Дочь Сталина. Что Светлана Аллилуева так и не смогла простить отцу

Дочь Сталина. Что Светлана Аллилуева так и не смогла простить отцу

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости, © Flickr/manhhai

6079
5 лет назад, 22 ноября 2011 года, в американском штате Висконсин умерла единственная дочь Иосифа Сталина — Светлана Аллилуева (Лана Петерс). В 1963 году она написала книгу мемуаров "Двадцать писем к другу", но издать её смогла только в 1967 году, уже уехав в США. Лайф разобрался в исповеди дочери вождя и нашёл те черты в характере Сталина и те его поступки, за которые Светлана Иосифовна винила отца через много лет после его смерти.

В своих мемуарах Светлана Аллилуева описывает отца и кремлёвскую жизнь, обращаясь к некоему другу, — вероятно, это собирательный образ человека, который способен непредвзято выслушать и понять девочку, выросшую, как она сама об этом пишет, "под сенью своего отца". В книге прослеживается несколько линий обиды женщины на своего давно умершего родителя.

Недоверие к матери, чрезмерное доверие к Берии

На протяжении всей книги Аллилуева множество раз упоминает Лаврентия Берию (при жизни Сталина — комиссар госбезопасности и приближенное к вождю лицо), и везде — с нескрываемыми ненавистью и отвращением. Она в открытую называет его выродком и сетует, что это был единственный человек, который смог обхитрить, обольстить её отца.

— Во многом отец и Берия повинны вместе. Я не стану перекладывать вину с одного на другого. Они стали, к сожалению, духовно неразрывны. Но влияние этого ужасающего злобного демона на  отца было слишком сильным и неизменно эффективным...

При этом, как пишет Светлана, мать всегда ненавидела Берию и даже закатывала Сталину сцены, чтобы он так не доверялся ему. Но это было бесполезно.

— В отвращении к этому человеку и в смутном страхе перед ним мы с близкими были единодушны. Мама ещё давно (году в 29-м), как говорил мне сам отец, "устраивала сцены, требуя, чтобы ноги этого человека не было у нас в доме". 

Через годы, когда Светлана уже повзрослела, Сталин пояснял:

Я спрашивал её: "В чём дело? Приведи факты! Ты меня не убеждаешь, я не вижу фактов!" А она только кричала: "Я не знаю, какие тебе факты, я же вижу, что он негодяй!  Я не сяду с ним за один стол!" "Ну, — говорил я ей тогда, — убирайся вон! Это мой товарищ, он хороший чекист, он помог нам в Грузии предусмотреть восстание мингрельцев, я ему верю. Факты, факты мне надо!
Иосиф Сталин

Излишняя ласка

Отец проявлял много нежности к Светлане, пока она была маленькой. Он баловал её, никогда в детстве не бил. Однажды, когда мать сильно наказала Свету за то, что она ножницами изрезала новую скатерть, — побила её по рукам — Сталин сгладил это наказание.

— Боже мой, как больно отшлёпала меня мама по рукам! Я так ревела, что пришёл отец, взял меня на руки, утешал, целовал и кое-как успокоил... Несколько раз он так же спасал меня от банок  и горчичников — он не переносил детского плача и крика. Мама же была неумолима и сердилась на него за "баловство", — пишет Светлана Аллилуева.

Светлана была уверена, что из-за чрезмерной ласки отца её мать была в итоге с ней слишком холодна. А именно материнской нежности так не хватало девочке, которая осталась сиротой в 6 лет (в 1932 году жена Сталина Надежда Аллилуева покончила жизнь самоубийством).

Отец нас не стеснял (правда, он был очень строг и требователен к Василию [брат Светланы]), баловал, любил играть со мной, — я была его развлечением и отдыхом. Мама же больше жалела Василия, а ко мне была строга, чтобы компенсировать ласки отца. Но всё равно я её любила больше...
Светлана Аллилуева

Тема упрека отцу за всё неправильное, что было в матери, сквозит через всю книгу воспоминаний. Светлана даже приходит к выводу, что, может быть, и хорошо, что мать так рано ушла и не застала все репрессии, которые настигли их семью, окружение.

— Я часто думаю: какая судьба ждала её дальше, если бы она не умерла? Ничего хорошего её не ждало. Рано или поздно она оказалась бы среди противников отца. Невозможно представить себе, что она бы молчала, видя, как гибнут лучшие старые друзья — Н.И. Бухарин,  А.С. Енукидзе, Реденс, оба Сванидзе — она бы не пережила этого никогда. Быть может, судьба даровала ей смерть, спасшую её от ещё больших, ожидавших её несчастий? Ведь она не смогла бы — трепетная лань— предотвратить все эти несчастья или остановить их, — пишет дочь Сталина.

Репрессии в отношении первого возлюбленного 

В 1942 году 16-летняя Светлана влюбляется в 39-летнего преподавателя ВГИК (а в годы войны — военного корреспондента) Алексея Каплера. Их нечастые и недолгие встречи, походы в кино и поцелуи украдкой не закончились для пары ничем хорошим. Начиная свой рассказ о первой любви, Светлана пишет, что в ту зиму она познакомилась с человеком, "из-за которого навсегда испортились её отношения с отцом".

Их познакомил брат Светланы Василий, который привёз Каплера к ним на дачу — Василий в то время консультировал Каплера по фильму про лётчиков. Отношения Каплера и юной дочери вождя развивались романтически. Уехав в Сталинград в качестве военного корреспондента, мужчина опубликовал оттуда в "Правде" свой репортаж в виде писем возлюбленной, где он и описал все происходившие на фронте действия.

К тому моменту Сталину уже доложили о романе его дочери. В феврале 1943 года, после возвращения Каплера из Сталинграда, они увиделись с Аллилуевой и решили, что это будет их последняя встреча. Однако гнева Сталина мужчине избежать не удалось — Каплер был арестован, осуждён за антисоветскую агитацию и на 5 лет отправлен в Воркуту. К дочери Сталин пришёл через некоторое время после ареста, забрал письма от Каплера, накричал и ударил по лицу.

Светлана так пишет об исходе той встречи:

— С этого дня мы с отцом стали чужими надолго. Не разговаривали мы несколько месяцев;  только летом встретились снова. Но никогда потом не возникало между нами прежних отношений. Я была для него уже не та любимая дочь, что прежде.

Освободившись в 1948 году, Каплер, вопреки запрету, приехал в Москву, за что вновь был арестован и отправлен на дальний Север на работы в шахте. Освободили и реабилитировали его только после смерти Сталина, в 1953—1954 годах. 

Отречение от родных 

Из тех людей, которые окружали семью Джугашвили-Аллилуевых, к 1953 году нерепрессированными остались единицы. После очередной волны арестов в конце 1948 года в тюрьму кроме всех прочих попали тётки Светланы — сестра и вдова брата матери. Тогда Сталин был предельно ожесточён против всего мира, пишет Светлана. На вопрос дочери, в чём же их  вина, Сталин ответил просто: "Болтали много. Знали слишком много, и болтали слишком много. А это на руку врагам..."

Сталин в разные годы отрекался от всего родного: от родной Грузии, от своих родственников и даже от своего сына Якова от первого брака. О последнем Светлана вспоминает с особенной нежностью и уважением. Она описывает его как скромного человека, которому претило всякое упоминание о том, чей он сын, а также говорит, что он никогда не пользовался привилегиями для своей персоны. Однако отец презирал его за то, что тот попал в плен, где и погиб. 

Михаил Чиаурели, готовясь к съёмкам "Падения Берлина", хотел включить в него образ Якова Джугашвили как героя войны. Но Сталин наотрез отказался.

— Ему просто не хотелось выпячивать  своих родственников, которых он, всех без  исключения, считал незаслуживавшими памяти. А благодарной памяти Яша заслуживал; разве  быть честным, порядочным человеком в наше время — не подвиг? — пишет Аллилуева.

Разрушение образа идеального революционера  

Надежда Аллилуева, пишет её дочь, была убеждённым строителем новой жизни, "новым человеком, свято верившим в свои новые идеалы человека, освобождённого революцией от мещанства и от всех прежних пороков". При этом своего отца Светлана считает давно свернувшим с намеченного пути и тем самым глубоко разочаровавшим свою жену.

— Среди всех самым высоким идеалом нового человека показался ей некогда отец. Таким он был в глазах юной гимназистки — только что вернувшийся из Сибири "несгибаемый революционер", друг её родителей. Таким он был для неё долго, но не всегда, — пишет Светлана.

По её мнению, когда мать осознала, что отец — не тот "новый" человек, каким он ей казался  в юности, её постигло "страшное, опустошающее разочарование", которое в конце концов и привело её к самоубийству.

О матери Светлана пишет с восхищением, нежностью и жалостью:

— Какая-то сквозит в письмах наивность, чистота. Ведь ребенок же ещё — и вдруг на плечи этого ребёнка свалилась такая судьба! Хватило бы только лишь революции с гражданской войной и разрухой... Нет, на ребёнка ещё свалилась камнем любовь к человеку на 22 года старше, вернувшемуся из ссылки, с тяжёлой жизнью революционера за плечами; к человеку, идти рядом с которым нелегко было и товарищам. А она пошла рядом, как маленькая лодочка, привязанная к огромному океанскому пароходу, — так я и вижу эту пару рядом, бороздящую бешеный океан...

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!