У Трампа всё хорошо — у Трампа всё плохо

У Трампа всё хорошо — у Трампа всё плохо

Фото: © REUTERS/Kevin Lamarque

2348
Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, что не удалось и что удалось сделать сорок пятому президенту США за первые сто дней работы.

В конце этой недели исполнится 100 дней президентству Дональда Трампа.

Разумеется, трёх с небольшим месяцев недостаточно, чтобы объективно оценить работу главы государства и построить прогнозы на оставшиеся годы его правления. Но "магическое число" 100 глубоко засело в головах экспертов. Иногда создаётся ощущение, что 100 дней — это некий критический срок, после которого президенту или начнут готовить памятник, или конгресс приступит к процедуре его импичмента.

А ведь это всего-навсего 7% первого срока!

Считается, что "моду на сотню" ввёл Франклин Делано Рузвельт в 1933 году. Вот только сам Рузвельт об этом ничего не знал. Это был тяжелейший период в истории Америки. Свирепствовала Великая депрессия. Безработица достигла 25%. У многих из тех, кто прибыл в Вашингтон на инаугурацию президента, в буквальном смысле не было денег ни на обратный билет, ни на оплату счетов дома.

Благодаря почти единодушной поддержке конгресса в короткий срок было принято пятнадцать законодательных актов, которые определили будущее Америки на многие десятилетия. Тихая и быстрая политическая революция в Вашингтоне позволила начать экстренную закупку продукции у фермерских хозяйств, создать многие тысячи рабочих мест в государственном секторе (в основном на общественных работах), а также поставить под контроль деятельность крупнейших банков.

Историк Адам Коэн писал в своей книге "Ничего не боясь": "Уже позже люди, оглядываясь назад, поняли, как много было сделано в первые сто дней. Но план состоял вовсе не в этом. План был в том, чтобы просто сделать много".

Считается, что Барак Обама в определённом смысле повторил успех Рузвельта. В 2009 году, тоже в период экономического кризиса, он без труда смог провести через конгресс несколько биллей, способствовавших спасению банковского сектора и запуску программы стимулирования экономики. Законодатели, как и во времена Франклина Делано, были настроены во всём помогать президенту.

Однако разве это определило президентство Обамы? Более того, разве не спасение крупнейших банков и "включение печатного станка" потом ставили ему на вид уже через два-три года? Если уж 44-й президент чем и запомнился в стране и мире, то точно не тем, что делал в свои первые 100 дней.

Как насчёт Ричарда Никсона? Все помнят его смелые внешнеполитические инициативы, сближение с Китаем, политику разрядки в отношении СССР, а внутри страны — обуздание инфляции и отказ от золотого стандарта. Но всё это произошло на его втором сроке.

А что сделал в свою первую сотню дней на посту Рональд Рейган? А Джон Кеннеди?

Последний, понимая, насколько несправедлива оценка по "первой сотне", в своей инаугурационной речи заявил: "Наши цели не будут достигнуты в первые 100 дней. Наша работа не будет закончена и через 1000 дней. И даже за всё время пребывания у власти этой администрации. Просто давайте начнём".

Впрочем, Дональд Трамп, в отличие от Кеннеди, слишком много всего наобещал сделать именно в первые сто дней, чтобы винить в болезненном пристрастии к "магическому числу" только прессу и экспертов.

Что ж, давайте оглянемся на эти дни и попробуем понять, выполнил ли он свои обещания.

Если читать исключительно либеральную прессу, то складывается впечатление, что стартовые 7% первого срока Трампа — это полная катастрофа.

Президент не может похвастаться ни одним принятым при нём законом, несмотря на то что большинство в обеих палатах конгресса принадлежит его собственной партии. Да, многие республиканцы не согласны с главой государства по целому ряду вопросов, но отнюдь не по всем. Налоговая реформа и отмена программы медицинского страхования Obamacare были теми целями, к которым стремились все американские правые.

Именно поэтому таким провалом выглядит неспособность новой администрации уговорить конгрессменов принять соответствующие билли без задержек и излишних споров. И вот теперь выясняется, что предложения Белого дома по налоговым нововведениям будут представлены конгрессу не раньше июня.

Трамп дважды пытался запретить въезд в страну жителей стран, где, по мнению ЦРУ и Министерства внутренней безопасности, не могут быть обеспечены надлежащие процедуры проверки. И дважды местные и апелляционные суды отменяли его указы.

В отношении членов администрации президента и бывших сотрудников его предвыборного штаба продолжается расследование по "русскому делу". В результате раскрутки этого самого "русского дела" ближайший советник Трампа, отставной генерал Майкл Флинн, был вынужден подать в отставку, а человек, пришедший на его место (генерал Макмастер), судя по всему, придерживается совсем других взглядов по ближневосточной проблематике.

От расследования любых обстоятельств, связанных с предвыборной кампанией 2015–16 годов самоустранился очень лояльный Трампу генпрокурор Джефф Сешнс, а это означает, что он не сможет курировать и проверки по фактам слежки за штабом Дональда, так что недоброжелатели президента из числа сотрудников спецслужб могут продолжать строить свои козни.

Большому Дональду пришлось внести изменения в состав Совета по национальной безопасности, в результате чего из него был исключён Стивен Бэннон — человек, который олицетворяет в Белом доме помимо самого президента все те новые идеи, за которые и проголосовал ядерный электорат Трампа.

Под угрозой оказался даже главный символ предвыборной кампании Дональда — стена на границе с Мексикой. Президент настаивает на том, чтобы временный билль о финансировании федерального правительства (до принятия бюджета осенью этого года) включал в себя выделение средств на проектирование и строительство пограничных фортификаций.

Но отнюдь не все члены палаты представителей и сенаторы настроены на то, чтобы соответствующие затраты были внесены в билль. Демократы вообще против строительства стены, а многие умеренные республиканцы считают, что дебаты о новых расходах следует перенести на вторую половину года.

И если Белый дом и Капитолий не договорятся, 100 дней Трампа на высшем государственном посту ознаменуются так называемым закрытием правительства, то есть прекращением работы федеральных ведомств (не входящих в перечень критически важных) в связи с отсутствием бюджетного законодательства.

В общем, тот ещё результат! Не случайно, что 45-й президент стал абсолютным антирекордсменом по рейтингу среди новоизбранных американских президентов.

Но давайте взглянем с другой стороны.

В первые сто дней своего президентства Дональд Трамп обещал номинировать нового судью Верховного суда, который устроит сенатское большинство. Он также обещал вывести США из переговоров о Транстихоокеанском торговом партнёрстве. Ещё одним обещанием было разблокировать строительство нефтепровода Keystone XL и ликвидировать излишние административные барьеры для бизнеса, введённые при прошлой администрации.

В планы нового президента входило начать бороться с лоббизмом в Вашингтоне, заняться нелегальными иммигрантами, в особенности теми, кто замешан в наркотрафике и прочей преступной деятельности, а также лишить федерального финансирования так называемые города-убежища, мэры которых предоставляют нелегалам право на проживание в обход иммиграционного законодательства.

Что ж, всё перечисленное сделано или почти сделано. Во всяком случае, в той части, которая зависит от президента.

Новый судья Верховного суда Нил Горсич приступил к работе. Запрет на строительство нефтепровода снят, равно как отменены ещё 19 подзаконных актов, препятствовавшие работе предприятий. Соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве более не стоит на повестке дня.

Офис генерального прокурора и Министерство внутренней безопасности начали последовательную работу на границе с южным соседом — просто получив приказ исполнять уже существующие законы. В результате только за март количество попыток нелегального пересечения границы сократилось на 30%, а по сравнению с первым кварталом прошлого года — на 64%.

Министерство юстиции вместе с ФБР и миграционной службой вплотную занялось этническими бандформированиями в крупных городах, а также приступило к составлению исков против городов-убежищ.

Все сотрудники администрации Белого дома подписали юридически обязывающий документ, в котором отказываются от ведения любой лоббистской деятельности в течение пяти лет после окончания федеральной службы. Если законодатели не захотят принять на себя такое же обязательство, то это их право. Но и их проблема.

Точно так же именно проблемой законодателей-республиканцев — и в первую очередь спикера нижней палаты Пола Райана — стал провал билля об отмене Obamacare. И поскольку республиканское большинство в конгрессе не в состоянии договориться, очередные законодательные инициативы Трампу просто нет смысла выдвигать. За эти "косяки" в 2018 году на промежуточных выборах отвечать конгрессменам, а не президенту.

Наконец, с приходом в Верховный суд Нила Горсича указ Трампа об ограничении въезда в США лиц из неблагонадёжных стран в ближайшее время заработает, как только высший судебный орган отменит решения нижестоящих инстанций.

Во внешней политике к несомненным успехам Трампа можно отнести изменение позиции КНР по северокорейской ракетно-ядерной программе. Кстати говоря, это тоже одно из обещаний Дональда — сделать так, чтобы Пхеньяном занимался Пекин.

Трампу многое не удалось, но то, что ему удалось, он делал сам, преодолевая сопротивление системы, чья неэффективность таким образом выставляется на всеобщее обозрение. И это тоже достижение, во всяком случае для президента-бунтаря.

А теперь пару слов об антирейтинге.

Совместный опрос телеканала ABC News и газеты The Washington Post действительно показал, что только 42% американцев одобряют работу Трампа на посту президента, а 53% её не одобряют.

Только вот какое дело. Оказывается, сейчас, по прошествии почти 100 дней после инаугурации, граждане США гораздо охотнее проголосовали бы за Трампа, чем 8 ноября прошлого года. Издание The Washington Post спрятало эту информацию в самом конце своей публикации, но всё равно вынуждено было это опубликовать. Сегодня за Трампа проголосовало бы 43% американцев, а за Хиллари Клинтон — 40%. Остальные голоса достались бы другим кандидатам.

То есть теперь, после "катастрофического старта", Дональд Трамп уже не уступил бы своей сопернице в общенациональном голосовании, а опередил бы её. И это кое-что говорит о том, как в действительности воспринимаются первые шаги нового президента в США.

Впрочем, впереди ещё 93% его первого срока. Так что не будем торопиться с оценками. Всё, что произошло в Вашингтоне до сих пор, может значить очень многое, а может не значить ничего.

В том числе и во взаимоотношениях между Россией и США.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!