"Пахнет каким-то дерьмом". Как мы ездили проверять силу вони

"Пахнет каким-то дерьмом". Как мы ездили проверять силу вони

Коллаж © L!FE. Фото: © L!FE

35481
Мы взяли с собой экспертов с ольфактометром — это прибор, который замеряет силу самого запаха, а не количество отдельных веществ в воздухе.

Парадоксальная ситуация. Сотни жителей Москвы и Подмосковья за последнюю неделю пожаловались на вонь. Мосэкомониторинг (учреждение мэрии, которое проверяет состояние воздуха) как будто издевается. Всю эту неделю (каждый день по три раза!) он выдавал новости (на сайте департамента природопользования): "В целом по городу отмечается низкая степень загрязнения атмосферы".

То ли лыжи не едут, то ли чиновники проверяют воздух как-то неправильно — что ещё оставалось думать москвичам?

И действительно, госструктуры считают отдельные показатели — сколько в воздухе сероводорода, метилмеркаптана и т.д. И оказывается, что норма по каждому из них не превышена.

Но в ГОСТе "Правила установления нормативов и контроля выбросов дурнопахнущих веществ в атмосферу" (введён в действие с 1 июля 2015 года приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии) прямо сказано, в чём подвох.

"В большинстве случаев запах формируется не отдельным веществом, а смесью веществ", — говорится в ГОСТе. И из неё "часто невозможно выделить конкретные обладающие запахом соединения, большинство из которых не идентифицированы и не имеют ПДК" (предельно допустимых концентраций. — Прим. Лайфа).

То есть совершенно разные вредные вещества — с разных заводов и свалок — перемешиваются над Москвой. И в результате получаются то ли тухлые яйца, то ли квашеная капуста.

Поэтому лучше исследовать силу запаха с помощью специального прибора — ольфактометра, говорится в ГОСТе. Для него нет разницы, духи или канализация, — главное, насколько сильно пахнет.

<p>Фото: © L!FE</p>

Этот прибор мы с собой и взяли. С нами в столичный район Кожухово поехали сотрудники независимой лаборатории замера запахов.

Почему именно Кожухово? Во-первых, его упомянул в своём твите мэр Москвы Сергей Собянин.

"В ряде районов Москвы вновь появился запах. По данным Мосэкомониторинга, в районе Кожухово превышен уровень ПДК. Выразил крайнюю озабоченность контролирующим органам и необходимость определить источник выбросов", — написал мэр.

Во-вторых, в Кожухове такая прекрасная роза ветров, что вонь доносится то с мусоросжигательного завода, то со свалки в Балашихе.

Кстати, насчёт этой свалки. Про то, что основная вонь идёт именно с закрытого полигона "Кучино", заявили и в МЧС:

— В поисках причины неприятного запаха в столице МЧС было проведено более 140 исследований. На территории Москвы превышений предельно допустимых концентраций не выявлено, — сообщили в пресс-службе МЧС в пятницу. — Зарегистрированы превышения концентрации сероводорода в атмосферном воздухе вблизи полигона твёрдых бытовых отходов "Кучино" (г. Балашиха Московской области), откуда и пришёл запах.

В мэрии тоже уверены, что источник неприятных запахов расположен не в Москве. Так, Сергей Собянин заявил: "Последние дни проходят под знаком расследования причин неприятных запахов, которые периодически мучают москвичей. В связи с тем что после тщательной проверки на территории города источник не был обнаружен, обратился за информацией к коллегам в МЧС".

<p>Фото: © РИА Новости/Михаил Воскресенский</p>

Впрочем, мы решили проверить не только "Кучино", но и другие объекты, которые могут быть источником вони. Первым делом направились к мусоросжигательному заводу № 4, который находится недалеко от жилых домов. Вдруг он разносит вонь не меньше, чем свалка?

Эксперты приглядываются к дыму, идущему от труб.

— Куда там ветер дует? — совещаются между собой специалисты по запаху. — Нужно поймать ветер, который идёт от завода.

Машина оставила нас недалеко от перерабатывающего предприятия. В открытом поле ни души, слышен лишь лай собак, да невдалеке виднеются высотные жилые дома.

Нельзя сказать, что мы задыхались от удушающего запаха и прикрывали носы. Но в воздухе чем-то стойко и достаточно ощутимо пахло, это факт.

Чтобы сделать замеры, нам пришлось карабкаться на небольшую горку: ведь нужно держать "нос", то есть прибор, по ветру. На вершине специалист поднял ольфактометр в сторону завода и через прибор стал вдыхать запах, исходящий от предприятия. Попутно он объяснял, что в приборе смешивается чистый воздух с тем, которым мы дышим сейчас. Таким образом получается выяснить, запах какой силы гуляет вокруг нас.

<p>Фото: © L!FE</p>

Подышав через ольфактометр, специалисты с удивлением взглянули на результат.

— 15 единиц показало, представляете, — сказал один сотрудник лаборатории второму. — Даже не ожидал.

Одна единица запаха — это когда его ощущают 50% тех, кто находится поблизости (просто кто-то более чувствительный, а кто-то менее). 15 — это много.

— 15 единиц — это достаточно сильный запах, от него может болеть голова у некоторых людей, портиться настроение, обостряться хронические заболевания, в том числе психические расстройства, — сказал сотрудник лаборатории Евгений Горожанкин.

Во многих странах установлены нормативы по запаху. Например, в Австралии для территорий, где есть школы и больницы, установлен норматив 2 единицы запаха. Для территорий, где есть жилые дома плотной застройки, — 3 единицы.

В ГОСТе рекомендуется устанавливать такие нормативы в каждом случае отдельно. Специалисты из компании "НИИ Атмосфера" ранее предлагали установить региональный норматив для Санкт-Петербурга — 3–5 единиц. Но на практике этим никто почти не занимается, в СанПиНах нормативов так и нет.

От мусоросжигательного завода мы едем к ближайшим жилым домам. Сумерки окутывают спокойные улочки, и всё кажется мирным и уютным.

<p>Фото: © L!FE</p>

Мы остановились возле детского центра.

— Думаю, здесь у нас ничего не получится, — говорит Евгений Горожанкин. — Нет никакого запаха.

Мы с оператором уже тоже стали в некоторой степени специалистами по запаху. Действительно, на улице ничем особенным не пахло. Видимо, ветер прогнал всё, что могло раздражать носы местных жильцов.

Прибор тоже не уловил ничего криминального. Но он чувствует запахи, которые висят в воздухе только здесь и сейчас. А люди, которые живут здесь годами, знают о запахе гораздо больше ольфактометра. Мы решили поговорить с местными жителями.

К детскому центру подошёл мужчина с маленьким мальчиком.

— Папа, мы уже опаздываем на занятие, — нетерпеливо топает ножкой мальчик.

Но мужчина остановился — чтобы рассказать нам о том, что беспокоит родительское сердце.

— Дети страдают от постоянного запаха. Из-за присутствия запаха дети постоянно на больничном и страдают аллергической астмой, — сказал он.

Даже дома от вони не спрятаться.

— Появляется запах — очень неприятный такой, едкий. Приходится закрывать форточки, — рассказал другой местный житель, которого мы встретили в магазине.

Школы, детские сады — куда ни пойди, везде хочется зажать нос.

— Вчера целый день пахло каким-то дерьмом. Вот в школе я работаю — все тут жалуются: и голова болит, и плохо, — рассказала пожилая сотрудница местной школы.

Учёные из НИИ охраны атмосферного воздуха в своей научной работе "Ольфактометрические исследования запаха на российских предприятиях" предложили измерять запах с помощью нескольких методов одновременно, особенно "в случае многочисленных жалоб населения". Это и исследования с помощью ольфактометра, и осмотр предприятия, и "оценка уровней воздействия запаха на проживающее в окрестностях предприятия население".

То есть спросить надо людей: "Не мешает ли вам запах?", а не сообщать о "низкой степени загрязнённости атмосферы" в ответ на поток жалоб.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×