Косы и матросочка. Детство и отрочество Зои Космодемьянской

Косы и матросочка. Детство и отрочество Зои Космодемьянской

Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости

7258
29 ноября 75 лет назад в деревне Петрищево Московской области казнили партизанку Зою Космодемьянскую. На рассказах о её подвиге вырастили несколько поколений детей в СССР. О том, какой Зоя была в жизни, читайте в материале Лайфа.

"Передо мной высокая худая девочка с чёрными гладкими волосами, зачёсанными назад, с быстрыми тёмными глазами. Смуглый оттенок лица и немного широкие скулы делали её похожей на южанку", — так описывал внешность Зои Космодемьянской в 1935 году её одноклассник, Виктор Белокунь. Его воспоминания, как и многих других, датированы февралём 1942 года.

В конце января того года в газете "Правда" была опубликована статья Петра Лидова "Таня" о подвиге партизанки, которая героически погибла в деревне Петрищево Московской области, так и не раскрыв своего настоящего имени врагу. Речь шла о Зое, которую немцы поймали во время попытки поджечь стойло с лошадьми и затем казнили.

Уже 5 февраля 1942 года секретарь Московского ВЛКСМ Анатолий Пегов пишет записку с предложением о представлении Космодемьянской к званию Героя Советского Союза. 16 февраля был подписан указ о посмертном награждении Зои.

Конечно, всё написанное одноклассниками Зои тщательно выверялось, ведь речь шла о первой женщине, удостоенной звания Героя Советского Союза. Тем не менее какие-то достоверные сведения о её внешности и характере из этих рассказов можно получить.

Заведующий винной лавкой дед и набожная бабушка

Сама Зоя в 1936 году писала, что косички у неё "совершенно маленькие". Она вела дневник с 12 лет, в котором кратко описывала события отдельных дней. По словам её матери, последний дневник дочь сожгла перед уходом на фронт.

Сохранился лишь фрагмент её записей, где она, в частности, подробно описывает поездку с братом Шурой и двоюродным братом Славой в июле 1936 года из Москвы на родину — в деревню Осиновые Гаи Тамбовской области, к бабушке Мавре Михайловне и дедушке Тимофею Семёновичу. 2 июля, в день отъезда, Зоя писала, что ей грустно, так как с ними не едет мама, но в то же время весело, ведь она не была в деревне уже шесть лет.

Когда мы приехали, то Слава постучался в дверь, а дедушка спросил у него: "Тебе чего, вина, что ли?" Дедушка работал заведующим винной лавкой. И он думал, что это тракторист Васятка пришёл выпить
фрагмент дневника Зои Космодемьянской

В один из дней она пишет, что ей самой пришлось пару раз выдать вина, так как никого из взрослых в тот момент не было дома. "Когда пришла бабушка, я ей сказала, что больше этого делать не буду, то есть отпускать вино, и в другие такие дела вязаться не буду никогда в жизни", — писала взволнованная Зоя.

Сохранились воспоминания о Шуре и Зое одной из жительниц деревни — Тамары Городиловой.

Я порой смотрела на Зою — глаз оторвать не могла! Она была очень симпатичная девочка-подросток. Помню, один раз она приехала в матросочке, вышитой светлой кофточке, тёмно-синей юбке в складочку. Всё это шло ей необычайно! Были у неё косички — до 14 лет точно, и только в последний приезд в Гаи, когда ей было 16 лет, у неё уже была короткая стрижка. В косички она очень любила вплетать ленточки, и всегда только красные
из воспоминаний Тамары Городиловой, 2005 год

Судя по дневнику Космодемьянской, она в деревне не только купалась на речке и играла с друзьями, но и много помогала по хозяйству бабушке. Почти каждый день Зоя упоминает, что мыла полы, работала в огороде, готовила или ходила на речку полоскать бельё. Также она ухаживала за животными, например, пятью козами — Майкой, Черномором, Бароном, Зорькой и Козей.

Конечно, Зою традиционно описывают как ярую комсомолку, но на самом деле её семья была набожной. В дневнике она упоминает, что бабушка ходила в церковь, а Анна Лукьянова, троюродная сестра Шуры и Зои Космодемьянских, в воспоминаниях указывала, что в деревенском доме Мавры Михайловны и Тимофея Семёновича в Осиновых Гаях стояли иконы.

Был и такой случай. На деревенских огородах жили монашки, две сестры Подымовы. Одинокие, немного странные. Их отовсюду гнали, и они всех боялись. И вдруг кто-то приносит им милостыню, тайком. Они были очень удивлены, у моей мамы спрашивают: "Не ты нам милостыню приносишь?" Она: "Нет, я всё открыто делаю". У соседа Ефима Васильевича спросили — тоже нет. Мы решили подсмотреть, кто. И, когда стемнело, видим: Мавра Михайловна и Зоя принесли им и поставили какую-то еду
из воспоминаний Тамары Городиловой, 2005 год

Здоровье девочки, видимо, с детства было слабым. Летом 1936 года в деревне она, судя по дневнику, пробыла около двух месяцев, при этом Зоя несколько раз упоминает о том, что болеет, а также периодически жалуется на главную боль или проблемы с пищеварением.

Но серьёзные проблемы со здоровьем начались у неё позже, и связаны они во многом были с её желанием всегда быть первой и лучшей.

Курсы для неграмотных домохозяек и нервные срывы

В 1938 году Зою выбрали групоргом в классе. Тогда она предложила организовать регулярные занятия комсомольцев с малограмотными и неграмотными домохозяйками.

"Вначале ребята согласились, но когда оказалось, что придётся ходить далеко через поле, то многие стали отказываться. Зоя пристыдила их и указала на то, что они не выполняют комсомольских поручений, те стали посмеиваться над этим нововведением, и начался большой спор, а затем и ссора", — рассказывает в воспоминаниях одноклассник Зои Виктор Белокунь.

После этого скандала групоргом выбрали другого человека, а Зоя замкнулась и почти перестала общаться с одноклассниками. Из-за этих переживаний у девочки начали случаться нервные срывы.

Зоя болела нервным заболеванием с 1939 года, когда переходила из 8-го в 9-й класс, при переходе из 9-го в 10-й класс в 1940 году болела менингитом в острой форме. Сначала врачи говорили, что надежды на выздоровление нет, но она попала к профессору Маргулису, который спас её. Если бы попала к другому, то не выжила бы. Врачи даже удивились, когда её выписывали из больницы
из воспоминаний матери Зои Космодемьянской Любови, 1942 год

В классе о своих проблемах со здоровьем Космодемьянская никому не рассказывала. Одноклассники узнали о болезни от её брата Шуры. Тогда многие подумали, что в нервных срывах Зои виноваты и они тоже. По словам Любови Космодемьянской, после болезни одноклассники прониклись к Зое и даже помогли достать путёвку в санаторий для неё.

Последнее свидание с родным домом

В 1940 году одноклассники вспоминают Зою уже не как худую девочку-подростка, а как крупную и плечистую девушку с коротко остриженными волосами. Такой она и ушла на фронт.

Внешне Зоя была очень привлекательной, даже красивой девушкой. Мы невольно залюбовались ею. Одета, однако, скромно. На ней было простое маркизетовое платье, перекрашенное в чёрный цвет. Поверх платья — пушистый светло-песочного цвета свитер домашней вязки с круглым отложным воротничком. На ногах аккуратные сапоги. Пышные тёмные волосы были высоко подстрижены "под мальчишку
из воспоминаний боевой подруги Зои Анны Юдиной, 2003 год

Любовь Тимофеевна Космодемьянская точно запомнила, в чём проводила дочь на фронт. На ней была бежевая шерстяная фуфайка с отложным воротником, старое длинное пальто в полоску, мужская спецовка-рубашка серого цвета с карманами по бокам и кожаный пояс. На голове — шерстяной шарф фисташкового цвета, на руках — зелёные варежки домашней вязки, на ногах — коричневые туфли на венском каблуке, гетры и бежевые чулки.

На третий день после отъезда Зои мать получила открытку со штампом "Полевая почта". Второе письмо пришло где-то через неделю. Оно было очень коротким: "Чувствую себя хорошо. Обо мне не беспокойся. После выполнения задания приеду погостить".

В середине ноября, судя по мемуарам боевой подруги Зои Клавдии Милорадовой, обе они приезжали в Москву. Космодемьянская позвала её в гости. Они приехали в их коммуналку, но Шуры и мамы дома не оказалось. В свою комнату Зоя так и не попала, она лишь оставила записку в том месте, где мама обычно хранила ключи. Это было её последнее свидание с родным домом.

Когда Зоя погибла, её дед Тимофей Семёнович самолично обошёл всех соседей и попросил их, чтобы они ничего не рассказывали его жене, Мавре Михайловне.

У нас в деревне не было радио, газеты приходили с большим опозданием, и даже о начале войны в сельсовет из райцентра сообщили по телефону. Когда же, немного позже, она всё-таки узнала об этом, то слегла и уже больше не встала. Не смогла Мавра Михайловна пережить гибель любимой внучки. В 1944 году приезжала Любовь Тимофеевна, забрала Тимофея Семёновича в Москву. Последние годы жизни он прожил вдалеке от родных Осиновых Гаев, у сына в Москве, там и умер в конце 40-х годов
из воспоминаний Тамары Городиловой, 2005 год

Любовь Космодемьянская пережила не только дочь, но и своего сына: брат Зои Шура погиб на фронте в апреле 1945 года. А Любовь Тимофеевна прожила долгую жизнь. В 1949 году в свет вышла её книга "Повесть о Зое и Шуре", которая была переведена на многие языки. Любовь Космодемьянская помогала открывать музеи, посвящённые Зое и Шуре, в том числе в Петрищеве и в Осиновых Гаях.

Умерла она в 1978 году в возрасте 77 лет. Её похоронили на Новодевичьем кладбище, рядом с детьми.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!