Вечно живой. Кто и как бальзамировал Ленина

Вечно живой. Кто и как бальзамировал Ленина

Коллаж © L!FE  Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

43587

21 января 1924 года умер Владимир Ленин — лидер партии большевиков, захватившей власть в 1917 году и сумевшей удержать её в условиях жестокой Гражданской войны. В последние годы жизни Ильич тяжело болел, а с весны 1923 года он уже не мог работать. Состояние его было настолько плохим, что фактически он был абсолютно недееспособен. После смерти вождя мирового пролетариата ждала весьма необычная судьба. Он не был похоронен, а его тело выставили на всеобщее обозрение в специальном мавзолее, оно стало главной достопримечательностью Советского Союза. При этом сам Ленин никогда не просил ни о чём подобном, резко против были и его вдова, и даже многие высокопоставленные большевики. Тем не менее Ленина подвергли бальзамированию и сохранили для потомков. Лайф выяснил, как и почему было принято решение не хоронить вождя традиционным способом.

 

Ещё при живом Ленине, осенью 1923 года, после очередного ухудшения состояния здоровья вождя мирового пролетариата, на заседании политбюро решался вопрос о посмертной судьбе Ильича. Именно тогда Сталин осторожно предложил не хоронить Ленина, а сохранить его тело для будущих поколений, сославшись на просьбы товарищей из провинции.

Это предложение вызвало замешательство у большинства членов политбюро. Во-первых, это выглядело дико, ведь большевики были марксистами, ниспровергавшими религии, зачем же им создавать новый культ? Во-вторых, Ленин никогда ни о чём подобном не просил и явно отнёсся бы к этой идее резко отрицательно. В конце концов, Ленин называл всякую религию труположством, а здесь из самого Ленина предлагалось сделать культ. Большая часть членов политбюро высказались против: Каменев, Троцкий, Зиновьев и Бухарин. Они охарактеризовали эту идею как "безумие" и "поповские попытки возвеличить прах".

Сталин остался в меньшинстве и больше не возвращался к теме до самой смерти Ленина. 21 января 1924 года Ильич скончался. Сразу же была создана Государственная комиссия похорон, которую возглавил Дзержинский. На прощание с Лениным были направлены делегации со всех уголков страны, своих представителей отправили и зарубежные коммунистические партии и движения. Авиационный транспорт в те времена находился в зачаточном состоянии, и было очевидно, что к моменту похорон большинство делегатов просто не успеет прибыть.

Тогда встал вопрос о сохранении тела Ленина. Разумеется, временном. Тело Ленина было забальзамировано непосредственно одним из его лечащих врачей, профессором Абрикосовым. Бальзамирование было выполнено на не очень высоком уровне, однако большего и не требовалось, ведь поначалу планировалось сохранить тело Ленина лишь на несколько недель, пока все отправившиеся на похороны делегации не попрощаются с ним.

 

Через день после смерти Ленина срочно был вызван архитектор Щусев, которому поручили за несколько дней возвести на Красной площади временный деревянный мавзолей, в котором будет размещено тело Ленина для всех желающих попрощаться. 

К 27 января сооружение было возведено. В этот же день состоялись официальные похороны Ленина. В них приняли непосредственное участие все лидеры партии, за исключением человека № 2 в партийной иерархии — Льва Троцкого. В это время он находился на лечении на Кавказе, и хитрый Сталин ловко подставил его, сообщив ему неверную дату похорон и убедив остаться и продолжить лечение под тем предлогом, что он всё равно не успеет прибыть вовремя.

Члены политбюро на своих плечах внесли гроб с телом Ленина в мавзолей и произнесли речи. Самым ярким стало выступление Сталина, давшего у гроба знаменитую ленинскую клятву.

 

Бальзамирование, проведённое Абрикосовым, а также холодная московская зима позволяли продлить прощание с Лениным ещё на несколько месяцев, до весны. Потом, с наступлением тепла, тело начало бы разлагаться и его уже нельзя было бы выставить для открытого доступа. Большевики начали поиски средства, которое сможет продлить "жизнь" телу Ильича.

До сих пор так и неизвестно, кто непосредственно был инициатором этой идеи. Вероятнее всего, инициатива исходила от двух людей — Иосифа Сталина и Леонида Красина. Сталин, вероятно, планировал сохранить тело, чтобы сделать его важным элементом ленинского культа, объектом поклонения миллионов паломников со всех уголков земного шара, а Красин верил в грядущее торжество науки и её способность воскрешать мёртвых. Более того, его близкий приятель Богданов занимался различными экспериментами по продлению жизни, в частности, переливая себе кровь комсомольцев с целью омолаживания. После одного из таких экспериментов он и умер, правда, случилось это несколько позже.

Официально было объявлено, что решение о сохранении тела вождя было принято по многочисленным просьбам трудящихся. Это стандартная и ничего не значащая формулировка. Разумеется, никаких просьб трудящихся не было и быть не могло. Ни одному простому трудящемуся и в голову бы такое не пришло. Советская Россия образца 1924 года всё ещё оставалась христианской. Даже обычная кремация была практически неизвестна в стране и очень долгое время не приживалась, несмотря на все пропагандистские усилия (существовало даже Общество развития и распространения идеи кремации, которое разъясняло все плюсы огненного погребения). Что уж говорить про такие диковинные вещи, как бальзамирование. В дореволюционной России существовал прецедент с бальзамированием: знаменитый хирург Николай Пирогов завещал своему ученику забальзамировать его по разработанной им же методике.

Поэтому очевидно, что идея сохранения тела Ленина принадлежала людям из верхушки партии. При этом поначалу вопрос о сохранении тела на постоянной основе не ставился, планировалось только как можно более долгое продление "срока хранения". Поэтому при повторном обсуждении активных противников сохранения тела (как осенью 1923 года) уже не было, тем более что на этот раз аргументы противников могли быть использованы против них самих в борьбе за власть: "А почему товарищ против сохранения тела нашего любимого вождя?", "Зачем он хочет уничтожить тело нашего дорогого Ленина?", "Может, он вообще не марксист-ленинист?".

Против были только вдова Ленина Надежда Крупская и родственники вождя. Вдова написала в политбюро слёзное письмо: "Большая у меня просьба к вам, не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т.д. — всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим".

Однако тело Ленина уже стало важным элементом борьбы за власть, поэтому к вдове Ильича никто и не подумал прислушиваться. Впрочем, политбюро отрядило Николая Бухарина, чтобы он побеседовал с Крупской и успокоил её, объяснив, что речь идёт лишь об отсрочке похорон Ленина на месяц-другой, чтобы как можно большее число людей смогли попрощаться с вождём пролетариата.

 

Однако никакой ясности с тем, как сохранить тело Ильича, не было. Поначалу предполагалось его заморозить. Главным инициатором этой идеи был Леонид Красин. Он настаивал, что тело надо непременно заморозить. Сам он верил, что в будущем наука достигнет такого уровня развития, что сможет воскрешать замороженные тела. А кроме того, это был единственный надёжный способ сохранить тело на долгий срок — при условии постоянного поддержания низкой температуры. Аргументы в пользу замораживания, представленные Красиным, получили одобрение, и было решено приобрести за границей (в Германии) достаточно дорогостоящее оборудование.

Была создана специальная "тройка", ответственная за решение всех важнейших вопросов, связанных с телом вождя. В её состав вошли Красин, Молотов и Бонч-Бруевич. Одновременно начались эксперименты с замораживанием тел и наблюдением за их сохранностью. Тела предварительно пропитывали формалином и глицерином, а руководили этими опытами Дешин и Абрикосов.

Кроме того, Абрикосову было поручено наблюдение за телом вождя, находившимся в деревянном мавзолее. Холодная погода частично способствовала сохранению тела, однако во время похорон Ленина на улице было минус 35 градусов, а потом значительно потеплело и Ленин "оттаял", из-за чего с его телом произошли некоторые нежелательные изменения, о которых Абрикосов сигнализировал наверх.

Всё уже было готово к замораживанию Ленина, оборудование должно было прибыть со дня на день, но неожиданно в борьбу вмешался биохимик Збарский. Он узнал, что ведутся эксперименты по сохранению тела Ленина, и понял, что ему выпал один шанс на миллион. Если бы ему действительно удалось сохранить его и таким образом стать своеобразным хранителем тела Ленина, это означало бы, что его лаборатории и институты всегда будут получать снабжение по высшему разряду, что сам он будет открывать двери в Кремль ногой, а также то, что его благополучно минуют все репрессии и угрозы. Збарский был знаком с харьковским анатомом Владимиром Воробьёвым, который ещё до революции демонстрировал уникальные возможности по консервации тел, и решил привлечь его к работе.

Началась борьба между Красиным и Збарским за тело Ильича. Красин продолжал настаивать на заморозке, Збарский уверял комиссию, что даже замороженное тело всё равно будет подвергаться разложению, хотя и значительно более медленному, а кроме того, после оттаивания тело изменит свой цвет и его будет проблематично демонстрировать публике.

Тем временем наступил март, на улице потеплело, и это пагубно сказалось на состоянии тела Ленина. Он стал покрываться пятнами, что изрядно напугало комиссию. Было решено как можно скорее решить вопрос. Воробьёва вызвали в Москву, где Збарский показал ему тело. Воробьёв сказал, что состояние достаточно плохое и он не возьмётся за дело, поскольку слишком велик риск, что ничего не получится.

Тем не менее Збарский уговорил его выступить перед комиссией, которая всё никак не могла определить, какой же метод лучше. Воробьёв честно сказал, что чисто теоретически тело можно сохранить, правда, вероятность провала очень велика, тело всё равно подвергнется изменениям. Однако эти изменения будут заметны только близким людям, а все остальные не увидят никакой разницы.

Но была и ещё одна проблема. Воробьёв ни за что не хотел браться за это дело и после выступления перед комиссией отправился обратно в Харьков. Дело в том, что он не сочувствовал большевикам и в годы Гражданской войны некоторым образом поддерживал белых. Теперь он опасался, что, если у него ничего не выйдет, а вероятность этого была очень велика, его просто-напросто объявят белогвардейским вредителем и контрреволюционером и расстреляют или посадят за уничтожение тела Ленина.

Сейчас уже неизвестно, какие золотые горы наобещал Воробьёву Збарский, но он смог убедить его поддержать его позицию по бальзамированию и написать в комиссию записку о том, что этот метод предпочтительнее замораживания и сможет сохранить тело на долгий срок. В результате комиссия остановилась не на замораживании, а на бальзамировании Ленина.

 

Воробьёв и Збарский начали работу в конце марта 1924 года. К тому моменту состояние тела Ленина значительно ухудшилось, поэтому Воробьёв заверил комиссию, что в лучшем случае удастся сохранить его в нынешнем виде, но об улучшении не стоит думать. Правда, в дальнейшем им всё-таки удалось добиться значительного улучшения.

Для тела была сделана специальная резиновая ванна, которую наполняли раствором формалина. В этот раствор помещали тело, чтобы оно пропитывалось им. Появившиеся на теле пятна удалось убрать при помощи точечных инъекций уксусной кислоты. На теле Ленина сделали 20 разрезов, чтобы жидкость лучше проникала в полости и мышцы. В черепе просверлили несколько дырок, чтобы раствор проникал и во внутреннюю полость. Глаза удалили, вставив вместо них стеклянные шарики. Рот аккуратно зашили.

Такие купания продолжались неделю, после чего формалиновые ванны заменили спиртовыми (20-процентный раствор, а для пострадавших от разложения головы и рук — 35-процентный).

Ещё через неделю в спиртовую ванну стали добавлять глицерин. Через две недели спирт убрали и заменили водой и глицерином. Позднее в раствор добавили уксуснокислый калий. На завершающем этапе в ванну был добавлен двухпроцентный раствор солянокислого хинина, чтобы предотвратить попадание на тело микроорганизмов. Процедуры длились на протяжении трёх месяцев, пока наконец большевики не попросили показать Ленина общественности. К этому моменту показать его уже было можно.

В гости к Крупской отправилась делегация, чтобы попросить у неё одежду Ильича, ведь нельзя было показывать его голым, как-то неприлично. Крупская обрушилась на гостей с упрёками, что они занимаются невесть чем, пытаются сделать из её мужа какое-то чучело, вместо того чтобы по-человечески его похоронить. Тем не менее, несмотря на практически истерическое состояние, её удалось уговорить отдать одежду и даже зайти посмотреть на тело.

В июне тело Ленина показали делегатам Коминтерна и родственникам. Крупская молча плакала, а брат Ленина сказал, что получилось очень хорошо и Ленин лежит как живой. К этому времени было завершено строительство второго мавзолея, также деревянного, но уже сконструированного с учётом необходимости сохранения тела и соблюдением норм влажности и температуры. Основные работы по бальзамированию были завершены, тело Ленина на несколько часов в день стали доставать из ванны, чтобы приучить к воздуху.

26 июля должен был состояться торжественный приём работы учёных, на который планировали прибыть самые видные большевики и члены комиссии по сохранению тела и произнести торжественную речь о достижениях советской науки, наконец объявив советским гражданам, что Ленин теперь будет с ними всегда.

В ночь перед церемонией у Воробьёва началась истерика, его одолели параноидальные мысли, он то и дело находил какие-то недочёты и бранил Збарского последними словами за то, что он втянул его в гибельную авантюру. Однако приём работы прошёл успешно, членам комиссии очень понравилась работа учёных, им выдали денежные премии и похвалили.

Через неделю, 1 августа 1924 года, Мавзолей был открыт для посещения граждан. Воробьёв уехал в Харьков, где продолжил деятельность в сфере анатомии, Збарский остался в роли хранителя тела. В советские времена над сохранением тела Ленина работал целый научно-исследовательский институт, штат которого после распада СССР существенно сократили. Он занимался не только вопросами бальзамирования, но и искал новые методики по совершенствованию консервации тела. После ЧП в 1945 году, когда после одного из экспериментов с ноги Ленина исчез кусок кожи, все эксперименты проводятся исключительно на других телах, забальзамированных аналогичным образом.

В дальнейшем раз в несколько лет созывались специальные комиссии, которые должны были оценить состояние тела Ильича. Кроме того, периодически (раз в год) тело купают в специальных растворах, а также проводят "косметический ремонт", заменяя неорганическими материалами некоторые участки тела, всё же подвергшиеся изменениям. Под костюмом вождя скрыт ещё один резиновый "костюм", удерживающий бальзамирующую жидкость. Если бы не проводились регулярные перебальзамирования и тело с 1924 года не трогали, к настоящему моменту оно бы ссохлось и больше напоминало египетские мумии, хотя и находилось бы в лучшем состоянии, чем эти древние артефакты.

Советские специалисты накопили настолько большой опыт, что в дальнейшем именно они занимались бальзамированием практически всех лидеров социалистических стран, за исключением Мао Цзэдуна.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!