вот здесь начался ад. С 1757 года за мальчиком стал смотреть капитан Преображенского полка Овцын. В своих донесениях он писал, что подростка избивали палками и сажали на цепь за малейшее ослушание.

Так прошло семь лет. Екатерина II, как только взошла на престол, издала указ: при малейшей попытке освободить юношу — убить его. Это и было сделано 16 июля (по современному стилю) 1764 года.

Холмогоры

<p>Успенский монастырь и колокольня в селе Холмогоры Архангельской области. Коллаж © L!FE. Фото: ©РИА Новости</p>

Тем временем семью Иоанна Антоновича перевели в далёкую Архангельскую губернию, в Холмогоры. Его мать Анна Леопольдовна, по официальной версии, скончалась в 27 лет (1746 год) от горячки во время пятых по счёту родов.

Здесь оставили Антона Ульриха, двух его дочерей и двух сыновей, а также нескольких слуг. Их дом находился на берегу Двины. Семья находилась за высоким забором.

Внутреннее убранство, правда, по свидетельствам историков, приводило в ужас. Две комнаты для узников, заставленные старинной мебелью. Мужчины жили в одной, женщины — в другой. Они всё время находились под строгим надзором охранников. Как пишет историк Евгений Анисимов, караул семьи не менялся в течение 12 лет. Конечно, они ссорились, мирились, влюблялись и враждовали.

Виду полуголых пьяных охранников уже никто не удивлялся. Когда фрейлина императрицы Бина Менгден закрутила роман с доктором, приезжавшим к заболевшим детям, а после родила от него мальчика, её переселили в отдельную комнату, выгнав оттуда всех.

<p>Антон Ульрих Брауншвейгский. Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Сам же Антон Ульрих попеременно жил со служанками, как указывают историки. Последние в итоге рожали детей — в общем, большая такая шведская семья.

Бывший генералиссимус российских войск без устали писал Елизавете Петровне. Он не просил об освобождении, прекрасно понимая, видимо, что пока это невозможно. В посланиях он называл себя "коленопреклонённым ничтожеством", "несчастным червём" и прочими эпитетами, благодарил за "подарки" в виде вина и кофе. Однажды попросил разрешить детей обучить грамоте. Все письма оставались без ответа.

Освобождение принцев и принцесс

Первое письмо от высочайших особ прислала в 1762 году Екатерина. Позже она даже предложила Антону Ульриху покинуть Холмогоры и отправиться домой. Но предложение распространялось только на него, а не на всех детей. Последние угрожали екатерининской власти: по завещанию Анны Иоанновны, любой из мальчиков мог претендовать на престол в порядке старшинства. Как и любой нормальный отец, Антон Ульрих отказался. Экс-генералиссимус скончался в 1774 году. А освободить царскую семью Екатерина II решилась только в 1780-м, отправив их в Данию, по ходатайству Юлии Маргариты, двоюродной сестры Антона Ульриха.

Их переправляли на фрегате "Полярная звезда". Как указывается, узники не выглядели счастливыми: они рыдали взахлёб, спрашивая, можно ли им всё же остаться в России, и целовали охранников на прощание.

Оказавшись на свободе, узники, каждому из которых к тому моменту было около 40 лет, умирали с разницей в несколько лет. Так, до XIX века дожила только младшая сестра Ивана VI Екатерина. В 1803 году она прислала российскому императору Александру I письмо, где слёзно умоляла дать ей возможность вернуться в Россию. Была согласна даже на Холмогоры. Объясняла она это тем, что даже язык, на котором говорят в Дании, не вполне понимает, не говоря уже о порядках. Да и не привыкла она жить по-другому — ну ещё бы, 40 лет в заточении. Но письмо так и осталось без ответа, а сама просительница скончалась в 1807 году.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!