Начало кошмара. Хрустальный звон холокоста

Начало кошмара. Хрустальный звон холокоста

Фото: © wikipedia.org

26406

9 ноября во всём мире отмечается Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма. Он приурочен к печальной дате: 9 ноября 1938 года в Германии и Австрии произошли еврейские погромы, вошедшие в историю под названием Хрустальной ночи (из-за огромного количества разбитых стёкол в еврейских магазинах и принадлежавших им домах).

Хрустальная ночь ознаменовала собой этап перехода от тихой законодательной дискриминации еврейского населения Германии к открытым преследованиям и гонениям. Лайф выяснил, что произошло в эту страшную ночь и почему другим странам так и не удалось спасти значительную часть немецких евреев.

Популярное заблуждение заключается в том, что немцы внезапно стали расистами и антисемитами после прихода Гитлера к власти в 1933 году. Это не совсем так. Идеи расового превосходства немцев витали в немецкой атмосфере уже с конца XIX века. Тогда это были поэтические изыскания сумрачных немецких поэтов и мистиков и проходили скорее по разряду маргинальных идей. Одна за другой возникали расовые теории, и не только в Германии. Например, создателем теории об арийской расе был французский аристократ Жозеф де Гобино. Но именно в Германии, где на протяжении веков не было единого государства, которое сложилось только во второй половине XIX века, эти идеи упали на наиболее благодатную почву пангерманизма. Огромный вклад в эту теорию внёс англичанин Хьюстон Чемберлен. Под влиянием своих собственных идей он сделался даже большим немцем, чем сами немцы. Чемберлен женился на дочери композитора Вагнера, переехал в Германию и даже вступил в Немецкую отечественную партию, ставшую предтечей НСДАП.

Книга Чемберлена "Основы XIX века" вышла ещё в 1899 году. В мире она прошла либо незамеченной, либо подверглась насмешкам за сознательную примитивизацию. Всё хорошее, что было в истории человечества, — дело рук арийской расы. А всё плохое — еврейской, которая исторически выступает главным разрушительным фактором в истории. Книгу, выдержанную в идеалах пангерманизма, очень хвалил немецкий кайзер Вильгельм II, поэтому она стала популярной в Германии. И, конечно, будущие идеологи немецкого национал-социализма были с ней знакомы.

Двумя главными факторами, поспособствовавшими превращению маргинальных расовых идей в мейнстрим, стали поражение Германии в Первой мировой войне и Октябрьская революция в России.

Толпы беженцев из России, оказавшиеся в Европе после революции, рассказывали о ней всевозможные ужасы. Тот факт, что среди лидеров большевиков было некоторое количество евреев, для приверженцев расовых идей об арийцах и евреях было подтверждением прочитанного ранее в книгах.

Тогда же зародилась конспирологическая теория об ударе ножом в спину. Это уже чисто немецкое явление, не затронувшее остальные страны. Она сводилась к тому, что Германия побеждала в войне и победила бы, если бы в последний момент социал-демократы (среди которых были и евреи) не предали общество и не начали революцию, завершившуюся крушением германской монархии и окончательным поражением в войне. Постепенно в пропаганде эта идея трансформировалась в легенду об ударе евреями ножом в спину.

Приход к власти Гитлера обозначил начало официальной дискриминации евреев. Гитлер верил и в идеи о противостоянии арийской и еврейской рас, и в разрушительное влияние евреев в Октябрьской революции, и в легенду об ударе ножом в спину. И, вероятно, последняя легенда оказывала на него наибольшее влияние, поскольку Гитлер добровольно ушёл на фронт, провёл в окопах четыре года, и поражение Германии в войне стало для него огромным ударом. Для Гитлера борьба с евреями не была каким-то пропагандистским фантомом, а являлась важной частью взглядов, нашедшей отражение в партийной программе НСДАП.

Сразу же после прихода нацистов к власти начались антиеврейские мероприятия, поначалу ещё относительно мягкие и бескровные. Так, была организована общенациональная акция бойкота еврейских торговцев, в ходе которой самые активные нацисты рисовали на витринах принадлежавших евреям магазинов жёлтые звёзды.

Позднее евреям было запрещено занимать должности государственных чиновников. А в 1935 году вышли Нюрнбергские расовые законы, которые ознаменовали собой новый этап в дискриминации евреев. Они делили евреев на несколько категорий.

Собственно, евреем считался тот, кто из четырёх бабушек и дедушек имел трёх евреев. Эти люди всячески дискриминировались, им не позволяли получать высшее образование, их лишали права голоса и немецкого гражданства, им запрещалось вступать в брак с немцами и т.д. Однако физических преследований пока не было.

Те, кто имел двух еврейских бабушек или дедушек, считались полукровками (мишлингами). Эти случаи рассматривались индивидуально. Если полукровка исповедовал иудаизм или состоял в браке с евреем, он считался евреем, если же он был "носителем арийского духа", то он был ближе к немцам. Они подвергались дискриминации (не могли занимать некоторые руководящие посты), однако не преследовались так, как евреи, и оставались гражданами рейха. Позднее, уже в годы войны, отношение к полукровкам ужесточилось, и их решено было считать евреями, если они не имели каких-то заслуг перед Германией (не воевали, не имели полезной и важной профессии и т.д.).

Те, кто имел только одного еврейского предка из бабушек или дедушек, считались полукровками 2-й степени и практически не дискриминировались, однако сделать хорошую карьеру им было значительно труднее из-за "компромата" в родословной.

Полукровкам разрешалось служить в армии, в связи с чем позднее и возник миф о 150 тысячах евреев в вермахте. На самом деле все они были полукровками.

"Антисемитская пятилетка" (1933—1938 гг.) привела к тому, что почти половина из полумиллионной еврейской диаспоры в Германии покинула страну. Возможно, эмигрировало бы и большее число, если бы имело возможность. Однако в других странах отнюдь не горели желанием принимать у себя еврейских беженцев. Британия, которая тогда управляла Палестиной, серьёзно ограничивала и затрудняла переезд евреев на территории нынешнего Израиля, опасаясь возникновения там очага конфликта с арабами. Попытки международной общественности как-то решить проблему (созыв Эвианской конференции) завершились провалом. Только Доминиканская Республика согласна была принимать беженцев без особых требований. Евреев (в небольших количествах) также были готовы принять далёкие Австралия и Китай.

Остальные страны отказались снять ограничения на миграцию. В некоторых странах было сильно предубеждение, что евреи якобы являются носителями коммунистической идеологии. Но в гораздо большей степени миграцию из Германии тормозили немецкие запреты на вывоз имущества. Евреям при эмиграции запрещалось увозить хоть какое-то имущество, которое фактически принудительно изымалось у них при выезде. Им оставляли только мелочь на карманные расходы. Другие страны были не в восторге от перспективы иметь дело с толпами нищих беженцев. Фактически более-менее успешно эмигрировать из Германии могли только те, кто имел близких родственников в других странах, которые могли помочь им обустроиться.

В 1938 году преследования евреев в рейхе усилились. Немцы начинали готовиться к войне, и руководство страны пришло к выводу, что, несмотря на все жестокие ограничения, которым подвергаются немецкие евреи, половина диаспоры всё ещё не покинула Германию. Давление на евреев внутри страны было усилено, немцы ждали удачного повода для громкой акции.

Весной 1938 года Польша принимает закон, согласно которому лица, более пяти лет живущие за границей, теряют польское гражданство. К этому времени в Германии находилось около 50 тысяч польских граждан еврейской национальности. Вероятно, поляки опасались, что под немецким давлением эти люди вернутся в Польшу, в которой тогда были также сильны антисемитские настроения.

Немцы решили использовать эту ситуацию, чтобы организовать громкую и демонстративную депортацию. Около 20 тысяч польских граждан еврейской национальности были принудительно депортированы из Германии в Польшу (Збоншинское выдворение), при этом всё их имущество было конфисковано и они в буквальном смысле слова остались без средств к существованию. Однако большую часть из них поляки отказались принимать, и они остались в лагерях под открытым небом на нейтральной территории.

Среди прочих насильно депортированных и ограбленных семей была семья Гриншпан, которая уже три десятилетия жила в Германии к тому моменту. Семья оказалась без средств к существованию, лишившись всего накопленного за долгие годы. Их сын Гершель в это время находился в Париже. В Германии он не мог ни устроиться на работу, ни получить образование, поэтому перебрался в Бельгию, где пытался получить визу в Палестину, но не смог. Тогда он перебрался во Францию. Оттуда его пытались депортировать, отказав в получении вида на жительство. Одновременно немцы отказались принимать Гершеля у себя, а его семья была депортирована в Польшу и также осталась без средств к существованию.

Гриншпан решил отомстить немцам за сломанную жизнь и, купив пистолет, 7 ноября 1938 года пришёл в немецкое посольство, где застрелил одного из немецких дипломатических работников. Немцы решили воспользоваться ситуацией для оказания ещё большего давления на евреев. Убийство евреем немецкого дипработника несколько дней не сходило с заголовков всех немецких газет.

В ночь с 9 на 10 ноября начались погромы в еврейских магазинах и синагогах. В исторической литературе существуют разные мнения по вопросу о том, кто непосредственно ответственен за акцию.

Одни авторы считают, что приказ о проведении Хрустальной ночи отдал лично Гитлер, другие утверждают, что для самого Гитлера эти события стали большой неожиданностью.

Например, личный адъютант Гитлера фон Белов позднее писал в мемуарах: "Гитлер приказал принять все меры против поджигателей и мародёров, чтобы прекратить это безумие. Чем больше раздавалось звонков о разрушениях еврейских торговых заведений и синагог также из других городов, тем сильнее возбуждался он и приходил в ярость". Однако многие исследователи полагают, что Гитлер лишь разыгрывал возмущение и удивление, а на самом деле был прекрасно осведомлён.

Так или иначе, несомненны две вещи. Во-первых, погромы были именно организованы. Ещё можно поверить в версию о стихийных волнениях накрученных пропагандой немцев, если бы события происходили в одном-двух городах. Но они происходили повсюду, организованно и одновременно. Совершенно очевидно, что это нельзя объяснить разгулом стихии. Во-вторых, организовать такие беспорядки без санкции сверху было просто невозможно. Очевидно, что кто-то из высшего нацистского руководства отдал прямой приказ устроить погромы. В качестве организаторов наиболее часто называют фамилии Гейдриха и Гиммлера.

Первые ещё стихийные погромы произошли 8 ноября, когда в нескольких городах попытались поджечь синагоги. Но главная волна прошла в ночь с 9 на 10 ноября. 9 ноября был важным днём в рейхе. В этот день традиционно отмечалась годовщина неудавшегося "Пивного путча" со множеством массовых мероприятий.

Значительная часть погромщиков относилась к официальным государственным структурам типа СС, но все были одеты в штатское, так как было нежелательно, чтобы кто-то заподозрил причастность государства к этой акции. Всё должно было выглядеть как стихийный народный протест.

Главной целью нападавших были синагоги. Они врывались в здания и крушили всё внутреннее убранство, после чего здание поджигалось. Из всех крупных синагог уцелела лишь одна — главная берлинская синагога на Ораниенбургер-штрассе. Начальник полиции местного района Крютцфельд не позволил поджечь здание, поскольку оно было памятником архитектуры. Кроме того, огонь мог перекинуться на соседние здания, поэтому полицейские по его приказу разогнали погромщиков.

Второй целью погромщиков были немногочисленные магазины, которые ещё принадлежали евреям. Все витрины этих магазинов были разбиты. Кроме того, совершались избиения тех евреев, которые пытались помешать погромам. По меньшей мере 91 человек погиб в Хрустальную ночь. В некоторых источниках указывается большее число погибших вплоть до нескольких сотен. Десятки тысяч еврейских мужчин были заключены в концентрационные лагеря. Впрочем, на этот раз их отпустили в течение следующих трёх месяцев.

Нацисты также решили воспользоваться ситуацией для окончательной "ариизации" экономики. Евреи обязаны были выплатить коллективный штраф за убийство сотрудника немецкого посольства, заключавшийся в принудительном отчуждении 1/5 части всего имущества, которым пока ещё владели немецкие евреи. Кроме того, устранение последствий погрома также было возложено на евреев, которые должны были оплатить работу по восстановлению разрушений.

Многие немцы в этот день стали свидетелями погромов. Некоторые горячо одобряли их и пытались принять в них участие. Другая часть немцев осуждала эти бессмысленные варварские разрушения. Большинство свидетелей погромов приняли их со сдержанным неодобрением. В том числе и по этой причине в нацистской прессе старались преуменьшить разрушения в ходе погромов и вообще старались о них лишний раз не упоминать, во всяком случае, на общегосударственном, а не местном уровне.

В то время Германия ещё не была закрытой страной. В ней находилось немало корреспондентов заграничных изданий. На следующий день все мировые издания вышли с многочисленными фотографиями и свидетельствами погромов в Германии. Мировое общественное мнение резко отрицательно отнеслось к произошедшим событиям. Хотя нацисты никогда не скрывали своего антисемитизма, раньше они старались заботиться о своём имидже. Например, перед берлинской Олимпиадой 1936 года, чтобы отбиться от обвинений в антисемитизме, немцы демонстративно включили в состав своей олимпийской сборной нескольких спортсменов с еврейскими корнями. Хрустальная ночь очень сильно повредила их имиджу (Америка отозвала своего посла) и заставила политиков из других стран более серьёзно подойти к вопросу о дискриминации и преследованиях евреев в Германии.

Под влиянием Хрустальной ночи англичане приняли программу "Киндертранспорт", которая позволила принимать в Британии еврейских детей. Хотя программа была рассчитана только на несовершеннолетних и действовала меньше года, она позволила спасти около 10—15 тысяч человек.

Также предпринимались попытки договориться с нацистами — план Рабли — Шахта — Вольтата, который был попыткой договориться с немцами по поводу организованной еврейской эмиграции. Немцы хотели получить чуть более миллиарда долларов на организацию нормальной эмиграции евреев (с пособиями, покрытием издержек на дорогу, поддержкой строительства жилья для мигрантов, медицинской помощью и т.д.). Но в итоге сторонам так и не удалось прийти к консенсусу. Немцы стремились форсировать переселение, а англичане и американцы, чьи страны должны были принять переселенцев, не слишком спешили. Стороны не смогли распределить обязанности и договориться, а начавшаяся вскоре война сорвала эти планы.

Тем не менее нельзя сказать, что все остальные страны сидели без дела. Больше половины немецких и австрийских евреев эмигрировали из страны к началу Второй мировой войны. При этом наибольший отток эмигрантов был зафиксирован в 1939 году как раз после Хрустальной ночи.

Значительная часть беглецов всё равно не смогли спастись, поскольку эмигрировали в соседние с Германией Францию, Бельгию и Голландию, которые вскоре были оккупированы Германией. Эмиграция значительно затруднилась после начала войны, когда немцы захватили Польшу, в которой жила одна из крупнейших в мире еврейских диаспор.

В конце 1941 года, когда стала очевидна неудача немецкого блицкрига в войне с Советским Союзом, нацисты окончательно отошли от практики выдавливания евреев за пределы рейха и изменили план. Теперь они, наоборот, свозили евреев из всех оккупированных территорий в концентрационные лагеря, чтобы пользоваться их бесплатным трудом, а немощных и больных было решено уничтожать.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×