"Топаз" и "Бирюза": шпионская семейка в штабе НАТО

"Топаз" и "Бирюза": шпионская семейка в штабе НАТО

25903
Десять тысяч украденных секретных документов, три года в ожидании неминуемого ареста, двенадцать лет тюрьмы по приговору суда и семь лет в одиночной камере. Лайф рассказывает о самом успешном агенте разведки Штази.

Декабрь 1989 года. Несмотря на холод и метель, все улицы Брюсселя были запружены гуляющим народом — традиционная рождественская Неделя глинтвейна была в самом разгаре! И в этот раз пили все — и за долгожданное падение Берлинской стены, и за "бархатные революции" в Восточной Европе, и за этого русского парня Горби, готового покончить и с холодной войной, и с коммунизмом вообще, и за солнце свободы, встающее на Востоке. Но в особняке в роскошном брюссельском пригороде Тервюрен было мрачно и тихо.

Хозяин дома — 44-летний Райнер Рупп, высокопоставленный чиновник штаб-квартиры НАТО, одетый в дорогой твидовый пиджак, в массивных очках в роговой оправе, плотно задёрнул шторы и спустился в подвал: наступало время сеанса связи с резидентурой Штази — разведкой ГДР. Включив коротковолновый передатчик, он быстро нашёл нужную частоту тайной радиостанции.

Но вместо обычного цифрового кода он услышал песню "Маленькие утята" — весёлую детскую песенку, которая в 80-е слышалась чуть ли не из каждого радиоприёмника. 

Рупп тяжело вздохнул: это был условный сигнал тревоги. Операция провалена. Агент "Топаз" должен немедленно эвакуироваться из Брюсселя.

Но куда ему было бежать? 

Разведки Штази больше не существовало, за исключением лишь нескольких старых офицеров, пытавшихся на свой страх и риск спасти "нелегалов" — таких, как Райнер Рупп. Не было больше и самой ГДР. Конечно, ещё оставался СССР, но разве он мог доверять нынешнему советскому руководству, капитулировавшему перед Западом и продавшему всех, кто работал на идею социализма?

— Что случилось, дорогой? — спросила жена Анна-Кристина, взглянув на бледное лицо мужа.

— Нас предали, Энн. Знаешь, я всегда был готов, что нас предаст какая-нибудь алчная штабная сволочь, но я никак не ожидал, что нас предаст страна, за которую мы были готовы погибнуть… 

— Что же теперь будет?

— Теперь мы сами по себе, дорогая.

*  *  *

30 июля 1993 года. Празднование 70-летнего юбилея Катерины Рупп закончилось в один момент, когда бойцы спецназа немецкой разведки БНД окружили её дом в тихом городке Саарбург, что в провинции Рейнланд-Пфальц. Всё было как в голливудском кино: над домом завис вертолёт, дорогу перегородили броневики и полицейские машины с мигалками, а штурмовые группы в чёрных масках ворвались сквозь окна и двери, поставив всех гостей с поднятыми руками на колени.

— Райнер Рупп, вы арестованы! — гаркнул старший офицер, защёлкивая за спиной наручники. 

Тот лишь возмущённо фыркнул: это какое-то недоразумение, вы ещё ответите в суде за то, что вламываетесь в дома честных граждан!

Внутренне Рупп был абсолютно спокоен. За три последних года он подготовился к аресту и уничтожил все улики, способные его выдать: радиопередатчик, коды, шпионскую камеру "Минокс", контейнеры для микрофильмов и сами микрофильмы. Были уничтожены и документы в Берлине: недаром все эти годы Райнер Рупп наблюдал за беспомощными попытками агентов БНД и ЦРУ вычислить шпиона по кличке "Топаз".

Но всё-таки он где-то прокололся, иначе здесь не было бы спецназа и тележурналистов, снимавших в прямом эфире захват лучшего агента Штази, полтора десятилетия водившего за нос все спецслужбы Запада.  

*  *  *

Суперагентом лучшей разведки в мире Райнер Рупп стал по идеологическим соображениям. Он родился в 1945 году в городке Саарбурге недалеко от Трира. Это сейчас Саарбург тихий "пряничный" городок, созданный как будто специально для туристов, но в конце 40-х это была нищая земля, разорённая войной, и немцам приходилось горбатиться изо всех сил, чтобы свести концы с концами.

разведка

Его отец погиб в самые последние дни войны, и мать жила с отчимом. Райнер же мечтал уехать из дома, чтобы никогда больше не видеть этой нищеты.

Закончив школу, он уехал в Майнц, где работал на стройке, а потом поступил на факультет экономики Университета Иоганна Гутенберга. Потом и вовсе отправился учиться в Сорбонну, в Париж. 

Там он с головой окунулся в политические баталии бурных 60-х годов — тогда ведь каждый уважающий себя студент считал себя леваком, троцкистом и ленинцем одновременно. Во время одной из демонстраций он познакомился с неким Куртом, который просто угостил его супом — нищий Райнер тогда не ел уже третий день. Они разговорились о роли Сталина, о том, что в бундесвере, да и в Правительстве ФРГ засели бывшие нацисты. Например, тот же Рейнхард Гелен, бывший нацист и генерал-лейтенант абвера во времена Третьего рейха, в "демократической" ФРГ стал руководителем новой спецслужбы БНД, а его новым полномочиям позавидовали бы и шефы гитлеровской политической полиции гестапо.

Вскоре Курт, оказавшийся офицером восточногерманской разведки Штази, предложил Райнеру принять личное участие в подготовке мировой революции: 

— Нам нужны такие парни. У тебя отличные мозги и хорошее экономическое образование, мы поможем тебе устроиться в один из банков в Брюсселе. Но перед этим ты должен пройти у нас спецподготовку. 

Райнер с радостью согласился. 

Также Курт познакомил Райнера и с его будущей женой — Анной-Кристиной Боуэн, дочерью британского майора и сотрудника Минобороны из городка Дорчестера на южном побережье Англии. Именно по настоянию отца Анна-Кристина получила работу секретарши в одном из отделов Министерства обороны, а затем, в 1968 году, она отправилась в Брюссель в составе британской военной миссии в НАТО. Но, избавившись от опеки отца, Анна-Кристина стала завсегдатаем революционных пивных, её приняли в кружках анархистов и коммунистов, где британка с жаром рассуждала о новой войне против западных империалистов.

Сложно сказать, какие у Курта были планы на мисс Боуэн, но как только Райнер и Анна-Кристина увидели друг друга, между ними словно проскочила электрическая искра. 

Разумеется, влюблённый по уши Райнер тут же открылся Анне, что является советским шпионом, та в ответ обещала помогать всем, чем может. В итоге Райнер после разведшколы Штази получил оперативный псевдоним "Мозель", его жена — "Бирюза". 

*  *  *

В 1977 году Райнер Рупп стал экономическим аналитиком политического отдела штаб-квартиры НАТО в Брюсселе. "Я был посвящён во многие секретные процессы, — признавался позднее Рупп. — Нет нужды говорить, что копии материалов тут же попадали к руководству Штази и по закрытым каналам в Москву".  

Когда Райнер перешёл на работу в Ситуационный центр НАТО, где занимались вопросами стратегического планирования, его дело взял на контроль лично шеф Штази легендарный разведчик Маркус Вольф. Все документы о вербовке "Мозеля" были уничтожены, а на свет появился агент "Топаз". Кто именно скрывался за этим псевдонимом, знал только сам Маркус Вольф и несколько его доверенных людей.

Всего Райнеру Руппу удалось передать в Москву копии 10 тысяч сверхсекретных документов. Кассеты с плёнкой он прятал в пивной банке с двойным дном и тут же передавал курьеру. Связь с резидентом осуществлялась с помощью транзистора, настроенного на определённую короткую волну.  

 

Секреты поставляла и жена: к тому времени Анна-Кристина устроилась секретарём начальника Британского управления Генерального секретариата НАТО. Почти каждый рабочий день она приходила домой с набитой документами сумочкой. Например, она каким-то образом умудрилась вынести сверхсекретный документ "План MC 161" — сравнительный анализ вооружений стран Организации Варшавского договора и НАТО, и это при том, что сам генсек НАТО получал этот доклад под подпись и не имел права выносить его куда-либо из специального кабинета. Получив этот документ, Москва и Берлин имели полную картину того, что известно натовцам, в чём они видят своё преимущество и слабые стороны, наиболее уязвимые места.

Также благодаря "Топазу" в Москве узнали, что внезапная провокация 1983 года — т.н. учения "Опытный лучник" — являются спецоперацией НАТО по выявлению готовности сил ПВО СССР к отражению ядерного удара. В то время администрация Рейгана буквально играла с огнём: имитируя без предупреждения подготовку к нанесению массированного ядерного удара по советским городам, американские генералы решили посмотреть, что будут делать советские военные, какие части будут задействованы в первую очередь. Когда же советские военные не купились на провокацию, предатели из КГБ дали знать в Вашингтон, что в руководстве НАТО есть "крот" из немецкой разведки Штази.  

*  *  *

Нет, агент "Топаз" не сделал ни одной ошибки. После падения Берлинской стены и аннексии ГДР все архивы Главного управления "А" (внешняя разведка Штази) Министерства госбезопасности ГДР тут же попали в руки западногерманских спецслужб, о чём и предупредили Руппа по секретной станции.

Особенно американцев интересовали агенты в структурах НАТО. Бывшим сотрудникам Штази грозили тюремными сроками, предлагали баснословные деньги и полную личную безопасность в обмен на одно имя.

Вскоре нашёлся предатель: военный аналитик Главного управления "А" полковник Хайнц Буш назвал оперативный псевдоним работавшего в НАТО разведчика — "Топаз", а также его внутренний регистрационный номер в картотеке МГБ ГДР.

Но этого было мало, чтобы вычислить Руппа. Три года натовские спецслужбы безуспешно пытались вычислить "Топаза", устраивая чиновникам настоящие провокации. Возможно, имя Руппа так бы и осталось никому не известным, но тут американцам предложил свои услуги один из доверенных лиц Маркуса Вольфа — бывший генерал МГБ ГДР Рольф-Петер Дево. За полтора миллиона долларов он продал ЦРУ дискету со списком агентов и их регистрационными номерами. Так в Вашингтоне узнали, что именно один из заместителей начальника Ситуационного центра, задумчивый и скромный педант Райнер Рупп и является тем самым неуловимым суперагентом Штази.  

— Я чувствовал, что кольцо вокруг меня сжимается, — признавался позже сам Рупп. — Но бежать мне было некуда. ГДР и СССР больше не существовали. Горбачёв предал таких агентов, как я. Уверен, что, если бы он договорился с американцами и западными немцами об амнистии агентов Штази, мы бы с товарищами остались на свободе и никто бы нас не трогал. Не лучше был и Ельцин, выдавший Западу тяжелобольного Эриха Хоннекера. Надежды на то, что со мной будут церемониться, не было. Я не мог бросить на произвол судьбы своих стариков-родителей и жену с детьми. Оставалось верить в провидение и ждать. Потому принял арест спокойно.  

*  *  *

У следствия не было ни единого доказательства шпионской деятельности Райнера Руппа, кроме записей в картотеке Штази. Не удалось выбить признание вины и из самого "Топаза": несмотря на изощрённые допросы и долгие месяцы в камере-одиночке, сломить волю разведчика не удалось. 

Тем не менее приговор суда в Дюссельдорфе был предельно жёстким: 12 лет тюремного заключения.  

На 22 месяца тюрьмы осудили и его жену Анну-Кристину, всю её вину Рупп взял на себя, и жену судили только за то, что она знала о шпионской деятельности супруга.  

Сидел Рупп в одиночной камере — более семи лет.

— Как я не сошёл с ума в одиночке? Очень просто: меня поддерживало ощущение собственной правоты. Даже мои враги в обвинительном заключении записали, что я работал на советскую разведку добровольно и бесплатно: за время моей службы в разведке я не получил ни доллара вознаграждения. Кроме того, в приговоре было указано, что главной моей задачей как агента разведки было предотвращение ядерной войны, и я горжусь этим. Да, я всю свою жизнь положил, чтобы не допустить ядерной войны. И, наконец, я гордился третьим пунктом приговора, что я пытался построить и защитить социализм. Да, это так. Я и сегодня уверен, что социализм — наше будущее.  

Человек, осуждённый за предотвращение ядерной войны, — это сильно. Практически готовый кандидат на Нобелевскую премию мира и Европейскую премию Сахарова.  

На свободу Рупп вышел досрочно, в 2001 году, после того как петицию за его освобождение подписало несколько сотен немецких интеллектуалов и писателей.  

Поселился он в Люксембурге вместе с женой (мать его умерла, когда Райнер был в тюрьме).  

В поисках заработка написал книгу о своих подвигах "Секреты Штази", где честно рассказал о своей деятельности — всё равно второй раз судить его уже не имеют права. Позже занялся журналистским трудом, став главным редактором молодёжной газеты "Юнге вельт". Он и сегодня на войне — на идеологическом фронте. Уверен, что рано или поздно, но дело "Топаза" победит. 

Также над публикацией работали:
Ксения Форбендер, дизайнер
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!