Цирк с конями. Как соцсети фермера в живодёры записали

Цирк с конями. Как соцсети фермера в живодёры записали

Коллаж L!FE. Фото: © L!FE/Сергей Дубровин

3362
"Отощали до состояния велосипеда", "голову жеребёнка насадили на кол", "хозяин мучает лошадей". На этой неделе социальные сети облетела очередная история с живодёрским оттенком. На самом популярном ресурсе конников аноним опубликовал шокирующие снимки из частной конюшни под Рославлем. Лошади, висящие на тросах, гноящиеся глаза, отрубленная конская голова… По горячим следам смоленские активисты составили несколько петиций и обращений в прокуратуру и Следственный комитет — требуя разобраться с мучителем.

Рославль — городок в Смоленской области недалеко от границы с Белоруссией. Широкие поля, аисты на придорожных столбах и запах дыма с полей. На трассе мы обгоняем самодельную повозку, которую тащит грустная коричневая лошадка со свалявшейся шерстью. Продавщица в деревенском магазине поясняет: это цыгане. Собирают по полям лом. Где и как живут их лошадки — никто не знает. Но весь город в курсе, как сейчас обстоят дела в конюшне в Малых Кириллах. 

"Учтите, что он может показать не все стойла и не всех лошадей. Сейчас 22 лошади", — такую приписку в СМС вместе с номером телефона хозяина конюшни Андрея Королёва прислали мне зоозащитники. Они же рассказали: в соцсетях для Королёва уже объявили сбор на срочный субботник — чтобы успеть почистить стойла и лошадей к приезду телевидения. Которое должно прибыть в городок в воскресенье. Правда, откуда и по чьему приглашению — неизвестно.

Угрозы конюху

Трубку на той стороне берут после пары гудков. Никакой легенды придумывать не пришлось: Королёв готов принять журналистов из Москвы в любой день. Более того — мы первое СМИ, которое напросилось в гости. 

У двухэтажного кирпичного дома нас встречают жирные гуси. Застенчиво виляя хвостом, подходит маленькая пегая дворняжка. Сам хозяин подворья спрыгивает из кабины погрузчика, которым отгребает навоз от приземистого хлева.

Хозяйство

— Что вам показать? Тех, кто умирает? Ну, пойдёмте сюда сначала, — по мощённой плиткой дорожке Андрей ведёт нас во внутренний двор. Через забор видно роющихся в огороде куриц, в дверь хлева — упитанных пёстрых коров. Над головой в широком проволочном вольере урчат голуби. В ноги тычутся два французских бульдога.

— Там писали где-то, что я там собак и кошек на вилы поднимаю… Кис-кис-кис... — С крыши, лестниц и откуда-то ещё к Андрею спешат разномастные коты и кошки. — Даже не знаю, сколько их тут. Всё хозяйство перед вами!

Фото: © L!FE/Сергей Дубровин

Андрей рассказывает: родился тут, на окраине Рославля. В 1992 году получил в Малых Кириллах дом — тогда работал водителем в колхозе. Воспитал дочку и сына. Саша после техникума, Никита после армии — оба вернулись в родительский дом. Крестьянско-фермерское хозяйство оформили два года назад. Мог бы и раньше это сделать — только, говорит, перспектив не видел. Не было земли, чтобы развивать, например, молочное животноводство. 

Сельский парадокс: поля в округе затягивает лесом, а получить их под пастбище или посев — тот ещё квест. Два года назад Королёвы просили участок недалеко от деревни, но на землю объявили аукцион. Её забрал местный депутат. Однако оформлять не стал — посеял разок рапс и забросил поле. В этом году Королёвы снова подали документы на землю — на этот раз через Корпорацию инвестиционного развития. Половину марта удача была на их стороне, инициативу в Смоленске одобрили и разрешили приступать к вспашке земли. А когда документы спустили в местную администрацию, выяснилось, что нужно снова писать заявление здесь. И — участок опять пойдёт сначала на торги. А вслед за этой новостью, говорит Андрей, как-то очень вовремя развернулась и эта травля в Интернете...

— Я знаю, кто примерно за этим стоит и кто эту травлю инициировал. И лошади этих людей вообще не волнуют, — говорит он, но фамилий не называет.

Пока у семьи есть несколько арендованных гектаров за домом. И левада — большой загон на берегу реки, — где сейчас гуляют кони. 

Левада лошади

По пути к леваде успеваю пересчитать тех, кто гуляет отдельно. Два жеребёнка — привыкают к корду, поясняет Андрей. Три взрослых коня. В загоне видны лошади, припавшие к редкой первой траве. Всего 22 штуки.

— Ну, жир с лошадок сейчас, конечно, не капает, — констатирует хозяин, проводя рукой по конскому боку. — Сейчас такое время года — у них весь организм настроен на линьку. Смена шерсти больших внутренних ресурсов требует.

Нашу беседу нарушает визг тормозов. У левады останавливается вишнёвая "семёрка". Из неё выгружается человек в полицейской форме. Это местный участковый — в руках у него распечатка той самой статьи с конного форума.

Фото: © L!FE/Людмила Клыженко

— У нас начальник штаба, значит, мониторил Интернет, ну, как полагается, — наш новый знакомый разворачивает листы. — И вот. Нашли заметку. Зарегистрировано в книгу учёта сообщения о преступлениях, мне поручено провести проверку. 

— Ну мы все это видели, но неужели проблема это всё организовать? Это было не у нас сделано, это неизвестно где сделано! Там не все фотографии наши! — Андрей заметно злится, но берёт себя в руки и машет рукой Саше. — Дочь, гони сюда всех коней для товарища участкового.

Снимок, который Андрей признаёт, это как раз тот, где в стойле на ремнях висит лошадь. Хозяин говорит — недоглядели. Работали на жерёбой кобыле, не знали, что понесла. Случился выкидыш, и серая Изюминка слегла. Вызванный ветеринар даже смотреть не стал — посоветовал дорезать.

— А мы с Никитой не стали. Мы с сыном её вылечили. Мы её подняли, вкатили ей уколы внутривенно, дали усиленное питание. И всё. Вот только следы остались, — Андрей показывает три едва затянувшиеся розовой кожей раны на конском "окорочке". — Лошадь сильно бьётся, когда лежит, а кожа у них тонкая, потому и подвешивать приходилось.

Фото из соцсетей

Участковый делает себе пометки. А мне уже обрывают телефон зоозащитники — они собираются в городском парке и очень хотят узнать, какие ужасы мы увидели на конюшне. Едем навстречу к ним. 

В центре Рославля нас встречают несколько девушек, пара женщин и мужчина. Папа и мама теперь уже бывших юных посетительниц конюшни. Две взрослые экс-клиентки. И одна женщина — консультант. Консультант зоозащитников Алеся говорит: у неё шесть своих лошадей. Диагноз коням Королёва — как и все пользователи Интернета — она ставила по фотографиям. 

— Вот это Палитра, — девочка Саша показывает снимок кобылы, лежащей на земле, — я лично видела, как она висела на ферме. Дядя Андрей сказал нам вывести её и ещё Радугу, чтобы они могли поесть травы. Как только мы их вывели — буквально через десять метров Радуга упала. Подошёл сын хозяина Никита, начал поднимать её за хвост. И мне сказал бить её по морде, другим девочкам сказал бить её по бокам… — голос Саши срывается на слёзы. — Я на это смотреть не могла и ушла. 

Саша в конюшню ездила к своей собственной лошади — пару лет назад выкупила кобылу у Андрея. Но на постой оставила там. С началом скандала перевезла к другому хозяину. Уверена, что на новом месте Фая заметно повеселела. 

Убитые Радуга и Палитра

А Радугу и Палитру зарезали, говорят девчонки. И кормили, по их словам, лошадей плохо. Овса они не видели неделями, а на завтрак и ужин подавалось гнилое сено. Однако фотоподтверждений скудного рациона нет. Видеозаписей "многочисленных избиений" тоже никто не успел сделать. 

Ещё одна претензия к конюшне от воспитанниц с приставкой "экс": слишком много "чёрной" работы им приходилось делать. Даша ездила к Королёвым четыре года. Говорит, часто просили помочь чистить лошадей, поить их, выгребать навоз. А чтобы якобы купить корма, хозяин сдавал коней девушкам в аренду — за четыре тысячи в месяц. Однако в отсутствие арендаторов кони ходили по маршруту под другими седоками. Это, конечно, постоянным клиенткам тоже не нравилось. 

— Скорее всего, лошади не стоят на учёте в ветеринарной службе, — авторитетно рассуждает Алеся. — А у них могут быть болезни, которые передаются человеку. Можно показать ваше видео московским ветеринарам, они дадут официальное заключение. Мы пытались пригласить сюда их, но кто-то не отвечает на запросы, а кто-то боится присылать в такое хозяйство специалистов. 

Фото: © L!FE/Сергей Дубровин

Сама Алеся на конюшне у Королёвых не была. На вопрос "Почему?" — пожимает плечами. Уверена, что не пустят. Один звонок — и мы снова едем в Малые Кириллы, на этот раз в компании чуть побольше. 

Прямо посреди левады устраиваем очную ставку: Алеся просит экс-посетительниц перечислить клички зарезанных коней. 

— Нэнси, Радуга, Палитра, — начинает Даша, но договорить ей не дают. 

— Это лошади, которых мы продали, — заверяет Андрей. — Все их клички у нас тоже есть. 

По словам хозяина, шестерых коней продали ещё осенью. Местному цыгану. Алеся цыгана знает и вроде как даже может проверить информацию. Но документов купли-продажи у Андрея нет. 

зоозащитники

А что касается фотографий отрезанных голов и висящих коней — от причастности к ним Королёвы открещиваются. Здание старой фермы, где сделано большинство снимков, раньше арендовали другие хозяева. Быть может, это было ещё при них. А у девчонок, по их словам, нет исходников фотографий с датой съёмки, которая могла бы помочь пролить свет на эту историю. 

Осмотром оставшихся коней гости со стороны тоже остались не очень довольны. Лошади сильно отощали, хотя тех, кто откровенно валится с ног, в табуне нет. Но таких тоже нельзя пускать в работу. Впрочем, проката становится всё меньше — даже за минимальные деньги, говорит Андрей. Так что есть шанс, что на свежей траве кони скоро нагуляют бока. А ветеринарные справки у него есть, прививки и осмотр проводит ежегодно. И готов показать своих подопечных любым специалистам, которые пожелают заглянуть на конюшню.  

Отвечать на неприятные вопросы Андрею придётся ещё не раз. Проверка, которую учинил участковый, — лишь первая из множества. Зоозащитники написали заявления на имя уполномоченного по правам ребёнка, в Следственный комитет и прокуратуру. Говорят, отобрать лошадей цели нет — хотят, чтобы за ними просто нормально ухаживали. Королёвы уверены в обратном.

— Они сами опубликовали эту информацию, в личных переписках, у меня всё это есть, — говорит дочь Андрея Саша. — Они хотят, чтобы лошадей раздали бесплатно или продали за бесценок. Я с семи лет этим занимаюсь, я сюда вложила душу и здоровье. У меня зубы вставные, шрамы по всему телу... Как я могу после такого на это всё спокойно реагировать?

Спокойно отреагировать не смогла и мама Саши и Никиты — три дня назад угодила в больницу. Но основной удар на себя приняли младшие Королёвы. Их страницы в соцсетях ломятся от мата и угроз. Пользователи предлагают закопать главу семейства, поджечь дом или устроить короткое замыкание. Так что теперь семья планирует писать встречный иск на своих бывших клиентов — за клевету.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!