Главное о номинантах на "Русский букер"

Главное о номинантах на "Русский букер"

1124

Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов

После оглашения номинантов на "Русский букер" Лайф рассказывает о претендентах на престижную русскую литературную премию. Выбирайте — что читать.

Пётр Алешковский — "Крепость"

Историк и участник нескольких экспедиций археологов по реставрации памятников Русского Севера Пётр Алешковский написал роман, который одновременно разворачивается в двух реальностях. В первой археолог Иван Сергеевич Мальцов во время раскопок древнего русского городка Деревска теряет жену (она уходит к другому) и работу (его экспедицию закрывают). После этих потрясений Мальцов начинает видеть сны, где он — молодой воин Золотой Орды. Сны Мальцова — вторая реальность книги, намного более яркая, чем та, где он сражается за Деревск и его памятники с богачами и чиновниками. 

Критики отметили, что у Алешковского очень богатый на эпитеты язык — он прибавляет к каждому существительному одно-два прилагательных. Читать такую длинную вязь описаний иногда становится утомительно, поэтому книгу не рекомендуют для лёгкого, "летнего" чтения. С другой стороны, в рецензиях отмечают, что мало какая книга больше достойна награды.

Сухбат Афлатуни — "Поклонение волхвов"

Роман узбекского писателя и поэта Евгения Абдуллаева (псевдоним Сухбат Афлатуни переводится с киргизского как "Диалоги Платона") насчитывает аж 700 страниц и словно создан для того, чтобы русскую литературу начали воспринимать всерьёз даже её самые ярые противники.

Роман разворачивается в трёх временных отрезках и рассказывает о нескольких поколениях семьи Триярских и их связи с некоторыми мистическими сущностями под названием "волхвы", или "рождественники". В повествование длиной в 250 лет замешиваются загадочные артефакты, шпионские игры и сектанты, поклоняющиеся незримым силам. При этом, по словам рецензентов, этот фейерверк мистики и интриг не опошляет книгу до бульварного жанра, а, наоборот, превращает её в новый предмет гордости российской литературы, с которым каждому рекомендуется ознакомиться лично, и лучше всего — прямо сейчас.

Сергей Лебедев — "Люди августа"

Книга с самой скандальной репутацией из списка вышла сначала в Германии. Там на обложке издания написали, что роман не позволили написать в России. Точно неизвестно, насколько это повлияло на успех за рубежом, но роман, хотя и с некоторым опозданием, всё-таки издали в России.

Герой "Людей августа" в 1991 году читает семейную хронику и обнаруживает, что в ней не хватает его деда. Герой решает найти информацию о нём, поиски занимают почти десять лет и приводят к очень неожиданным открытиям. 

Это произведение Лебедева называют неожиданной смесью исторического детектива, семейного романа и порой захватывающего триллера. Роман действительно несколько раз нелестно "проезжается" по реалиям России девяностых годов и пару раз отпускает комментарии по поводу русского характера, но не позволяет себе ничего такого, что в кино себе до этого не позволили режиссёры вроде Балабанова, Сигарева ("Волчок") или Быкова ("Майор"). 

Александр Мелихов — "И нет им воздаяния"

Новая книга Мелихова писалась больше двух десятилетий, а её части, как полноценные романы, публиковали ещё в девяностых в "Новой газете". Наконец-то изданная под одной обложкой история, начатая в "Исповеди Еврея" в 1991 году, сразу — только картинкой — настраивает на глубокое и вдумчивое чтение, которому придётся посвятить приличное количество времени и внутренних сил. 

Книга рассказывает историю непростой жизни двух поколений еврейской семьи. Там и лагеря, и лицемерие соседей, и вечная проблематика отцов и детей, и предательство, и расплата. Чтение опять же не самое простое — требует усидчивости, но награждает отличной историей.

Довольно жёсткий и хлёсткий слог Мелихова явно потребует привычки: его герои не стесняются использовать лексику пожёстче и слова поярче. В любом случае, по заверениям критиков, перед нами один из лучших духовных наследников "Тихого Дона" Шолохова. 

Борис Минаев — "Мягкая ткань: Батист. Сукно" 

"Батист" и "Сукно" — две книги сериала "Мягкая ткань". Под "Мягкой тканью" Борис Минаев имеет в виду судьбы людей, которых революции и войны в России начала XX века разорвали в прямом или переносном смысле. 

Из этой ткани Минаев мастерски шьёт лоскутное одеяло персонажей — там и доктора, и солдаты, и следователи НКВД, и поэты, и пекари. Жажда персонажей жизни как раз и становится теми нитками, которыми сшито воедино одеяло Минаева. Читатели и рецензенты сходятся во мнении, что положить книгу, однажды её открыв, невозможно до самого конца. И за этот эффект приходится благодарить не внезапные повороты сюжета (которых тут нет), а богатый слог и лирику Минаева.

Леонид Юзефович — "Зимняя дорога"

Лауреат премий "Большая книга" и "Национальный бестселлер" в своей новой книге рассказывает об одном из эпизодов Гражданской войны, когда Сибирская добровольческая дружина совершила поход из Владивостока в Якутию. 

"Зимняя дорога" — документальный роман, основанный на собранной Юзефовичем за много лет коллекции архивных документов. Главные герои — белый генерал Анатолий Пепеляев и красный командир Строд. Герои противопоставлены друг другу не только фракциями, взглядами на устройство мира, но и творческими наклонностями: Пепеляев — поэт, а Строд — писатель-прозаик.

Но перед силой природы оба равны: третьим героем романа выступает вынесенная в название дорога, которая то есть, то её нет, она занесена снегами, но видна до горизонта. Талант Юзефовича превращать сухой язык архивных документов в детектив, триллер и драму одновременно очень сложно переоценить — иногда возникает чувство, будто он шёл вместе с той самой дружиной век назад и все события тщательно конспектировал сам.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!