Страшнее фильма ужасов. Самая кровавая помещица в истории России

Страшнее фильма ужасов. Самая кровавая помещица в истории России

Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org © Pixabay

159669
Более 100 смертей и пропавших без вести за шесть лет. Так мать двоих детей расправлялась с крепостными за плохую уборку в доме.

19 февраля 1861 года по старому стилю отменили крепостное право. Самая жестокая помещица в истории России наводила неподдельный ужас на крепостных за 100 лет до этого.

"Салтычиха" в дореволюционной России было именем нарицательным: символом жестокости и кровавых расправ. За пять лет дворянская дочка, которая в свои 25 лет осталась вдовой, жестоко расправилась с более чем 100 крепостными. Она чуть не убила деда великого русского поэта Фёдора Тютчева. Что творила кровавая дворянка?

Набожная девочка

В марте 1730 года в семье дворянина Николая Иванова родилась третья дочь, названная Дашей. Её бабушка по материнской линии, Прасковья Давыдова, жила в монастыре. Свидетельств о детстве самой Даши практически не сохранилось: в выпуске журнала "Русский архив" в 1865 году писали, что девочка росла в набожной семье и сама строго чтила православные традиции.

Образование она получала дома. Правда, так и не научилась даже писать. Позже, уже в 1761 году, при продаже крестьянина Гаврилы Андреева, она попросила поставить подпись на документах своего духовного отца. В других документах расписывались её сыновья.

<p>Коллаж © L!FE</p>

Ни на какие психические отклонения в детстве, за которые могли бы зацепиться современные психиатры, современники не указывали. Ну, или не исключено, что данные документы могли быть утеряны. Во всяком случае, на данный момент детство и юность будущей Салтычихи — по большей части загадка.

Семья была в родстве с известными родами: Мусиными-Пушкиными, Строгановыми и Толстыми, поэтому жениха для дочери искали, разумеется, из того же окружения. В 19 лет девушку выдали замуж за ротмистра лейб-гвардии конного полка Глеба Салтыкова. Её родственниками стали Нарышкины, Глебовы, Голицыны, Ягужинские. В распоряжение попало множество поместий.

По любви?

Историки до сих пор спорят, по любви вышла замуж салтычиха или нет. Писали, что супруг гулял направо и налево, уделяя внимание дамам, в то время как жена сидела дома и воспитывала двух сыновей (через год после свадьбы она родила первого мальчика, ещё через два — второго).

Он умер через пять лет после свадьбы при загадочных обстоятельствах: слёг с горячкой и "сгорел" буквально за пару недель.

Овдовев, она жила с сыновьями Николаем и Фёдором в доме на Кузнецкой улице в Москве. После смерти мужа она жертвовала церкви огромные деньги: то ли по причине собственной набожности, то ли пытаясь что-то отмолить.

Безутешная вдова осталась с имениями в Московской, Вологодской и Костромской губерниях. А также владелицей немалого состояния: только крепостных было более 600 душ.

"Поехала крыша"

<p>Коллаж © L!FE</p>

— Лишившись мужа, она начала терзать своих крепостных: бить их скалками, палкой, плетью, утюгом, поленьями. Палить волосы прямо на голове, брать раскалёнными щипцами за уши и лить кипяток прямо на лицо, — писали в журнале "Русский архив", отметив, что весь кошмар происходил в поместье Троицкое (сейчас — территория Москвы), куда она переехала с сыновьями. Дети, кстати, не были даже в курсе происходящего ужаса.

Зверства начались, как говорили на суде крепостные, примерно через полгода после смерти её мужа. По приказу помещицы гайдуки (лакеи) и конюхи насмерть забивали жертв, которых изначально мучила она. Чаще всего под руку помещице попадали девушки: не так заправлена кровать, "плохо" помыт пол, платье не идеально постирано.

— Бейте до смерти. Я сама в ответе и никого не боюсь, хоть вотчины свои отдать готова. И никто ничего сделать мне не может, — кричала она конюхам, наказывающим крепостную Прасковью Ларионову.

Однажды конюх Савелий Мартынов решился пожаловаться действительному статскому советнику Андрею Молчанову на то, что творит помещица. Тот пришёл в гости. Разговоры, подарки, напоминание о знатности рода и о глупости крестьян. Савелия даже не забрали из поместья.

— Меня на вас не променяют, сколько вы не доноси, — гордо говорила Салтыкова.

<p>Картина Павла Ковалевского &#34;Порка&#34; (1880 г.)</p>

Когда жалобы местным властям не принесли результаты, крепостные попытались действовать через церковь. Одна из крепостных пожаловалась священнику, что помещица забрала работать в дом её 12-летнюю дочь, бьёт и издевается над ней. Другие же рассказывали: помещица собрала всех девушек и заперла в пустом доме, двое суток морила голодом. Но священник не придал значения этим "бредням", а вспомнил, лишь когда по указу императрицы в Троицком вели расследование.

С доносчиками она расправлялась жёстко: сначала договаривалась с властями и выпрашивала, чтобы крепостных не забирали, а после большинство "сбегало". Крепостного Фёдора Богомолова, которого, как и остальных челобитчиков, вернули, она в Троицком заковала в цепи, приставила охрану и морила голодом.

Не могла ходить

Салтыкова в 1762 году убила крепостную Фёклу Герасимову. Крестьяне позже рассказывали, что у девушки с рук, ног буквально сходила кожа, волос не было.

Как оказалось, крепостная "недостаточно чисто" вымыла пол и постирала платье помещицы. За это Салтыкова сначала избила её скалкой, а после заставила всё переделывать. Не понравилось ей и во второй раз — тогда она приказала бить девушку батогами (палками), а после — всё переделывать. К тому моменту крепостная не держалась на ногах.

— Волосы у неё были выдернуты, голова проломлена, а спина гнила, — говорили позже крепостные.

Староста села Троицкого Иван Михайлов решился отправить мёртвое тело Герасимовой в Москву на губернскую канцелярию. Лекарь Фёдор Смирнов, осмотрев его, нашёл множество синяков и опухолей. Но... делу не дали ход. Герасимову просто похоронили в безымянной могиле.

Убийство трёх жён крепостного

<p>Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Один из крестьян, конюх Ермолай Ильин, который донёс на Салтычиху императрице, так отомстил ей за убийство трёх его жён: Аксиньи Яковлевой, Катерины Семёновой и Федосьи Артамоновой.

Так, Артамонову помещица до полусмерти забила скалкой, а потом отдала своим крестьянам — Петру Ульянову и Михаилу Мартынову — добивать бедную девушку. Яковлеву и Семёнову она забила батогами и обварила кипятком. После каждой смерти она подходила к Ильину и говорила:

— Ну пойдёшь ты донос писать, да ничего не сыщут. А ты ещё и бит будешь.

Позже он рассказывал, что боялся больше всего, что его не отправят в ссылку, а вернут помещице. Ведь доносчикам она мстила очень жестоко.

Когда уже во время суда у Салтыковой спрашивали про это, она говорила:

— Не забивала до смерти. Всем умирающим священника вызывала.

На суде она также уверяла, что одну из жён не трогала пальцем — вообще в то время якобы в Москве находилась. А вернулась — так девка при смерти уже. Захворала, видно. Правда, факты указывали на обратное, и Салтыковой никто не поверил.

"Недосмотрел"

Среди убитых помещицей большинство были женщинами, однако были и исключения. Так, крестьянин Хрисанф Андреев якобы недосмотрел за девушками, которые мыли полы. Помещица избила его кнутом до полусмерти, а потом отдала на растерзание гайдуку и конюху. Мужчина под охраной ночь простоял на морозе, но и этого помещице было мало.

<p>Фото: © flickr/<a href="https://www.flickr.com/photos/psd/4611536083/" target="_blank">Paul Downey</a></p>

Она потребовала завести его в одну из комнат и раскалить щипцы. Она била его палкой, лила на голову кипяток, а уши прижигала щипцами. Когда это всё вскрылось, сыщики долго не могли поверить в то, что такой кошмар могла устроить женщина, которой едва исполнилось 30 лет, мать двоих детей.

Она так и не созналась в убийстве — говорила, что его избили кнутом, а потом крепостной сбежал.

"Сбежала"

Такая же участь постигла и крепостную Марию Петрову. Сначала помещица избивала девушку скалкой "за нечистое мытьё пола", потом отдала гайдуку бить её кнутом. К вечеру девушка умерла, и её тело решили не хоронить, а вывезти в лес.

Когда про это убийство вспомнили, Салтычиха только отмахнулась.

— В 1759-м ко мне эту девку из Ветлужской вотчины привезли. Она со мной в Москве была, потом я её отправила в Троицкое с гайдуком. А она взяла и сбежала, — помещица была не слишком оригинальна в оправданиях.

Стоит ли говорить, что суд ей не поверил?

Попытка убить дедушку Фёдора Тютчева

<p>Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Эта история произошла в начале 1762 года. У помещицы был роман с инженером Николаем Тютчевым. В итоге мужчина не выдержал буйного нрава Салтычихи и решил уйти. Он посватался к Пелагее Тютчевой, та ответила согласием. Молодые стали задумываться о свадьбе, а Салтыкова — об убийстве.

Так, в ночь с 12 на 13 февраля она купила порох и серу и послала конюха Романа Иванова поджигать дом бывшего любовника. Только потребовала проследить, чтобы пара была дома и сгорела заживо. Мужчина не исполнил приказания, побоявшись убивать дворянина. За это его жестоко избили. Во второй раз помещица послала двоих: Иванова и некоего Леонтьева.

— Не сожжёте — забью до смерти, — угрожала помещица.

Однако и в этот раз они не решились, вернувшись к Салтычихе. Мужчин избили батогами, но убивать не стали.

В третий раз она послала сразу троих крепостных. Тютчевы отправлялись в Брянский уезд в поместье невесты Овстуг. Их путь лежал по Большой Калужской дороге,где была устроена засада. Крепостные должны были сначала выстрелить в них, а после добить палками. Но кто-то предупредил молодых людей о засаде, и в итоге они сбежали ночью окольными путями.

Как раскрыли

Слухи о кошмарах, которые творятся в Троицком и в Москве, доходили и до императрицы Елизаветы Петровны, и до сменившего её на троне Петра III. Однако первая, видимо, не хотела разругаться из-за крепостных с представительницей столь знатной фамилии, родственники которой верой и правдой служили ещё её отцу Петру I. А Петру III просто не было дела до происходящего — у него были свои забавы.

Наконец, летом 1762 года из Троицкого сбежали двое крепостных — Савелий Мартынов и его друг Ермолай Ильин. Собственно, терять им было нечего: Мартынова дворянка приказала бить до смерти, и он чудом смог убежать. А у его друга она насмерть забила троих жён. Почему их послушали в юстиц-коллегии — до сих пор остаётся загадкой. Однако им помогли составить жалобу и довели её до Екатерины II, которая только недавно заняла престол (её короновали в июле 1762 года). В бумаге они умоляли не возвращать их, беглых крепостных, помещице (как того требовал закон).

Следствие

<p>Иоанно-Предтеченский женский монастырь, в который заключили Дарью Салтыкову. Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org</p>

Императрица дала ход делу: бумага отправилась на рассмотрение в Правительствующий Сенат, оттуда — в юстиц-коллегию в Москве. Расследование вели надворный советник Степан Волков и молодой князь Дмитрий Цицианов.

Сами заявители описывали сотню убийств, говорили, что каждую неделю за церковью на территории Троицкого появлялась новая могила.

Члены коллегии с осени 1762-го по осень 1763-го допрашивали саму Салтыкову, крепостных, конюхов и лакеев. Из сотни допрошенных 94 признались, что над крепостными издевались и забивали до смерти. Однако общее число убитых назвать никто не мог.

В итоге вынесли вердикт: "Вдову надлежит пытать". Она не созналась ни в одном деянии, хотя по документам давно умершие люди значились или как беглые, или как пропавшие без вести. Да и бывавшие у неё в гостях дворяне позже вспоминали: да, видели битых крепостных, но кто ж на это внимание обращает.

Суд

Следствие и суд длились долгих шесть лет — приговор Салтычихе вынесли только в 1768 году. В общей сложности пропавшими без вести, умершими от болезней и якобы сбежавшими числились 138 человек. Крепостные говорили, что она убила не менее 75.

Доказать удалось 38 убийств. Ещё для 26 так и не хватило свидетельств, а по 11 её оправдали. Это за шесть лет!

Составлялось не менее трёх приговоров по её делу: казнь, ссылка и заточение. В итоге Екатерина II решилась на третье. Приговор оглашали 2 октября 1768 года. Салтыкову называли мучительницей, душегубицей, уродом рода человеческого. Екатерина даже запретила называть её женщиной и велела обращаться только "он". Дворянского звания её, разумеется, лишили тоже.

На час её приковали к позорному столбу с табличкой "мучительница и душегубица", а после — сослали в темницу Ивановского монастыря, где запретили говорить с кем-либо, кроме охраны и монахини. В 1779 году её переселили в каменную пристройку и разрешили общаться с "визитерами", а посмотреть на неё было много желающих. Сыновей, правда, среди них не было.

Умерла Дарья Салтыкова 27 ноября 1801 года в возрасте 71 года, проведя в заключении более 30 лет.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×