Кошелёк на замок. Когда информация о нашей зарплате стала тайной?

Кошелёк на замок. Когда информация о нашей зарплате стала тайной?

Фото: © flickr / Tax Credits

2346
Многие из нас начинают чувствовать напряжение, когда кто-то в ходе беседы поднимает тему заработной платы. В СССР информация о зарплате была в открытом доступе: каждый знал, сколько получает коллега по цеху, и не смущался говорить о своём доходе. Сейчас же большинству вопрос "Сколько ты зарабатываешь" кажется провокационным: считать чужие деньги неэтично. Нам стыдно, мы боимся зависти или же нас ненавязчиво принуждают скрывать? В какой момент информация о зарплате стала конфиденциальной, вспоминает Лайф.

Отголоски советского прошлого

В том, как выдавали заработную плату в Советском Союзе и как сегодня, разница видна невооружённым глазом. Александр Грабельников, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, профессор кафедры массовых коммуникаций РУДН, вспоминает:

— Раньше зарплату все получали в кассе и расписывались в общей ведомости, где можно было видеть, кто сколько получает. Кроме того, члены КПСС, ВЛКСМ и профсоюза платили членские взносы — 1 % от зарплаты. Парторг, комсорг, профорг в коллективе собирали эти взносы с каждого согласно зарплатной ведомости и заносили информацию об этих суммах в членские билеты. Поэтому все знали, кто и сколько получает, потому что практически все были или комсомольцами, или коммунистами, или членами профсоюза. И никто утаить этого не мог, так как неуплата взносов строго каралась вплоть до исключения из общественной организации и потери работы. Сегодня же эти организации не действуют, в кассу никто за зарплатой не ходит — в основном специалисты получают деньги на банковские карты. Поэтому созданы все условия, чтобы никто не знал о зарплате других. 

Елена Яхонтова, профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, доктор социологических наук, полагает, что культура умолчания — это часть западной культуры, повлиявшая на российский рынок труда в эпоху распада СССР — в годы перехода на рыночные отношения.

— Культура умолчания до конца не сформировалась в сознании российского общества, поскольку сильны традиции прежних лет. И здесь стоит уточнить, что каждый человек во все времена не очень расположен открыто делиться с окружающими своими доходами, особенно с коллегами. Но во времена тотальной уравниловки скрыть шило в мешке не удавалось: все сотрудники знали оклады и размер премиальных. И даже могли спрогнозировать изменения в заработной плате у друг друга в зависимости от различных обстоятельств (переход на другую должность, повышение, выход на пенсию и пр.). Все эти темы живо обсуждались и передавались сарафанным радио.

Обратный процесс в Европе

Многие россияне предпочитают не раскрывать информацию о своём доходе, соглашается Жанна Ларионова, руководитель группы подбора персонала кадрового агентства "Юнити", даже своим близким. Правильно ли это — спорный вопрос, считает она.

— До недавнего времени даже в демократичной Европе во многих компаниях было не принято раскрывать данную информацию. А осенью этого года во многих компаниях по всему Евросоюзу отменили запрет на раскрытие информации о величине зарплат среди всех сотрудников. Отмена запрета позволит снизить уровень различного рода дискриминации и избежать нарушений трудового законодательства. Женщины в Евросоюзе получают в среднем на 16% меньше мужчин. Открытая информация о зарплатах должна помочь справиться с подобным неравенством.

Будет ли Россия двигаться вслед за Европой в вопросе раскрытия информации о зарплатах среди сотрудников — вопрос не одного года, предполагает Ларионова.

Получать тайну в конверте

Мы обратились к ведущим экспертам нескольких компаний и попросили их припомнить причины, которые повлияли на развитие культуры умолчания в России. По мнению опрошенных, сформировали её компании, руководители которых не заинтересованы в том, чтобы их подчинённые знали, кто в отделе зарабатывает больше (не секрет, что во многих компаниях зарплата сотрудников, занимающих одну и ту же должность, может значительно различаться).

Валентина Ватрак, директор по организационному развитию Rambler&Co, говорит, что во избежание нежелательных разговоров компании, у которых была большая разница в зарплатных вилках сотрудников одного и того же подразделения, занимающих аналогичные позиции, в контракте стали прописывать пункт о неразглашении информации об оплате труда.

— Я с этим столкнулась в 2002 году, когда начала работать в компании ТНК, в которой были установлены вилки по должностям с диапазоном 14—50% от среднего значения. Работодатель был заинтересован в неразглашении информации о том, почему один сотрудник получает по верхней планке вилки, а другой — по нижней.

Руководитель компании столкнётся с рядом проблем, если его подчинённый будет знать, что его коллега по цеху зарабатывает больше, и одна из них — демотивация в коллективе, объясняет Мария Пустовалова, консультант Wyser Russia. Но тому, что одни получают больше других, есть причины. 

— Да, компании стараются устанавливать одинаковый уровень заработных плат для сотрудников на аналогичных позициях. Но мало кто сейчас индексирует оклады. Поэтому через несколько лет на эти должности будет сложно найти специалистов, что предполагает через год-два нанимать сотрудников чуть более дорогостоящих. В итоге в одной компании на одних и тех же позициях с одинаковым функционалом работают люди с разным уровнем заработных плат.

Также работодатель не приветствует разглашение информации о зарплате, потому что опасается раскрытия финансовых условий найма, чтобы эта информация не стала преимуществом конкурентов — они могут переманить ценные кадры, предложив зарплату выше при переходе к ним в организацию, продолжает Пустовалова. К тому же на рынке труда до сих пор существуют теневые фирмы, которые выдают зарплату в конверте, заявляет она.

— Это незаконно, поэтому сотрудников просят не разглашать информацию о заработных платах, чтобы избежать внимания контролирующих органов.

Есть одна причина столь большого разброса в зарплатах — многие при устройстве на работу используют связи: если сотрудник пришёл по рекомендации, то и зарплата устанавливается по "просьбе трудящихся", если пришёл с рынка, то исходят из самооценки кандидата, объясняют Дарья Голышева, заместитель директора по персоналу Via Vita, и Олег Калинин, старший менеджер по маркетингу Coleman Services.

По секрету всему open space

Калинин, опираясь на данные сайтов по поиску работы HeadHunter и Superjob, утверждает: в большинстве случаев (60% и более) сотрудники знают об уровнях зарплат коллег и поддерживают открытость этой информации (но при этом уровень заработной платы руководства очень часто остаётся в секрете по многим причинам). В коллективах российских компаний удержать подобную информацию в тайне сложно, уверяет он. 

— Здесь многое зависит от политики руководства: или делать систему формирования зарплат прозрачной, чтобы все видели, как можно получать больше и расти, или делать из зарплат тайну. Тогда слухи (а при отсутствии информации они всегда появляются) могут значительно подорвать эффективность работы коллектива.

Валентина Ватрак уверена, что если тебя предупредили о неразглашении, то поднимать подобные темы, конечно, неправильно — это нарушение взятых на себя обязательств. Сама она часто сталкивалась с ситуациями, когда разглашение такой информации наносило вред и самому сотруднику, и коллективу, в котором он работает.

— Я считаю, что нет ничего хорошего в том, чтобы считать деньги других. Лучше повышать свою собственную эффективность и больше зарабатывать.

По мнению Инны Алексеевой, генерального директора PR Partner,  спрашивать человека, сколько он получает, не совсем прилично, даже если ему скрывать нечего. Это всё равно, что попросить его показать деньги в своём кошельке, считает она. 

Справиться с завистью поможет KPI

Не всегда разница в зарплатах сотрудников будет демотивирующим фактором: если доход специалистов складывается из оклада и бонусов, то информация о том, что коллега заработал в этом месяце вдвое больше благодаря выполнению плана будет, напротив, мотивировать.  

Система KPI поможет решить сложившуюся проблему, не сомневается Голышева. Именно при такой системе больше не нужно будет умалчивать о свой зарплате, наоборот, она является индикатором значимости должности и личной эффективности самого сотрудника. Каждый специалист видит своё место в структуре и свои возможности для финансовой мотивации, говорит она, при этом всем понятно, почему одна должность оценена выше, чем другая, и как по результатам ежегодной оценки заработать больше оклада, а также что нужно сделать для компании, чтобы получить премию.

— Пока такой подход системно не используется в большинстве российских компаний, многим проще умолчать о своей зарплате, дабы не порождать лишние домыслы.

О своих доходах не говорим, а показываем в Instagram

Сейчас многие покупают дорогие машины, квартиры, отдыхают в Доминикане и на Мальдивах и не скрывают свои финансовые возможности: фото из отпуска или из нового авто активно выкладывают в соцсетях. Но при этом часто можно услышать, что обсуждать, кто и сколько зарабатывает, — дурной тон, удивляется Вероника Ноговицина, ведущий консультант рекрутинговой компании "Агентство Контакт". Многие не решаются затрагивать данную тему из-за страха вызвать зависть у окружающих, говорит она.

— Как будто квартиры, машины, одежда и способ проведения досуга не позволяют косвенно оценить заработок человека. И самое интересное, что именно данный подход к этому вопросу делает его таким обсуждаемым в кулуарах и курилках офиса. Мы считаем, что имеем право судить человека по его доходу, и если, к примеру, какой-нибудь Вася получает 200, а Коля 500, значит, Коля успешен, талантлив, смог себя найти и реализовать, и это побуждает нас равняться на него и оценивать положительно. Но доход, по сути, немногим объективнее таких формальных критериев, как "счастье", "успешность", "самоудовлетворение" и "возможности для самореализации". Сложно оценить, счастливее ли женатый или холостой, семья с одним ребёнком или пятью детьми, живущие в доме в Подмосковье или в квартире на Арбате. Зато легко понять, что 500 больше, чем 200, и это позволяет оценить 500 как лучше, чем 200. 

Опираясь на свой собственный опыт, Ноговицина уверяет: среди кандидатов на рядовые позиции вопрос дохода стоит острее. Люди с зарплатой 60—150 тысяч рублей в месяц менее охотно говорят о своих доходах, чем кандидаты с зарплатой более 500 тысяч. 

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×