Пять деятелей культуры, сделавших Лубянку объектом культурного наследия

Пять деятелей культуры, сделавших Лубянку объектом культурного наследия

Фото: © A.Savin/Wikimedia Commons

3381
На суде по делу художника Петра Павленского о поджоге двери здания ФСБ прокурор Сизов зачитал культурологическую экспертизу, согласно которой здание ФСБ является объектом культурного наследия, поскольку в годы сталинских репрессий там в заключении находились выдающиеся деятели культуры. Лайф вспомнил пять самых известных узников.

Александр Солженицын

Солженицын был арестован в 1945 году за антисоветскую агитацию и пропаганду. Прежде чем его перевели в специальную тюрьму Марфино, писатель провёл год в застенках Лубянки. Впечатления от пребывания на "объекте культурного наследия" Солженицын описал в романе "В круге первом".

"Красный флажок, освещённый из глубины крыши прожектором, трепетал в прорезе колончатой башенки над зданием Старой Большой Лубянки. Он был — как гаршиновский красный цветок, вобравший в себя зло мира. Две бесчувственные каменные наяды, полулёжа, с презрением смотрели вниз на маленьких семенящих граждан",

Всеволод Мейерхольд

20 июня 1939 года в квартиру знаменитого театрального режиссёра Всеволода Мейерхольда в Брюсовом переулке пришли с обыском. Параллельно в Ленинграде был арестован сам Мейерхольд в другой своей квартире на Карповке. Режиссёра обвинили в том, что в 1922 году он был завербован для участия в антисоветской работе. Его допрашивали и пытали на Лубянке три недели, после чего он подписал признательные показания.

Меня здесь били — больного шестидесятишестилетнего старика. Клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам (сверху, с большой силой) и по местам от колен до верхних частей ног. И в следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-сине-жёлтым кровоподтёкам снова били этим жгутом, и боль была такая, что, казалось, на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток (я кричал и плакал от боли). Меня били по спине этой резиной, меня били по лицу размахами с высоты, — писал Мейерхольд 2 января 1940 года наркому Вячеславу Молотову.

Ровно через месяц, 2 февраля, Всеволода Мейерхольда расстреляли согласно приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.

Семён Виленский

В 1948 году за строки "Интеллигенты, быть твёрже стали! Кругом агенты, а первый – Сталин!" поэт Семён Виленский был арестован по обвинению в террористических намерениях и антисоветской агитации. Около года он провёл на Лубянке.

"Лубянская следственная тюрьма помещалась во внутреннем дворе и была на этаж или два этажа ниже тех зданий, которые были видны снаружи. Мы гуляли в маленьком дворике, там была масса голубей, они гадили прямо нам на голову. Иногда выводили гулять на крышу, очень рано утром, в пять часов или даже раньше. А там до Спасской башни не так далеко по прямой. На улицах ещё движения не было, стояла тишина, был слышен ход часов на Спасской башне",

Осип Мандельштам

Осипа Мандельштама дважды "закрывали" стены Лубянки. В ноябре 1933 года поэт публично представил в кругу "друзей" хлёсткую антисталинскую эпиграмму "Мы живём, под собою не чуя страны...", где изрядно прошёлся по обладателю "тараканьих усов". Кто-то донёс на него, и через полгода Мандельштам оказался в стенах Лубянки.

 

Мандельштама поместили в так называемую "внутреннюю тюрьму", расположенную во дворе Лубянки. 18 мая 1934 года его впервые вызвали на допрос к следователю Шиварову, которого Надежда Мандельштам в своих воспоминаниях именует по отчеству — Христофорович. Допрос длился всю ночь.

На Лубянке Мандельштам вскрыл себе вены, пытаясь покончить с собой. Лезвие бритвы он  заранее запрятал в каблук своей туфли с этой целью — в предвидении возможных пыток.  Но попытка самоубийства не удалась: её пресекли надзиратели.

Лев Гумилёв

7 ноября 1949 года Лев Гумилёв был арестован в четвёртый раз в своей жизни. Его посадили в тюрьму в Лефортово, а на допросы, длившиеся два месяца, возили на Лубянку.

"Прокурор, к которому меня возили на Лубянку из Лефортова, объяснил мне, сжалившись над моим недоумением: "Вы опасны, потому что вы грамотны". Я до сих пор не могу понять, почему кандидат исторических наук должен быть безграмотен? После этого я был отправлен сначала в Караганду, оттуда наш лагерь перевели в Междуреченск, который мы и построили, потом в Омск, где в своё время сидел Достоевский",

"За принадлежность к антисоветской группе, террористические намерения и антисоветскую агитацию" Лев Гумилёв был приговорён на особом совещании Министерства госбезопасности СССР к десяти годам лагерей.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!