Принимай нас, Суоми-красавица. Как мы финнов "били"

Принимай нас, Суоми-красавица. Как мы финнов "били"

Коллаж © L!FE. Фото: © wikimedia.org, © wikimedia.org

21533
Зачем СССР потребовалась война с Финляндией и с чем были связаны неудачи первых месяцев конфликта.

30 ноября 1939 года началась советско-финская война. Этому военному конфликту предшествовали долгие переговоры по поводу обмена территориями, которые в конечном счёте завершились неудачей. В СССР и России эта война по понятным причинам остаётся в тени последовавшей вскоре войны с Германией, а вот в Финляндии до сих пор является эквивалентом нашей Великой Отечественной.

Хотя война и остаётся полузабытой, про неё не снимают героических фильмов, книги о ней сравнительно редки и она слабо отражена в искусстве (за исключением известной песни "Принимай нас, Суоми-красавица"), всё ещё идут споры о причинах этого конфликта. На что рассчитывал Сталин, начиная эту войну? Хотел ли он советизировать Финляндию или даже включить её в состав СССР отдельной союзной республикой, или же главными его целями были Карельский перешеек и безопасность Ленинграда? Можно ли считать войну удачной или, учитывая соотношение сторон и масштаб потерь, провальной? 

Во второй половине 30-х годов в предвоенной Европе шли необычайно активные дипломатические переговоры. Все крупные государства лихорадочно искали себе союзников, чувствуя приближение новой войны. Не оставался в стороне и СССР, который вынужден был договариваться с капиталистами, которые в марксистской догме считались главными врагами. Кроме того, к активным действиям подталкивали события в Германии, где к власти пришли нацисты, важной частью идеологии которых был антикоммунизм. Ситуация осложнялась ещё и тем, что Германия была главным советским торговым партнёром с начала 20-х годов, когда и побеждённая Германия, и СССР оказались в международной изоляции, что сблизило их.

В 1935 году СССР и Франция подписали договор о взаимопомощи, явно направленный против Германии. Он планировался как часть более глобального восточного пакта, согласно которому все восточноевропейские страны, включая Германию, должны были войти в единую систему коллективной безопасности, что зафиксировало бы сложившийся статус-кво и сделало агрессию против кого-либо из участников невозможной. Однако немцы не желали связывать себе руки, поляки также не согласились, поэтому пакт остался только на бумаге.

В 1939 году, незадолго до окончания срока действия франко-советского договора, начались новые переговоры, к которым присоединилась и Британия. Переговоры шли на фоне агрессивных действий Германии, которая уже забрала себе часть Чехословакии, присоединила Австрию и, видимо, не планировала останавливаться на достигнутом. Англичане и французы планировали заключить с СССР союзный договор для сдерживания Гитлера. Одновременно и немцы стали заводить контакты с предложением остаться в стороне от будущей войны. Сталин, вероятно, ощущал себя невестой на выданье, когда к нему выстроилась целая очередь "женихов".

Сталин не доверял никому из потенциальных союзников, однако англичане и французы хотели, чтобы СССР воевал на их стороне, что вызывало у Сталина опасения, что воевать в итоге будет главным образом только СССР, а немцы обещали целый ворох подарков только за то, чтобы СССР остался в стороне, что гораздо более отвечало устремлениям самого Сталина (пусть проклятые капиталисты воюют друг с другом).

Кроме того, переговоры с Англией и Францией зашли в тупик из-за несогласия поляков пропускать советские войска через свою территорию в случае войны (что было неминуемым в условиях европейской войны). В конце концов СССР решил остаться в стороне от войны, заключив с немцами договор о ненападении.

На фоне всех этих дипломатических манёвров начались долгие переговоры с финнами. В 1938 году СССР предложил финнам позволить ему разместить военную базу на острове Гогланд. Советская сторона опасалась возможности удара немцев со стороны Финляндии и предлагала финнам договор о взаимопомощи, а также давала гарантии, что СССР вступится за Финляндию в случае агрессии со стороны немцев.

Однако финны на тот момент придерживались строгого нейтралитета (по действовавшим законам запрещалось присоединяться к каким-либо союзам и размещать военные базы на своей территории) и опасались, что такие договорённости втянут их в неприятную историю или, чего доброго, доведут до войны. Хотя СССР и предлагал заключить договор секретно, так, что об этом бы никто не узнал, финны не согласились.

Второй раунд переговоров начался в 1939 году. На этот раз СССР хотел арендовать группу островов в Финском заливе, чтобы укрепить оборону Ленинграда с моря. Переговоры также закончились безрезультатно.

Третий раунд начался в октябре 1939 года, уже после заключения пакта Молотова — Риббентропа и начала Второй мировой войны, когда все ведущие европейские державы отвлеклись на войну и у СССР в значительной степени были развязаны руки. На этот раз СССР предлагал устроить размен территориями. В обмен на Карельский перешеек и группу островов в Финском заливе СССР предлагал отдать весьма крупные территории Восточной Карелии, даже превосходящие по размеру те, которые отдавали финны.

Правда, стоит учесть один факт: Карельский перешеек был весьма развитой по части инфраструктуры территорией, где находился второй по величине финский город Выборг и жила десятая часть финского населения, а вот предлагаемые СССР земли в Карелии были хотя и большими, но совсем неосвоенными и там не было ничего, кроме леса. Так что обмен был, мягко говоря, не совсем равнозначным.

Финны были согласны отдать острова, однако не могли позволить себе отдать Карельский перешеек, который мало того, что был развитой территорией с большим населением, так там ещё и располагалась оборонительная линия Маннергейма, вокруг которой базировалась вся финская оборонительная стратегия. СССР же наоборот в первую очередь интересовал перешеек, так как это позволило бы отодвинуть границу от Ленинграда хотя бы на несколько десятков километров. На тот момент между финской границей и окраинами Ленинграда было около 30 километров.

Переговоры закончились безрезультатно 9 ноября. А уже 26 ноября произошёл инцидент неподалёку от приграничной деревни Майнила, который был использован как предлог для начала войны. По утверждениям советской стороны, с финской территории на советскую прилетел артиллерийский снаряд, который убил троих советских солдат и командира.

Молотов сразу же направил финнам грозное требование отвести свои войска от границы на 20—25 километров. Финны же заявили, что по результатам проведённого расследования выяснилось, что никто с финской стороны не стрелял и, вероятно, речь идёт о каком-то несчастном случае на советской стороне. Финны в ответ предложили обеим сторонам отвести войска от границы и провести совместное расследование инцидента.

На следующий день Молотов направил финнам ноту, обвинявшую их в вероломстве и враждебности, и объявил о разрыве советско-финского договора о ненападении. Ещё через два дня были разорваны дипломатические отношения и советские войска перешли в наступление.

В настоящее время большинство исследователей считают, что инцидент был организован советской стороной, чтобы получить casus belli для нападения на Финляндию. В любом случае очевидно, что инцидент был лишь предлогом.

Главным направлением для удара советских войск был Карельский перешеек, который был защищён линией укреплений. Это было наиболее пригодное для массированного удара направление, также позволявшее использовать танки, которых у РККА было в избытке. Мощным ударом планировалось прорвать оборону, овладеть Выборгом и направиться к Хельсинки. Второстепенным направлением была Центральная Карелия, где массированные боевые действия осложнялись неосвоенностью территории. Третий удар наносился с северного направления.

Первый месяц войны стал настоящей катастрофой для Советской армии. Она была дезорганизована, дезориентирована, в штабах царили хаос и непонимание обстановки. На Карельском перешейке армии за месяц удалось продвинуться на несколько километров, после чего солдаты упёрлись в линию Маннергейма и не имели возможности преодолеть её, поскольку в армии банально не было тяжёлой артиллерии.

В Центральной Карелии всё было ещё хуже. Местные лесные массивы открывали широкий простор для партизанской тактики, к которой советские дивизии были не готовы. Небольшие отряды финнов нападали на колонны советских войск, двигавшихся по дорогам, после чего быстро уходили и залегали в лесных схронах. Также активно использовалось минирование дорог, из-за чего советские войска несли существенные потери.

Дополнительно осложняло ситуацию то, что советские войска имели маскировочные халаты в недостаточном количестве и солдаты были удобной целью для финских снайперов в условиях зимнего времени. При этом финны использовали маскировку, что делало их незаметными.

На Карельском направлении наступала 163-я советская дивизия, задачей которой было дойти до города Оулу, что разрезало бы Финляндию надвое. Для наступления специально было выбрано самое короткое направление между советской границей и берегом Ботнического залива. В районе посёлка Суомуссалми дивизия попала в окружение. На помощь ей отправили только прибывшую на фронт 44-ю дивизию, усиленную танковой бригадой.

44-я дивизия двигалась по Раатской дороге, растянувшись на 30 километров. Дождавшись, пока дивизия растянется, финны разгромили имевшую значительный численный перевес советскую дивизию. На дороге с севера и юга были выставлены заслоны, что блокировало дивизию на узком и отлично простреливавшемся участке, после этого силами небольших отрядов дивизия была рассечена на дороге на несколько мини-"котлов".

В итоге дивизия понесла большие потери убитыми, ранеными, обмороженными и пленными, потеряла почти всю технику и тяжёлое вооружение, а командование дивизии, выбравшееся из окружения, было расстреляно по приговору советского трибунала. Вскоре подобным образом было окружено ещё несколько дивизий, которым удалось вырваться из окружения, понеся огромные потери и потеряв большую часть техники. Наиболее примечателен пример 18-й дивизии, попавшей в окружение в Южном Леметти. Вырваться из окружения удалось лишь полутора тысячам человек, при штатной численности дивизии 15 тысяч. Командование дивизии также было расстреляно советским трибуналом.

Наступление в Карелии провалилось. Только на северном направлении советские войска действовали более-менее удачно и смогли отрезать противника от выхода к Баренцеву морю.

Практически сразу же после начала войны в приграничном городе Териоки, занятом РККА, было сформировано т.н. правительство Финской демократической республики, состоявшее из живших в СССР высокопоставленных коммунистических деятелей финской национальности. СССР сразу же признал это правительство в качестве единственного официального и даже заключил с ним договор о взаимопомощи, согласно которому выполнялись все довоенные требования СССР в отношении обмена территориями и организации военных баз.

Также началось формирование Финской народной армии, в которую планировалось включать солдат финской и карельской национальностей. Однако финны при отступлении эвакуировали всех своих жителей, и пополнять её пришлось за счёт уже служивших в Советской армии солдат соответствующих национальностей, которых было не очень много.

Поначалу правительство часто фигурировало в прессе, однако неудачи на полях сражений и неожиданно упорное сопротивление финнов привели к затягиванию войны, что явно не входило в первоначальные планы советского руководства. Уже с конца декабря правительство Финляндской демократической республики всё реже упоминается в прессе, а с середины января про него уже не вспоминают, СССР снова признаёт официальным правительством то, которое осталось в Хельсинки.

В январе 1940-го активных боевых действий не велось из-за сильных морозов. Красная армия подтягивала на Карельский перешеек тяжёлую артиллерию для преодоления оборонительных укреплений финской армии.

В начале февраля началось генеральное наступление Советской армии. На этот раз оно сопровождалось артподготовкой и было значительно лучше продумано, что облегчило задачу наступавшим. К концу месяца первые несколько линий обороны были прорваны, а в начале марта советские войска подошли к Выборгу.

Первоначальный план финнов заключался в том, чтобы как можно дольше сдерживать советские войска и дождаться помощи от Англии и Франции. Однако от них помощь не пришла. В этих условиях дальнейшее продолжение сопротивления было чревато потерей независимости, поэтому финны пошли на переговоры.

12 марта в Москве был подписан мирный договор, который удовлетворял почти все довоенные  требования советской стороны.

До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, каковы были цели Сталина в этой войне. Его действительно интересовало перенесение советско-финской границы от Ленинграда на сотню километров или же он рассчитывал на советизацию Финляндии? В пользу первой версии говорит тот факт, что в мирном договоре Сталин сделал главный акцент именно на этом. В пользу второй версии говорит создание правительства Финляндской демократической республики во главе с Отто Куусиненом.

Уже почти 80 лет продолжаются споры об этом, но, вероятнее всего, у Сталина существовала и программа-минимум, включавшая в себя только территориальные требования с целью перенесения границы от Ленинграда, и программа-максимум, которая предусматривала советизацию Финляндии в случае благоприятного стечения обстоятельств. Однако программу-максимум достаточно быстро сняли из-за неблагоприятного хода войны. Помимо того что финны упорно сопротивлялись, они ещё и эвакуировали гражданское население в местах наступления Советской армии, и советские пропагандисты практически не имели возможности работать с финским населением.

Сам Сталин объяснил необходимость войны в апреле 1940 года на встрече с командирами РККА: "Правильно ли поступили правительство и партия, что объявили войну Финляндии? Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно. Там, на Западе три самых больших державы вцепились друг другу в горло; когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить"?

СССР добился большинства своих целей, однако это далось большой ценой. СССР понёс огромные потери, значительно большие, чем финская армия. Цифры в различных источниках отличаются (около 100 тысяч убитых, умерших от ран и обморожений и пропавших без вести), но все сходятся в том, что Советская армия потеряла убитыми, пропавшими без вести и обмороженными значительно большее число солдат, чем финская.

Престиж Красной армии был подорван. К началу войны огромная Советская армия не только многократно превосходила по своей численности финскую, но и была значительно лучше вооружена. РККА имела в три раза больше артиллерии, в 9 раз больше самолётов и в 88 раз больше танков. При этом РККА не только не смогла в полной мере воспользоваться своими преимуществами, но и потерпела ряд сокрушительных поражений на первоначальном этапе войны.

За ходом боевых действий внимательно следили и в Германии, и в Британии, и были удивлены неумелыми действиями армии. Считается, что именно по итогам войны с Финляндией Гитлер окончательно убедился в том, что нападение на СССР возможно, поскольку Красная армия чрезвычайно слаба на поле боя. В Британии также решили, что армия ослаблена чистками офицеров и порадовались, что не стали втягивать СССР в союзнические отношения.

В советские времена основные неудачи армии связывались с линией Маннергейма, которая была настолько хорошо укреплена, что являлась практически неприступной. Однако в действительности это было очень большим преувеличением. Значительную часть оборонительной линии составляли дровяно-земляные укрепления или устаревшие за 20 лет старые сооружения из низкокачественного бетона.

Накануне войны оборонительная линия была укреплена несколькими дотами-"миллионниками" (так их прозвали, потому что возведение каждого укрепления обошлось в миллион финских марок), однако неприступной она всё равно не была. Как показала практика, при грамотной подготовке и поддержке авиации и артиллерии, может быть прорвана даже значительно более совершенная линия обороны, как это произошло с французской линией Мажино.

В действительности неудачи объяснялись рядом промахов командования, как высшего, так и людей на местах:

1) недооценка противника. Советское командование было уверено, что финны даже не будут доводить до войны и примут советские требования. А когда началась война, в СССР были уверены, что победа — дело нескольких недель. РККА имела слишком уж большое преимущество и в личной силе, и в огневой мощи;

2) дезорганизация армии. Командный состав РККА в значительной степени сменился за год до войны в результате массовых чисток в рядах военных. Часть новых командиров просто не соответствовала необходимым требованиям, но даже талантливые командиры ещё не успели получить опыт командования крупными воинскими частями. В частях царили неразбериха и хаос, особенно в условиях начавшейся войны;

3) недостаточная проработанность наступательных планов. В СССР торопились поскорее решить вопрос с финской границей, пока на Западе ещё воюют Германия, Франция и Британия, поэтому подготовка наступления велась впопыхах. Советский план предусматривал нанесение главного удара по линии Маннергейма, при этом разведданные данные по линии практически отсутствовали. В войсках имелись только крайне приблизительные и схематичные планы оборонительных укреплений, а позднее выяснилось, что они вообще не соответствовали реальности. Фактически первые штурмы линии проходили вслепую, кроме того, лёгкая артиллерия не наносила серьёзного ущерба оборонительным укреплениям и для их разрушения пришлось подтягивать тяжёлые гаубицы, которые поначалу практически отсутствовали в наступавших войсках. В этих условиях все попытки штурма оборачивались огромными потерями. Только в январе 1940-го началась нормальная подготовка к прорыву: формировались штурмовые группы для подавления и захвата огневых точек, к фотографированию укреплений была привлечена авиация, что позволило наконец получить планы оборонительных линий и разработать грамотный план прорыва;

4) РККА была недостаточно подготовлена к ведению боевых действий в условиях специфической местности в зимнее время. Не было достаточного количества маскировочных халатов, не имелось даже тёплого обмундирования. Всё это добро лежало на складах и стало поступать в части только во второй половине декабря, когда стало ясно, что война начинает приобретать затяжной характер. В РККА к началу войны не было ни одного подразделения боевых лыжников, которые с большим успехом использовались финнами. Оказавшиеся очень эффективными в условиях пересечённой местности пистолеты-пулемёты вообще отсутствовали в РККА. Незадолго до войны ППД (пистолет-пулемёт Дегтярёва) был снят с вооружения, поскольку планировалось заменить его более современным и совершенным оружием, однако нового оружия так и не дождались, а старые ППД ушли на склады;

5) финны с большим успехом пользовались всеми преимуществами местности. Советские дивизии, под завязку напичканные техникой, вынуждены были двигаться по дорогам и практически не могли действовать в лесу. Финны, почти не имевшие техники, дожидались, пока неповоротливые советские дивизии растянутся по дороге на несколько километров и, блокируя дорогу, наносили одновременные удары сразу в нескольких направлениях, рассекая дивизии на отдельные части. Запертые на узком пространстве советские солдаты становились простой целью для финских отрядов лыжников и снайперов. Вырваться из окружения было можно, но это вело к огромным потерям техники, которую приходилось бросать на дороге;

6) финны применяли тактику выжженной земли, однако делали это грамотно. Всё население заранее эвакуировалось из районов, которые должны были занять части РККА, всё имущество также вывозилось, а опустевшие населённые пункты уничтожались или минировались. Это оказывало деморализующее влияние на советских солдат, которым пропаганда объясняла, что они идут освобождать братьев-рабочих и крестьян от невыносимого гнёта и издевательств финской белогвардейщины, но вместо толп радостных крестьян и рабочих, приветствующих освободителей, они встречали только пепелища и заминированные руины.

Однако, несмотря на все недостатки, РККА продемонстрировала способность совершенствоваться и учиться на собственных ошибках прямо по ходу войны. Неудачное начало войны способствовало тому, что за дело взялись уже по-нормальному, и на втором этапе армия стала значительно более организованной и эффективной. Вместе с тем некоторые ошибки вновь повторились через год, когда началась война с Германией, также крайне неудачно складывавшаяся в первые месяцы.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!