Странный чекист и правая рука Берии. За что расстреляли наркома Меркулова?

Странный чекист и правая рука Берии. За что расстреляли наркома Меркулова?

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons// Shutterstock Inc

16057
23 декабря 1953 года был расстрелян бывший нарком государственной безопасности Всеволод Меркулов. В своё время он был близким соратником могущественного Лаврентия Берии, именно это его и сгубило. Хотя сам по себе Меркулов был не слишком опасен ни Хрущёву, ни Маленкову, ни остальным, его слишком близкие отношения с опальным Берией, в ближайшее окружение которого он входил около 30 лет, предопределили его судьбу.

Меркулов был самым необычным наркомом госбезопасности в истории СССР. Ни по своему происхождению, ни по образованию, ни по политическим и мировоззренческим взглядам ему, казалось, не могло быть места в столь специфической организации. Тихий, застенчивый, хорошо образованный дворянин, втайне всегда мечтавший быть писателем, — разве может быть что-то более неуместное на посту руководителя госбезопасности в ту эпоху? Лайф выяснил историю самого странного советского чекиста.

Юность

<p>Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости// Wikimedia Commons</p>

Всеволод Меркулов родился в 1895 году на территории нынешнего Азербайджана, по месту службы его отца. Отец — капитан императорской армии и потомственный дворянин. Мать — грузинка, также из дворян. Когда Всеволод был ещё совсем маленьким, отец угодил под следствие за предполагаемую растрату казённых средств, затем долго судился, считая себя жертвой клеветы. Умер он, когда сыну было 13 лет.

Будучи выходцем из весьма интеллигентной семьи, Меркулов с детства увлекался творчеством. Он достаточно хорошо рисовал, ещё в период учебы в гимназии пробовал писать небольшие рассказы и заметки. К слову, Тифлисскую гимназию он окончил с золотой медалью и уехал учиться в Петербургский университет, куда поступил на физико-математический факультет.

В столице он подрабатывал репетиторством и благополучно окончил бы университет, если бы не война. В 1916 году, будучи студентом третьего курса, он был мобилизован в армию. В связи с необходимостью подготовки большого числа офицеров студентов нередко отправляли на ускоренные курсы в школы прапорщиков (младшее офицерское звание). В одно из таких училищ, в Оренбурге, был отправлен и Меркулов. После четырёх месяцев учёбы он был выпущен прапорщиком в один из запасных полков.

Но повоевать ему так и не довелось. За несколько недель до выпуска произошла февральская революция. С этого момента естественный ход вещей нарушился, в армии начались чистки от офицеров-монархистов, солдаты перестали подчиняться офицерам, начался развал. В октябре 1917 года Меркулова всё же отправили на фронт, но к тому времени армия уже не вела никаких боевых действий и полностью разложилась. Пробыв на Юго-Западном фронте почти три месяца, Меркулов уехал в Тифлис, где жили его родственники.

У меньшевиков

<p>Фото © РИА Новости</p>

К тому времени власть в Грузии захватили и удерживали на протяжении трёх лет меньшевики. Они отличались куда меньшей кровожадностью, чем большевики, поэтому на фоне кошмаров советской России в Грузии всё было относительно тихо и там можно было безопасно переждать смуту.

Тем не менее дворянское происхождение и офицерские погоны были не лучшей рекомендацией даже для меньшевиков. Так что несколько месяцев Меркулов не мог найти никакой работы. Затем поступил делопроизводителем в училище для слепых, директором которого была его мать. Позднее он также стал преподавателем в этом заведении.

<p>генерал</p>

Помимо прочего, он также издавал свой собственный рукописный журнал, который и продавал всем желающим за небольшое вознаграждение.

Там же он женился на племяннице царского генерала и активного деятеля Временного правительства Яхонтова. К слову, генерал позднее жил в США и это родство ничуть не мешало карьере Меркулова, что, впрочем, объяснимо, учитывая уровень его протекции.

В ЧК

В 1921 году большевики захватили власть в Грузии, а Меркулов оказался в ЧК. Обстоятельства, при которых он стал чекистом, туманны. Абсолютно аполитичный, не имевший никакого отношения к революционному подполью офицер-дворянин, женатый на племяннице царского генерала, — даже одного из этих пунктов было достаточно, чтобы не подпускать такого человека к ЧК и на пушечный выстрел. С такой биографией только радоваться, что жить остался, какое уж там ЧК.

Учитывая вышенаписанное, обстоятельства вступления его в ЧК могли быть только экстраординарными. Сам Меркулов уже на допросах в 1953 году утверждал, что ему удалось поступить на службу помощником уполномоченного Экономического отдела благодаря помощи грузинских друзей, замолвивших за него словечко.

Однако в годы "ежовщины" в НКВД поступал анонимный донос на Меркулова, в котором сообщалось, что он "беляк" (т.е. белогвардеец) и был принуждён работать осведомителем по офицерству насильно. Причём он наотрез отказывался и сдался только после нескольких избиений в "погребе" местной ЧК. Однако слепо доверять анонимке всё же не стоит. Хотя бы потому, что осведомители крайне редко зачислялись в штат ЧК и становились кадровыми сотрудниками. К тому же никаких белогвардейцев в Грузии не было, т.к. меньшевики враждовали с ними и даже воевали за Сочи.

Тем не менее, даже оказавшись в ЧК, Меркулов долгое время был белой вороной. Несмотря на его настойчивые попытки попасть в партию, ему неоднократно отказывали в этой привилегии. Только в 1927 году, по требованию уже могущественного тогда Берии, Меркулову всё же выдали партийный билет.

Берия

<p>Л. П. Берия (в центре). Фото © Wikimedia Commons</p>

Через несколько месяцев после поступления Меркулова на службу в грузинскую ЧК пришёл Берия и сразу же стал заместителем председателя. Разумеется, он не мог не обратить внимание на такого подчинённого, поскольку он был в некотором роде уникумом. Чекисты в те времена не могли похвастать образованием. Образованные люди в ЧК идти не желали либо их туда не брали из-за недоверия. Так что два-три класса церковно-приходской школы уже считалось практически высшим образованием. Законченное среднее — это уже кандидат наук. А уж Меркулов с золотой гимназической медалью и тремя курсами столичного университета по местным меркам был практически академиком.

Поэтому всего за четыре года Меркулов вырос от помощника уполномоченного до начальника Экономического отдела. Правда, этот отдел всегда считался откровенно второстепенным. Но дальнейший карьерный рост был не за горами. В 1927 году Берия становится главой ГПУ, а Меркулова переводит руководить уже более значимым отделом — информации и политического контроля.

И, наконец, в 1929 году Меркулов возглавляет ключевое подразделение — секретно-оперативную часть (в свое время пост её руководителя занимал и сам Берия).

В 1931 году Берию переводят из ЧК в ЦК. Он становится первым секретарём грузинской компартии, т.е. главой республики. И сразу же забирает с собой Меркулова, который становится его помощником. За семь последующих лет Меркулов сменил немало постов. В последний год перед отъездом в Москву он был руководителем промышленно-транспортного отдела ЦК КП Грузии.

В столице

<p>Л. П. Берия (слева), В. Н. Меркулов — на 2-м плане. 1934 год. Фото © Wikimedia Commons</p>

В 1938 году Берию перевели в Москву, поручив руководить Главным управлением госбезопасности и сделав заместителем наркома Ежова. Для борьбы с начальником Берии была нужна команда, и он выписал в Москву почти всё своё окружение. Позднее на допросах Меркулов утверждал, что, по его мнению, причиной его возвышения был тот факт, что он являлся единственным русским в окружении Берии. Тот предпочитал опираться на свой кавказский клан, но Кремлю не понравилось, что Берия окружил себя сплошь грузинами, и часть людей ему даже пришлось отослать назад. Таким образом, Меркулов был идеальной и гарантированно проходящей кандидатурой на роль первого заместителя.

Но объяснить возвышение Меркулова только этим фактом было бы сильным упрощением. За годы работы в Грузии между ними возник своеобразный симбиоз. Берия был нужен Меркулову, а Меркулов — Берии.

Сам Меркулов нашёл в лице Берии могущественного защитника и заступника, который мог прикрыть его от любых нападок. В конце концов, он был дворянином, офицером и вдобавок роднёй живущего в Америке царского генерала. В любой момент его могли изгнать из партии, а в 30-е — и вовсе расстрелять. Не только карьера, но и жизнь Меркулова в значительной степени зависели от покровительства Берии.

Но и Берия нуждался в своём подчинённом. Меркулов был хорошо образован и умён. Когда Берия ушёл на партийную работу, ему часто приходилось выступать с речами. Нередко Меркулов брал на себя функции спичрайтера и писал или редактировал речи своего начальника.

Он был робок и застенчив. Перед начальством смущался, выступать с речами не мог из-за своей стеснительности. У него практически не было политических амбиций. Учитывая всё это, он был идеальным подчинённым и помощником: ответственным, исполнительным и неамбициозным. Как раз то, что было нужно Берии на высоких должностях. Берия был уверен, что от Меркулова не стоит ждать подвоха, а Меркулов — что могучая фигура Берии заслонит его от любых чисток и преследований. Это было взаимовыгодное сотрудничество.

В конце 1938 года Берия "съел" Ежова и сам стал наркомом внутренних дел. Меркулов переместился на должность первого заместителя. А в 1941 году он и сам становится наркомом. За несколько месяцев до войны НКВД было разделено на два наркомата: внутренних дел, который остался под контролем Берии, и государственной безопасности, который возглавил Меркулов.

Однако уже через месяц после начала войны наркоматы вновь были сведены вместе, а Меркулов переместился на должность первого заместителя. Только в 1943 году, после очередного разделения, он вернул должность наркома госбезопасности. НКВД теперь контролировал лагеря, внутренние и пограничные войска, а также милицию, а в ведении НКГБ были разведка и контрразведка.

<p>Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons// РИА Новости</p>

Нельзя сказать, что Меркулов хорошо подходил для новой должности. Оставаясь заместителем Берии, человеком в его тени, он нёс ответственность как исполнитель, а не как руководитель. Но теперь он самостоятельно возглавлял важнейшее ведомство, к чему не имел большой охоты. Так что отчасти он был подставным лицом, позволявшим Берии сохранять своё влияние сразу в двух наркоматах. В действительности львиную долю работы в НКГБ выполнял 1-й заместитель Меркулова Кобулов.

Кобулов входил в ближайшее окружение Берии и был одним из самых доверенных его людей. Фактически именно в руках Кобулова и было сосредоточено руководство ключевыми вопросами ведомства. Об этом говорят два факта. Во-первых, Кобулов обладал неслыханной привилегией — он был единственным из первых заместителей, который лично ходил на доклады к Сталину. Во-вторых, достаточно сравнить количество наград двух руководителей. У Меркулова был орден Ленина, орден Красного знамени, орден Кутузова 1-й степени и тувинский орден Республики. Не самый внушительный наградной список.

Зато у его помощника Кобулова — три ордена Ленина, пять орденов Красного знамени, два ордена трудового Красного знамени, ордена Суворова, Кутузова и Отечественной войны 1-й степени.

Кроме того, существуют свидетельства, что именно Кобулов лично руководил наиболее важными спецоперациями наркомата госбезопасности.

Творчество

<p>Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons</p>

Если особых политических амбиций у Меркулова не было, то вот амбиции творческие у него имелись. С самого детства он был неравнодушен к литературному труду. Возможно, не будь революции, он стал бы писателем или журналистом. Но даже оказавшись в ЧК, он на досуге продолжал заниматься творчеством.

В конце 20-х он под псевдонимом Всеволод Рокк написал и издал первую пьесу, получившую название "Помни пролетариат". Она была посвящена борьбе американских подпольщиков-революционеров за счастье всех трудящихся.

В середине 30-х Меркулов принимал участие в работе над сценарием документального фильма "День Батуми", снятого в Грузии. Кроме того, он лично написал брошюру о своём начальнике Берии.

А вскоре после начала войны, уже будучи 1-м заместителем наркома внутренних дел, написал пьесу "Инженер Сергеев", снова под псевдонимом Всеволод Рокк. Пьеса рассказывала о борьбе советского инженера с нацистскими захватчиками (он должен был взорвать свою гидроэлектростанцию) и шла в нескольких советских театрах, включая Малый театр в столице.

На этом творчество Меркулова закончилось, поскольку Сталин во время одного из кремлёвских приёмов узнал об этой тайной страсти Меркулова и строго его отчитал, заявив, что нарком госбезопасности должен ловить шпионов, а не писать пьесы. Меркулов, боявшийся лишнее слово произнести при начальстве, судя по всему, близко к сердцу воспринял критику и больше никогда к творчеству не возвращался.

Тем не менее основным кругом его общения за пределами службы были режиссёры, театральные постановщики, актёры. Круг его общения составляли режиссёры Кулешов, Александров и Калатозов, которые, видимо, были ему ближе коллег по госбезопасности.

Закат

Вскоре после войны позиции Берии несколько ослабли, началась новая борьба кланов за власть и Меркулов лишился своего поста. Формально — за крупные недочёты в разведработе в иностранных государствах. Меркулова лишили членства в ЦК и перевели руководить Главным управлением советского имущества за границей по Австрии.

Разумеется, это было серьёзным понижением, но Меркулов переживал не из-за карьеры, а из-за того, что вызвал недовольство вождя своей работой. Тем не менее никаких серьёзных санкций к нему не применили. А в 1950 году Сталин как бы простил его и предложил на пост министра государственного контроля. Что-то вроде современной Счётной палаты, только с чуть большими полномочиями.

Меркулов был ужасно рад и написал Сталину письмо с благодарностями: "за последние годы я многому научился… я понял, как часто в прошлом не хватало мне государственности в работе: иногда вместо государственного подхода к делу я руководствовался, как Вы однажды правильно указали, идеями "человеколюбия". Сейчас такие ошибки для меня уже невозможны".

Однако вскоре у министра начались проблемы со здоровьем. Меньше чем за год у него случилось два инфаркта и он больше лечился, чем работал.

После того как Берия после смерти Сталина вновь возглавил Министерство внутренних дел, Меркулов приехал к нему и попросился на работу. Однако теперь Берия уже не нуждался в нём и в министерство Меркулова уже не взял. Вместо него он предпочёл назначить своим первым заместителем Кобулова.

<p>Н. С. Хрущёв (слева) и В. М. Молотов. Фото © РИА Новости</p>

Но вскоре ситуация резко изменилась. Молотов, Хрущёв и Маленков скооперировались против могущественного конкурента и арестовали его. Следом пошли аресты его выдвиженцев. Меркулова взяли самым последним, некоторое время он ходил на допросы ещё в качестве свидетеля. Только в середине сентября 1953 года его арестовали. При этом он продолжал оставаться министром госконтроля.

На допросах он пытался откреститься от бывшего шефа, давал на него показания, охотно припоминал какие-то компрометирующие факты, признавал применение недозволенных методов допросов по отношению к членам партии (хотя и утверждал, что они были ему глубоко противны и он делал это только из-за приказов начальства). Однако это ему не помогло. Хотя Меркулов и был немолодым и серьёзно больным человеком, не представлявшим никакой опасности для новой власти, всех высокопоставленных выдвиженцев Берии, входивших в его ближний круг, решено было уничтожить. 23 декабря 1953 года Меркулову и остальным ближайшим сподвижникам Берии был вынесен смертный приговор, и в тот же день они были расстреляны.

В начале нулевых годов предпринимались попытки добиться реабилитации Меркулова. Но, в отличие от нескольких соратников Берии, которых частично реабилитировали, посмертно изменив им приговоры со смертной казни на 25 лет лишения свободы, Меркулов был признан не подлежащим реабилитации за своё непосредственное участие в массовых репрессиях.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×