Адмирал Колчак: спаситель России или диктатор?

Адмирал Колчак: спаситель России или диктатор?

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости// © Wikimedia Commons// © © Flickr/Raïssa

15119

18 ноября 1918 года в Омске группа казаков арестовала министров-эсеров Всероссийского Временного правительства, несколько месяцев назад поднявшего восстание против советской власти. После этого вице-адмирал Александр Колчак, бывший военным и морским министром этого правительства, был провозглашён Верховным правителем России. Власть Колчака распространялась на огромные территории, многократно большие, чем в европейской части России, где власть была у большевиков. Однако эти бескрайние просторы были слабо заселены, а их промышленность и инфраструктура не были настолько же развитыми, как в западных и центральных регионах.

Более года Колчак оставался Верховным правителем, признанным в этой роли большинством лидеров Белого движения. Однако неудачный исход военного противостояния с большевиками, интриги и беспорядок в тылу предрешили судьбу Колчака. Тем не менее он навеки вошёл в историю как одна из самых значимых политических и военных фигур периода Гражданской войны. Каким был адмирал Колчак, чья личность и через сто лет после смерти вызывает восхищение у одних и негодование у других.

Полярный исследователь

Вряд ли кто-то мог предположить, что едва заступивший на службу молодой вахтенный офицер Александр Колчак уже через несколько лет станет знаменитым полярным исследователем. На рубеже ХIХ—ХХ веков между ведущими мировыми державами началась гонка за Северный и Южный полюс. Все страны снаряжали свои экспедиции как с целью славы (первыми добраться до полюса), так и с научными целями. Молодой Колчак не на шутку увлёкся гидрологией и, конечно, мечтал оказаться в одной из полярных экспедиций.

Узнав о походе ледокола "Ермак" в Северный Ледовитый океан, он тотчас обратился с рапортом о его зачислении в команду. Однако Колчак опоздал: команда уже была укомплектована и места ему не досталось.

Тем не менее ему удалось познакомиться с бароном Толлем, который планировал экспедицию по Северному морскому пути в поисках легендарной Земли Санникова. Популяризовал эту землю купец по фамилии Санников ещё за сто лет до этого. Купец хорошо знал северные края, видел горы на севере и был убеждён, что там есть непокрытая снегом земля с нормальным климатом. В пользу утверждений Санникова говорили и некоторые косвенные факты: северные птицы каждую весну улетали ещё дальше на север, а осенью возвращались. Это заставляло задуматься, ведь птицы не могут жить в вечной мерзлоте и если они улетают на север выводить потомство, значит, там есть пригодная для этого земля.

Барон Толль был искренне убеждён в существовании этой земли и ему удалось организовать экспедицию. Колчак завербовался в группу как специалист по гидрологии и занимался в экспедиции исследованиями по этому направлению.

Экспедиция продлилась два года. Исследователи составили тщательную карту северных берегов России, исследовали Таймыр и остров Беннета, открыли несколько маленьких островов, один из которых был назван в честь Колчака, но главную задачу так и не решили — земля Санникова не была найдена. Кроме того, руководитель экспедиции барон Толль вместе с несколькими спутниками погибли. Они отправились на остров Беннета, а шхуна "Заря", на которой остался и Колчак, должна была ждать их до определённого момента. Толль выдал морякам строгие инструкции: покинуть место стоянки, когда уголь будет на исходе, даже если сам Толль к тому моменту не вернётся.

Лейтенант А.В. Колчак (3-й слева) со спутниками отправляется на о-в Бельковский во время 2-й зимовки "Зари". Фото: © Wikimedia Commons

В результате шхуна ушла, не дождавшись Толля. Все попытки моряков подойти к острову Беннета завершились неудачей из-за слишком сильных льдов, пешком дойти до острова также не было возможности.

Тем не менее после возвращения домой Колчак сразу же организовал поисковую экспедицию, ради которой он даже отложил собственную свадьбу. Экспедиция, руководителем которой он стал, была невероятно рискованной, поскольку предполагалось добираться до острова на шлюпках. Все считали эту экспедицию безумством, обречённым на гибель. Невероятно, но им удалось завершить её без потерь. Однажды сам Колчак провалился в ледяную воду, но его уже в бессознательном состоянии вытащил Бегичев. После этого случая Колчак до конца жизни страдал ревматизмом.

А.В. Колчак в кают-компании "Зари". Фото: © Wikimedia Commons

Экспедиция обнаружила дневники и записки Толля, места их стоянок, но саму группу, несмотря на интенсивные поиски, так и не удалось найти. Колчак вернулся домой знаменитостью, Русское географическое общество наградило его своей высшей наградой — Константиновской медалью.

Спустя почти десятилетие Колчак вновь отправился на север. Он был разработчиком гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Сам Колчак командовал одним из ледокольных пароходов, задействованных в экспедиции.

Эта экспедиция совершила одно из последних значимых географических открытий в истории, обнаружив Землю Николая II (ныне — Северная Земля). Правда, сам Колчак к моменту открытия уже был отозван в Морской генеральный штаб.

Военная служба

В первую очередь Колчак был военным человеком, а полярные исследования были скорее хобби. На флоте он считался специалистом по минному делу. Участвовал в Русско-японской войне, занимаясь минированием вод. На установленных им минах подорвался один из японских крейсеров.

С началом Первой мировой войны Колчак служил в штабе, но затем перевёлся в минную дивизию, которую возглавил. Разрабатывал операции по минированию. Серьёзные сражения на Балтийском море в ходе войны были редкостью. В 1916 году Колчака ждал приятный сюрприз. Сначала он повышается до контр-адмирала, а затем через несколько месяцев до вице-адмирала и назначается командующим Черноморским флотом.

Это назначение стало неожиданностью для всех, включая Колчака. При всех его несомненных талантах, ему ещё не доводилось командовать даже линкором, не говоря уже о столь крупных соединениях.

В качестве командующего флотом Колчаку предстояло осуществить невероятно дерзкую операцию по захвату Константинополя путём высадки морского десанта. Война с турками складывалась успешно, русские войска продвигались с Кавказа в западном направлении и имели большие успехи, особенно по меркам позиционной войны на западе.

План заключался в создании специальной Черноморской морской дивизии, в которую сводили георгиевских кавалеров и других опытных солдат, отличившихся на поле боя. Эта дивизия, на спецподготовку которой тратились огромные усилия, должна была высадиться на берегу и создать плацдарм для последующей высадки войск. После чего одним ударом планировалось овладеть Константинополем и вывести Османскую империю из войны.

Эта дерзкая и амбициозная операция должна была начаться весной 1917 года, однако произошедшая чуть раньше Февральская революция сорвала планы и операция так никогда и не была реализована.

Политические взгляды

Как и у подавляющего большинства дореволюционных офицеров, у Колчака не было сформировавшихся политических взглядов. Дореволюционная армия, в отличие от советской, не подвергалась массированной политической обработке, и политизированных офицеров, имевших чёткие взгляды, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Более-менее можно выяснить политические позицию Колчака из допросов накануне расстрела: при монархии он был монархистом, при республике — республиканцем. Никакой политической программы, которая вызывала бы у него симпатию, не было. Да и не мыслили те офицеры подобными категориями.

Колчак поддержал февральский переворот, хотя его активным участником не был. Он сохранил свою должность командующего флотом, однако в считаные месяцы после революции армия и флот начали распадаться, Колчаку всё труднее было удерживать своих моряков в повиновении, и в конце концов летом 1917 года он покинул флот.

К тому времени центристы и правые уже начали подготавливать общественную мысль к необходимости сильной военной власти ради спасения страны. Особенно часто пресса писала об этом летом 1917-го, когда Временное правительство значительно полевело, а хаос и беспорядок в стране только усиливался. Колчак был одним из двух кандидатов "от общественности" на роль диктатора, наряду с главнокомандующим армией Лавром Корниловым. Колчак был известен, имел незапятнанную репутацию, но на этом все его достоинства заканчивались, поскольку военной силы, в отличие от Корнилова, он не имел. Вся его популярность ограничилась тем, что кадеты выдвинули его своим кандидатом на будущих выборах в Учредительное собрание.

Тем не менее Керенский, опасавшийся военного переворота, под надуманным предлогом отослал Колчака в США на несколько месяцев. Осенью Колчак отправился домой, но, пока он возвращался, в России произошла новая революция. Служить большевикам, которые собирались заключить "похабный" (по их же собственному определению) мир с немцами, Колчак не захотел и написал прошение о зачислении в британский флот для продолжения войны.

Восхождение к власти

Однако пока он добирался до места службы (в Месопотамии), обстоятельства изменились. В России на юге и востоке стали возникать антибольшевистские движения, и англичане настоятельно порекомендовали Колчаку ехать не на фронт, а в Манчжурию. Там находилась большая русская колония, обслуживавшая стратегически важную КВЖД, а кроме того, не было власти большевиков, что могло сделать её одним из центров объединения антибольшевистских сил. Колчак, имевший хорошую репутацию, должен был стать одним из центров притяжения противников красных. После смерти генералов Алексеева и Корнилова Колчак стал главным кандидатом в военные диктаторы и спасители России.

Пока Колчак находился в Азии, в Поволжье и Сибири произошли антисоветские восстания. В Поволжье — силами эсеров. В Сибири восстал чехословацкий легион. И там и там появились белые правительства, правда, скорее их можно назвать розовыми, поскольку основной движущей силой и в поволжском Комуче, и сибирском Временном правительстве играли эсеры, которые по своим взглядам были левыми, но чуть умереннее большевиков.

В сентябре 1918 года оба правительства объединились в Директорию, которая стала объединением всех антибольшевистских сил: от левых меньшевиков и эсеров до правых кадетов и едва ли не монархистов. Однако коалиция со столь сложным составом испытывала понятные проблемы: левые не доверяли правым, правые — левым. В этой обстановке в Омск, где находилась столица Директории, прибыл Колчак, ставший военным и морским министром правительства.

После ряда военных неудач коалиция окончательно распалась и перешла к открытой вражде. Левые сделали попытку создания своих вооружённых отрядов, что правые оценили как попытку переворота. В ночь на 18 ноября 1918 года группой казаков были арестованы все левые министры Директории. По результатам тайного голосования оставшихся министров учреждалась новая должность – Верховного правителя России, которая была передана Колчаку, по такому случаю повышенному из вице-адмиралов в адмиралы.

Верховный правитель

Поначалу Колчаку сопутствовал успех. Учреждение единоличной власти вместо раздираемой противоречиями коалиции благоприятно сказалось на положении в Сибири. Была укреплена армия, ставшая более организованной. Были предприняты кое-какие экономические меры для стабилизации экономической ситуации (в частности, внедрение прожиточных минимумов в Сибири). В армии были восстановлены дореволюционные награды и уставы.

Фото: © Wikimedia Commons

Весеннее наступление Колчака позволило занять обширные территории, русская армия Колчака остановилась на подступах к Казани. Успехи Колчака воодушевили остальных белых командиров, действовавших в других регионах. Значительная их часть присягнула Колчаку и признала его Верховным правителем.

В руках адмирала оказался золотой запас, который тратился только на закупку обмундирования и вооружения для армии. Помощь иностранных союзников Колчаку на самом деле чрезвычайно преувеличена военной пропагандой большевиков. В действительности, никакой помощи он толком и не получал, за исключением изредка осуществлявшихся поставок вооружения за золото. Союзники даже не признали государство Колчака, единственной страной, сделавшей это, было Королевство сербов, хорватов и словенцев.

Более того, отношения с союзниками были чрезвычайно натянутыми, а порой и откровенно враждебными. Так, глава французской военной миссии Жанен откровенно презирал и русских вообще, и Колчака в частности, о чём откровенно поведал в своих мемуарах. Главной своей задачей Жанен видел помощь чехословакам, которые, по его мнению, должны были как можно скорее покинуть Россию.

Чуть лучше было отношение британцев, которые, впрочем, зорко следили за тем, кто сильнее, чтобы ориентироваться на него. На рубеже 1918—1919 годов Колчак выглядел перспективной фигурой, однако к середине 1919 года стало очевидно, что побеждают большевики и всякая, даже чисто номинальная, поддержка белым прекратилась, а британское правительство переориентировалось на установление торговых отношений с красными.

Поражение

Первоначальные успехи Колчака были связаны с тем, что основным фронтом в момент его наступления был южный, где большевики сражались с Деникиным. Однако выступление Колчака создало для них угрозу ещё и с востока. В начале 1919 года они значительно укрепили восточный фронт, добившись значительного численного превосходства. Колчак изначально контролировал огромные, но слабозаселённые территории со слабо развитыми транспортными коммуникациями. Даже с учётом мобилизаций он при всём желании не мог набрать армию, которая хотя бы менее чем в два раза численно уступала большевикам, контролировавшим наиболее густозаселённые районы страны. Кроме того, в европейской части России значительно лучше были развиты транспортные коммуникации, что позволяло большевикам легко и в кратчайшие сроки перебрасывать огромные резервы для укрепления того или иного фронта.

Ещё одним важным фактором, внёсшим вклад в итоговое поражение Колчака, стали чехи. В конце 1918 года завершилась Первая мировая война, Чехословакия получила независимость от Австро-Венгрии и чехословацкий легион, бывший весьма значительной в военном отношении силой, поспешил домой. Чехи больше и думать не хотели ни о чём другом, кроме возвращения домой. Многочисленные эшелоны бегущих чехов полностью парализовали главную транспортную артерию Сибири — Транссибирскую магистраль и внесли хаос и дезорганизацию в тыл армии Колчака, начавшей стратегическое отступление после наступления значительно превосходивших сил красных.

Фактически чехи просто сломали Колчаку всю организацию. Его отношения с чехами и раньше были не идеальными, теперь же дело дошло до открытой вражды. Начались мелкие стычки белых и чехов, стороны грозились друг другу арестами и т.д. Англичане устранились, передав все дела французской миссии под командованием Жанена, который стал командующим всеми союзными силами в России. Главной задачей считал он всестороннюю поддержку "благородным чехам" в бегстве из России (во всяком случае, так он объяснял свои поступки в мемуарах).

В конце концов дело дошло до переворота. Колчак, которому собственное дело борьбы с большевиками было куда важнее мечтаний чехов поскорее оказаться дома, пытался командными методами хоть как-то противостоять транспортному коллапсу, созданному чехами. Они, по согласованию с Жаненом, в один день совершили тихий переворот, посадив адмирала под конвой и завладев золотым запасом.

Чехи и французская миссия заключили с большевиками союз. В Иркутске полагалось передать Политцентру (эсеровская организация) Колчака, после чего уже никто не мешал бы чехам спокойно уйти из России по Транссибу.

В январе 1920 года Колчак был передан Политцентру в Иркутске. В это время недалеко от города находился отряд Скипетрова, который планировал напасть на Иркутск и подавить восстание Политцентра, однако чехи к тому времени уже перешли на сторону красных, отряд Скипетрова был разоружён и взят в плен. Кроме того, Жанен объявил, что любой, кто попытается подавить восстание Политцентра и захватить Иркутск, будет иметь дело с союзниками.

Адмирала несколько дней допрашивали, после чего расстреляли без суда, по постановлению военно-революционного комитета.

Кем был Колчак?

Военная пропаганда большевиков рисовала Колчака марионеткой союзников, но это, разумеется, не так. Будь он марионеткой, его судьба сложилась бы значительно благополучнее. Его бы спокойно вывезли с чехами, выделили бы домик в Корнуолле, где он писал бы мемуары о лихом прошлом. Однако Колчак пытался настаивать на своих правах, позволял себе орать на союзников, спорить с ними и вообще был крайне несговорчив (из-за чего его правительство так и не получило официального международного признания). Интервенцию он считал глубоко оскорбительной: "Меня это оскорбляло. Я не мог относиться к этому доброжелательно. Сама цель и характер интервенции носила глубоко оскорбительный характер: это не было помощью России, всё это выставлялось как помощь чехам, их благополучному возвращению, и в связи с этим всё получало глубоко оскорбительный и глубоко тяжёлый характер для русских".

Был ли Колчак кровавым диктатором? Диктатором, несомненно, был и никогда этого не отрицал. Его правление — единственный в российской истории случай установления военной диктатуры.

Был ли Колчак кровавым? Несомненно, что при нём проводились репрессии против большевиков (правда, чаще всего они заканчивались арестами), но также несомненно, что он отнюдь не самый кровавый деятель Гражданской войны. И у красных, и у белых находились фигуры куда более жестокие и кровавые. К слову, сам Колчак в быту вообще был человеком довольно впечатлительным и даже сентиментальным. Возможно, поэтому в перестроечное время Колчаку даже приписывалось авторство знаменитого романса "Гори, гори, моя звезда", но это не более чем популярный миф. Песня была написана ещё до рождения адмирала.

Также следует учитывать, что в Сибири в то время действовали отряды всевозможных автономных и никому не подчинявшихся батек-атаманов типа Калмыкова. Они грабили кого хотели, сами себе были властью, подчинялись только атаманам, а те, в свою очередь, плевать хотели на Колчака и его приказы. Несмотря на то что чаще всего они действовали сами по себе, формально они относились к белым, так как воевали против красных, а все их злодеяния в рамках пропагандистской войны записывались на всех белых вообще и Колчака в частности.

Что касается "поротой Сибири", то это не более чем военная пропаганда времён Гражданской войны. На допросе перед расстрелом его спрашивали лишь об одном подобном инциденте (вероятно, другие допрашивавшим не были известны) — о порках при подавлении восстания в селе Куломзино. Однако Колчак упорно отрицал, что когда-либо отдавал подобные приказы, поскольку является убеждённым противником телесных наказаний. Особого резона врать накануне смерти у адмирала не было, что в предисловии к опубликованным протоколам допроса сообщали и сами допрашивавшие его члены военно-революционного комитета, сошедшиеся во мнении, что показания Колчака правдивы. Если нечто подобное и случалось, то, вероятнее всего, это было следствием самоуправства на местах, которого было практически невозможно избежать в условиях подобной войны.

Колчак был типичным продуктом своего времени, то есть Гражданской войны. И все претензии, которые ему можно предъявить, аналогичным образом можно адресовать и всем остальным участникам этой войны, и это будет справедливо.

Колчак преследовал своих политических противников? Но тем же самым занимались и все остальные силы: от зелёных до красных. Колчак сотрудничал с иностранцами? Но и все остальные занимались тем же самым. Ленин приехал в пломбированном вагоне при содействии германского правительства и на все вопросы спокойно отвечал, что он не знает, почему немцы ему помогали и его это даже не интересует, ему интересна только его политическая программа. Колчак, чисто теоретически, вполне мог ответить примерно так же.

На стороне Колчака воевали белочехи? Это правда. Но и у большевиков в Красной армии было около 200 тысяч немцев, венгров и австрийцев, попавших в плен в годы Первой мировой войны и выпущенных из лагерей военнопленных в обмен на согласие воевать в РККА.

У Колчака не было продуманной политической и экономической программы? Но её не было ни у кого, даже у большевиков. Ленин за несколько дней до революции вспомнил, что у партии "вместо экономической программы — пустое место", и, взяв власть, большевикам пришлось импровизировать на ходу.

Колчак проиграл свою главную войну и принял поражение с достоинством. Допрашивавшие его члены иркутского ВРК даже прониклись к адмиралу некоторым уважением, о чём и сообщили в предисловии к опубликованным материалам допросов. Колчак не был чудовищем, но не был и святым. Его нельзя назвать гением, но и не назовёшь посредственностью или бездарностью. Он не рвался к власти, но смог легко её получить, однако ему не хватило политического опыта и политической наглости, чтобы её не потерять.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!