Трупоеды по призванию

Трупоеды по призванию

Фото © РИА Новости/Александр Кряжев

59527
Журналист Андрей Бабицкий — о тех, кто на общей трагедии ловит хайп и решает свои личные политические интересы.

У меня с людьми, считающими себя представителями оппозиции, глубочайшие этические разногласия. Нет, даже не так. Только мне кажется, что весь этот оппозиционный кластер — ходорковские, навальные и иже с ними — это какие-то совсем уже забывшие или не знавшие никогда о том, что такое человечность и подлинное сострадание мрази. Нет, я допускаю, и даже более того, уверен, что они способны испытывать скорбь и произносить исполненные сочувствия слова. Но это так — вроде бы первым планом, а на самом деле на глубокой периферии.

В такие тяжелейшие для всех мгновения в их головах включается бешеный арифмометр, на котором бегут, спотыкаясь и щёлкая, цифры с прибавляющимися нулями, идёт подсчёт количества душ, которые они могут уловить в свои сети, называя власть главным убийцей. В минуты подлинного горя, когда весь народ в оцепенении и ужасе следит за тем, как продолжает разворачиваться во всём своём страшном масштабе кемеровская трагедия, нравственные дегенераты думают только о том, как развернуть гнев и отчаяние людей в нужном направлении, какие подобрать аргументы, чтобы раскачать ситуацию до значений Майдана.

Вот, например, сегодня девочки и ребята с прекрасными лицами намерены провести акцию памяти в центре Москвы. Организаторы пишут: "Мы хотим почтить память погибших и выразить нашу ярость — потому что такого просто не должно быть. Эта акция не согласована с властями. Мы будем без плакатов и лозунгов — пусть это будет молчаливый сбор".

Ярость вы будете выражать молча, ребята?

Так не бывает, ибо ярость — это сочетание гнева и отчаяния, желания сделать так, чтобы виновные понесли заслуженное наказание.

Ярость — это когда разбиваешь в кровь кулаки о камень, когда царапаешь стену так, что с пальцев слезают ногти, когда не можешь взглянуть в почерневшие от невыносимой беды лица родителей погибших детей, когда бросаешься, забыв обо всём на свете, на тех, кто стоит преградой между тобой и преступной властью, это когда слёзы текут, а ты не замечаешь этого, а вместо слов из горла выходит глухое рычание.

Вот что такое ярость, а не потоптаться часок-другой, держа руки в карманах, чтобы не замёрзли, предусмотрительно отказаться от наглядной агитации, чтобы не повязали. А потом разойтись с ощущением стояния в полный рост лицом к лицу с "кровавым режимом", который, надо полагать, серьёзно просел, ощутив пульсацию этой самой ярости.

Этой отвратительной пошлости, траурной оппозиционной подтанцовки пруд пруди в социальных сетях, где все, как по команде, пишут о проклятом государстве, о народе, выбравшем себе на следующие 6 лет властителя, который несёт личную ответственность за пожар и гибель детей, поскольку при нём сформировалась вся эта система вещей — откаты, взятки, хищный бизнес, стремящийся проскочить через проверки с самым дешёвым оборудованием, которое обязательно даёт сбои в нештатной ситуации. А нам — тем, кто голосовал за тирана — почему-то кажется, что это не до конца демонтированная прежняя система вещей, на которую вы, господа оппозиционеры, не перестаёте денно и нощно молиться.

Ведь это же ваши гуру, либеральные реформаторы, утверждали, что рынок сам отрегулирует правила и расставит всё по своим местам. Ведь именно при них возникла и сформировалась вся эта гигантская коррупционная помойка, которая в новые уже времена хотя бы была очень основательно поджата в объёмах и принудительно облагоображена. Именно вы подняли на свои знамёна конкуренцию, потребление, извлечение прибыли как базовые не просто и не только экономические, но ещё и моральные идеалы. Вот тогда, в ваших любимых 90-х, заработала эта капиталистическая давильня по принципу "человек человеку — волк".

Кто знает, какие бы пожары сейчас полыхали в России и какую обильную жатву собирала бы смерть, останься власть в руках ликвидационной команды, которая едва не уничтожила страну. К гадалке не ходи — масштабы отличались бы на порядки, а счёт жертвам шёл бы на миллионы. Так что извольте заткнуться — вы ратовали за то, чтобы дать дикому капитализму полную свободу рук, а значит, ответственность за то, что он творит в России уже двадцать с лишним лет, лежит на вас и тех, кого вы считаете своими учителями и лидерами.

Навальный от своего лица успел объявить общенациональный траур. Ты кого представляешь, Алексей? Ты должен когда-нибудь это как-то взвесить — какому огромному количеству людей ты неприятен до тошноты с твоими истеричными манерами, неряшливой, визгливой речью, необоснованными и радикальными обвинениями в адрес власти, несообразным самомнением, нарциссизмом, вздорностью и прочими отвратительными свойствами мелкой и злобной натуры. Оставь погибших в покое. О них скорбит страна, не слыша тебя, не зная тебя, не нуждаясь в тебе. Иди себе восвояси, дурной человек.

Отдельную пропись ведут заполошные, хлопотливые суесловы и конспирологи, которые разгоняют новости о сотнях погибших, истинное количество которых скрывают власти, о выкопанных 200 могилах на местном кладбище, о сгоревших воспитанниках детских домов и прочий адский и бесчеловечный мусор. Среди этой публики есть и вполне искренние добровольцы, действия которых как-то объясняет, но отнюдь не извиняет, их хроническое слабоумие.

"Ты рассказал мне просто правду,

А я ужасную хочу.

Такую, чтобы обосраться,

Завыть, забиться, захрипеть".

Но есть среди распространителей фейков и холодные, полностью осознающие свои действия мерзавцы, использующие горестную канву детской смерти для манипуляции чувствами и мыслями раздавленных бедой и обуянных гневом людей. Многое указывает на то, что к разогреву ненависти активно подключились украинские активисты. Вброшенные как свежие свидетельства фотографии, запечатлевшие жертв пожара в Доме профсоюзов в Одессе, отчасти указывают на прописку доброхотов. Впрочем, разбираться с этим должны правоохранительные органы.

А нам надо понимать, что если кто-то подобным событиям пририсовывает политический контекст, то это точно она — мразотина, надеющаяся выкрутить из обрушившейся на наши головы трагедии какую-то политическую же выгоду, какой-то сраный довесок к своей давно уже бесплотной оппозиционной платформе.

Хочу поделиться очень важными словами глубоко уважаемого мною московского священника Владимира Вигилянского, которые он разместил на своей странице в "Фейсбуке":

"Мы требуем… требуем… требуем! Наказать… отправить в отставку… проклинаем!"

Надеюсь, среди тех, кто это пишет в Сети, кричит в радиоэфирах и других СМИ, нет православных. Наше дело — скорбеть, помогать нуждающимся, а самое главное — молиться. По крайней мере — до похорон погибших и выздоровления болящих".

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×