Бросок к Индийскому океану. Как Гитлер пытался втянуть СССР в войну с Британией

Бросок к Индийскому океану. Как Гитлер пытался втянуть СССР в войну с Британией

Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости/Федор Кислов © Everett Collection/EAST NEWS © flickr.com/Internet Archive Book Images

3108

Ровно 76 лет назад завершился визит в Берлин народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова, в ходе которого вожди Третьего рейха предприняли неудачную попытку вовлечь СССР в военно-политический союз с целью раздела мира.

Об этом визите, в отличие от поездки Риббентропа в Москву в августе 1939 года, широкой публике известно куда меньше, хотя последствия встречи Молотова с Риббентропом в Берлине в ноябре 1940-го могли оказать на мировую историю гораздо более масштабное воздействие.

Решающая беседа глав внешнеполитических ведомств сверхдержав прошла вечером 13 ноября в бункере Министерства иностранных дел Великогерманского рейха (такое название гитлеровское государство официально приняло после победного блицкрига в Западной Европе и Скандинавии весной — летом 1940 года).

Валентин Бережков, являвшийся переводчиком Молотова, позже вспоминал:

"Риббентроп... заявил, что в соответствии с пожеланием фюрера было бы целесообразно подвести итоги переговоров и договориться о чём-то в принципе. Затем он вынул из нагрудного кармана своего серо-зелёного кителя сложенную в четверть листа бумажку и, медленно развернув её, сказал:

— Здесь набросаны некоторые предложения германского правительства...

Держа листок перед собой, Риббентроп зачитал эти предложения. Это были проекты договора о присоединении Советского Союза к пакту Берлин — Рим — Токио и секретного протокола о разделе сфер влияния.

Предлагаемое соглашение (не подписанное СССР) после разгрома нацистов было опубликовано. Уже в первом параграфе содержалось основное, чего фюрер пытался добиться от Сталина: "Советский Союз заявляет, что он одобряет цели держав Тройственного пакта и, со своей стороны, согласен следовать той же политической линии, что и державы Тройственного пакта". Ради этого были сформулированы предложения, изложенные в приложении к договору.

"Секретный протокол № 1

В связи с подписанием сегодня соглашения, заключённого между ними, представители Германии, Италии, Японии и Советского Союза заявляют следующее:

1) Германия заявляет, что без учёта тех территориальных изменений, которые произойдут в Европе после заключения мира, её основные территориальные интересы лежат в Центральной Африке;

2) Италия заявляет, что без учёта тех территориальных изменений, которые произойдут в Европе после заключения мира, её основные территориальные интересы лежат в Северной и Северо-Восточной Африке;

3) Япония заявляет, что её основные территориальные интересы лежат в районе Восточной Азии, к югу от Японской империи;

4) Советский Союз заявляет, что его основные территориальные интересы лежат к югу от территории Советского Союза в направлении Индийского океана.

Четыре державы заявляют, что, сохраняя за собой право регулировать отдельные несущественные вопросы, они будут взаимно уважать территориальные интересы друг друга и не станут создавать препятствия для их осуществления".

Желание Германии вернуть себе потерянные после Первой мировой колонии в Экваториальной Африке (Камерун в Западной Африке и Германскую Восточную Африку, включавшие территории современных Танзании, Руанды и Бурунди) было понятно, как и желание фашистской Италии добавить к своим владениям вслед за Сомали (1889 г.), Ливией (1911—1912 гг.), Эфиопией (1935—1936 гг.), Британским Сомали (1940 г.) и западной частью Египта (1940 г.) новые земли, ряд которых ранее принадлежал Римской империи, наследником которой себя провозгласил Муссолини.

На тот момент ещё никто не мог знать, что итальянцы, перешедшие границу Египта и готовившиеся к захвату Каира и Суэцкого канала, уже 9 декабря 1940 года будут опрокинуты английским контрнаступлением и будут панически отступать в Ливию, для спасения которой в феврале 1941 года Гитлер будет вынужден направить в Триполи Африканский корпус Роммеля. Но ожидать удара от стойко державшихся англичан вполне можно было, и нужно было отвлечь их силы.

— Встаёт вопрос: почему англичане, несмотря на своё безнадёжное в военном отношении положение, всё ещё держатся? По его мнению, это связано с надеждой Великобритании на Америку и Россию, — заявил Гитлер 4 октября 1940 года в ходе встречи с Муссолини. — Фюрер высказался за то, что было бы полезно направить русских в сторону Индии (принадлежавшей тогда англичанам. — Прим. Лайфа) или хотя бы Индийского океана, но добавил, что он сомневается, удастся ли действительно побудить русских совершить в этом направлении активные действия.

По планам союзников, Красная армия должна была бы отправиться в горы Афганистана (где уже давно, между прочим, работала, нагнетая национализм и исламский фундаментализм среди местных племён и подталкивая их к борьбе с британскими войсками в Индии, немецкая разведка, сумевшая в 1941 году переправить туда и крупные партии оружия, и группы немецких диверсантов), так как Иран с его нефтью Гитлер и Муссолини уже усиленно делили между собой.

5 апреля 1940 года газета "Нойес винер тагеблатт" опубликовала статью, в которой в проиранском духе излагалась борьба Ирана за ликвидацию английского засилья, за изгнание АИНК (Англо-иранской нефтяной компании. — Прим. Лайфа). Интерес Германии к иранской нефти ещё более увеличился после капитуляции Франции. 27 июля 1940 года другая известная германская газета, "Дойче альгемайне цайтунг", писала: "Нефтяные богатства Ирана и Ирака ввиду военного значения нефти вызывают большой интерес к этим территориям". Пишет в исследовании "Политика нацистской Германии в Иране" (2006) историк Александр Оришев: "Права на иранскую нефть заявляла и фашистская Италия". 19 мая 1940 года Э. Эттель (немецкий посол в Иране, до этого руководивший немецкой нацистской организацией в стране. — Прим. Лайфа) в своём донесении в Берлин отмечал: "Иранская нефть — старая цель фашистской Италии. Это государство стремится получить решающий контроль над иранской нефтью. Поскольку Великий германский рейх тоже сильно заинтересован в иранской нефти, необходимо, чтобы две союзные державы пришли к соглашению о своём отношении к этому вопросу. Германия должна взять на себя руководство в решении всех вопросов, которые важны для нового порядка на Ближнем и Среднем Востоке".

Советское руководство отлично понимало все эти нюансы. Как писал 17 ноября 1940 года Молотов советскому полпреду в Великобритании Майскому, "немцы и японцы, как видно, очень хотели бы толкнуть нас в сторону Персидского залива и Индии", но советское руководство считает "такие советы со стороны Германии неуместными".

Зная все изложенные выше обстоятельства и не желая провоцировать Берлин прямым отказом, нарком 25 ноября не без издёвки сделал встречное предложение, выдвинув условием присоединения СССР к Тройственному союзу то, что "центром тяжести аспирации (расширения влияния. — Прим. Лайфа) СССР будет признан район к югу от Батуми и Баку в общем направлении к Персидскому заливу".

В Берлине прогнозируемо отказались, тем самым СССР избежал участия в пакте агрессоров и войны с Британией, в которую его умело втягивали из Берлина и Рима.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!