Познер о журналистике: Трудно гордиться, что ты в этой профессии

Познер о журналистике: Трудно гордиться, что ты в этой профессии

Фото: © РИА Новости/Евгений Одиноков

2914
О своей главной профессиональной ошибке тележурналист Владимир Познер рассказал на бизнес-форуме "Атланты" в Москве в среду.

В Советском Союзе журналистов называли солдатами идеологического фронта. Солдат получает приказ, выполняет его. Хорошо выполняет — получает поощрения, медали, а может быть и повышение в чине. Может даже дорасти до генерала. Но всё равно он получает приказ. На мой взгляд в СССР не было журналистики — была пропаганда. Была задача, которую должен выполнить каждый журналист: объяснять и продвигать политику партии, правительства. Эта задача ставилась всегда. Мы все были пропагандистами, и никто из нас не был журналистом.

Потому что журналист, в моём понимании, это человек, который имеет один только долг — он обязан давать информацию насколько он может объективную, насколько он может правдивую (а всё-таки каждый из нас знает, когда он врёт или говорит полуправду). То есть журналист — это источник как можно более точной информации. Я считаю, что журналист не должен высказывать своё мнение.

"Я считаю…" Какая разница, что ты считаешь?! Если ты комментатор или обозреватель — вот это другое дело. А если ты журналист — будь любезен, дай мне информацию, а я уж сам как-то с ней справлюсь. 

Сегодня журналистика стала журналистикой мнения: то есть на чьей ты стороне, за ты или против.

В той же журналистике, о которой я говорю, нет понятия патриотизма. Могу привести пример. Когда шла вьетнамская война, США не бомбили северный Вьетнам, при том, что северный Вьетнам очень помогал на юге. И вот, в один прекрасный день было объявлено о том, что северовьетнамские катера напали на американское судно и это дало право президенту США Джонсону объявить войну северному Вьетнаму и начать бомбардировки. Прошло некоторое время, и один учёный, который, работая в закрытых фондах, нашёл документы, которые свидетельствовали, что это всё было придумано. Никто не нападал, никаких северовьетнамских катеров там не было, это всё было враньё, чтобы оправдать дальнейшие действия. Учёный эти документы выкрал, нарушив закон, и передал газете "Нью-Йорк таймс". Получается, президент США наврал собственному народу и всему миру. Это удар по престижу не только президента, но и США. Вроде бы не патриотично обнародовать эти сведения, правильно? Тем не менее редколлегия "Нью-Йорк таймс" пришла к выводу, что они обязаны это напечатать. И так появились знаменитые пентагоновские бумаги, из-за которых президенту Джонсону пришлось отказаться от того, чтобы баллотироваться на второй срок.

Фото: © L!FE

Не дело журналиста думать, что патриотично, а что нет, хорошая это новость или плохая новость, его дело сообщать. Есть другие инстанции, которые уже будут решать, как быть с этим. К сожалению, этот подход не существует сегодня у нас.

Но не только у нас — это вообще как-то отошло в прошлое. Я сам это испытал, я всё-таки очень опытный человек, очень много ездил, видел, ну и, конечно, работаю в СМИ. Три или четыре года назад я решил поехать в Иран — просто так, как турист. И когда я сошёл с самолёта в Тегеране, я думал, что сейчас увижу женщин в чёрном, закрытых, злобно смотрящих на иностранцев. Но оказалось, что я увидел невероятно красивых женщин — улыбчивых, они спрашивали: "А как вам у нас нравится?" И тут я поймал себя на мысли: а почему я так думал? Как почему?! Телевизор! Я только женщин в чёрном видел по телевизору, а красивых и приятных женщин я не видел, мне показывали только вот этих. И мне кажется, что очень многие наше представления о мире, неважно даже — позитивные или отрицательные, это результат определённого информационного фона и особенно телевизор здесь играет большую роль. Это то, что делают СМИ, а если конкретнее — то, что делают журналисты.

У нас в России сейчас очень антиамериканские настроения, гораздо больше, чем в советское время. В советское время были против правительства США. Белый дом считался ужасным, а против американцев люди не были настроены. А сейчас это все "америкосы", "пиндосы"... Откуда это берётся? Так это мы так делаем — журналисты! Умеем внушить! Не без помощи американцев, конечно, я не говорю, что они белые и пушистые. Но меня очень огорчает, что наша профессия перестала... Даже не так. Трудно гордиться, что ты в этой профессии. Это очень огорчительно, потому что вообще это профессия замечательная и очень важная. Отчасти так происходит сейчас потому, что все СМИ в нашей стране либо напрямую принадлежат государству, либо контролируются государством. Это одна из причин: не может быть, чтобы вся информация шла из одного источника. Должна быть разная информация. Разные мнения.

Бывают очень болезненные ошибки, которые вас преследуют в течение многих лет. Моя ошибка в том, что я был пропагандистом. И меня не оправдывает тот факт, что я верил. Это не оправдание. Да, я верил.Фото: © L!FE

Мой отец был эмигрантом, он бежал из СССР во Францию, и у него было два приятеля — такие же, как он. Тоже из России. Они вместе снимали квартиру. И один из них, его звали Иосиф Давыдович Гордон, вернулся в СССР в 1936 году. В 1937-м его арестовали как английского шпиона, дали ему 25 лет, к счастью, он отсидел 17. Мой папа потерял след этого человека, но потом они случайно встретились в Москве. Я его вспомнил потому, что он мне как-то сказал: "Не дай вам Бог, чтобы вы однажды встали утром, пошли в ванную комнату, и, увидев своё лицо в зеркале, у вас появилось желание плюнуть".

В какой-то момент я понял, что занимаюсь неблагодетельным делом, что я пропагандирую систему, которая на самом деле довольно-таки бесчеловечна. Мне потребовалось время на то, чтобы уйти из всей этой системы. Из партии, членом которой я был. Я дал себе зарок, что я больше никогда не буду членом никакой партии и не буду поддерживать никакую партию. Что я никогда не буду поддерживать какое-либо государство. Что я постараюсь быть абсолютно независимым, в том смысле, что не буду работать в штате ни у кого. И буду думать только о своей аудитории. И служить ей, насколько мне это дано. Мне удалось это осуществить. Но ощущение той тяжелой ошибки не проходит. Всё равно это сидит в памяти, не забывается и никогда не забудется. Да, жизнь учит. Главное — себе признаться в том, что это ты ошибся и что это ты виноват, а не обстоятельства, не начальник, не американский империализм, не евреи, ну и так далее — очень много бывает у нас виновников наших ошибок.  

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!