Не оставляйте надежды, маэстро!

Не оставляйте надежды, маэстро!

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

6202
Журналист Андрей Бабицкий — о том, почему декларированные задачи санкций Запада против России оказались прямо противоположны достигнутым результатам.

Неужели вы не слышали эту потрясающую, немыслимую новость: сегодня вступило в силу Постановление о продлении секторальных экономических санкций ЕС в отношении России ещё на полгода, до 31 января 2018-го? Никто ведь, я полагаю, не ожидал такого развития событий, как можно — санкции ещё на полгода? "Разорванная в клочья экономика" хлопает драными, пустыми рукавами на пронизывающем ветру. Россия во мгле, её уже почти добили, осталось совсем чуть-чуть, чтобы её хладный труп был баграми вытянут на берег, обёрнут в рогожу и выставлен на всеобщее обозрение в назидание будущим поколениям.

Такой могла бы быть реакция на решение о продлении санкций, если бы мы до сих пор оставались частью глобального мира, той евроатлантической цивилизации, в которую после развала СССР Россия попыталась вступить на правах вечного двоечника, получившего наконец шанс подтянуть свои параметры хотя бы до уровня "догоняющей" культуры и экономики, страны третьего мира.

Этим статусом нас походя одарило глобалистское начальство, и никаких серьёзных возражений со стороны тогдашнего российского руководства не последовало. В новой колониальной логике Россия рассматривалась нашими "большими друзьями", вознамерившимися преподать нам урок демократии и капитализма, как площадка для эксперимента, в ходе которого на российской территории и должен был состояться "конец истории" посредством заключительной ликвидации разности потенциалов различных культур, доктрин, мировоззрений, сведения всей многоформатности и "цветущей сложности" мирового разнообразия к единому глобалистскому знаменателю.

Но так не вышло. Проект сначала дал трещину, а после и просто стал сыпаться. И даже не в силу своей порочности и своекорыстности, стремления превратить однополярный мир в идеальный образец новой колониальной реальности, где Запад вновь возвращается к своей роли цивилизатора, а условный Восток — Россия в первую очередь — становится территорией, которая в обмен на драгоценные знания о свободе, правах человека, законах экономического развития передаёт безвозмездно своим учителям свои ресурсы, рынки, право использовать собственное население как дешёвую рабочую силу, чей почти бесплатный труд может и далее обеспечивать гегемону безгранично высокий уровень жизни. 

Оказалось, что проблема даже не в этом.

В конце концов, колониальный характер глобалистской идеологии можно оспорить. Либеральное сообщество и сегодня продолжает утверждать, что она лишена всяких хищнических мотивов и направлена исключительно на достижение декларируемых целей: обеспечение максимальной свободы, гражданских и политических прав, всеобщее экономическое процветание. Здесь есть о чём поспорить, подходы были и остаются разными.

Проблема в том, что "конец истории" был уверен в своём безраздельном праве развязать последние узлы на планете, ведь с самым главным узлом — коммунистическим проектом — ему удалось за 70 лет блистательно справиться, доказав неоспоримое преимущество противостоявшей ему евроатлантической цивилизации. Но, взявшись за развязывание, он наплодил бесчисленное количество проблем, которых до его царственного вмешательства в дела планеты мир не знал.

На месте стабильных и вполне самодостаточных, но не соответствовавших критериям демократии государств и режимов, которые он разрушал, появлялись уродливые, полностью потерявшие представление о ценности человеческой жизни и пусть даже не слишком развитом праве антисистемы, отрицавшие самим фактом своего существования ценности свобод и прав человека, да и самого человека заодно.

То есть, вместо того чтобы своими усилиями по преобразованию миропорядка прирезать ему чуть больше справедливости и порядка, глобалистский проект стал повсеместно сеять хаос, смерть и разрушения. Декларированные задачи оказались прямо противоположны достигнутым результатам.

Даже если верить в прекраснодушие либеральных элит, их желание пожаловать человечество лучшими дарами цивилизации, приходится признать, что изначально в их расчётах таился роковой изъян, обернувшийся на практике грандиозным погромом. Вместо того чтобы протянуть руку помощи нуждающимся, облагодетельствовать их своими мягкостью и гуманизмом, наработанным веками умением видеть в человеке венец творения и по-рыцарски оберегать каждую человеческую жизнь, наши евроатлантические друзья устроили безобразный, немыслимый дебош, приведший к гибели сотен тысяч человек, бегству миллионов, развалу привычного уклада жизни десятков миллионов, утрате всяких перспектив на нормальное существование в течение десятилетий жителей множества стран.

С 2007 года, со знаменитой мюнхенской речи Путина Россия выламывается из навязанного порядка расчистки планеты по глобалистским рецептам и начинает упорно, шаг за шагом возвращать миру его многополярность. О том, насколько действенными и успешными оказались наши усилия, наверное, судить ещё рано, но то, что отказ от участия в устроенном шабаше помог выработать совершенно новую концепцию развития, очевидно. Изоляция России в рамках этой концепции — отнюдь не трагедия, а закономерный итог нежелания взаимодействовать с Западом по правилам, устанавливающим стандарты неукоснительного послушания для всех, кто обучается в лицее для неудачников с "догоняющей" культурой.

Уже три с лишним года мы живём под санкциями, вводим режим контрсанкций, и в этом соревновании подножек уже все перестали понимать, кто кому нанёс больше ущерба. У нас по меньшей мере есть серьёзные основания считать, что изоляция не только и не столько лишила нас каких-то технологических ресурсов и инвестиционно-кредитных инструментов, но содействовала возрождению аграрного сектора, способствовала развитию собственных технологий. Наверное, оценить в точности, стали ли мы жертвой санкций или они, наоборот, дали живительный импульс нашей экономике, сейчас не очень просто. Конечно, и то и другое — проценты можно будет посчитать потом. Гораздо важнее, что, заявив о собственном пути развития, мы отвоевали право на него — отвоевали окончательно и бесповоротно. На этом пути можно падать, расшибать себе лоб, но снова подниматься и упрямо идти дальше к своему будущему, а не к ослепительно безжизненным глобальным горизонтам.

Глобалистский проект умер, но его логика продолжает действовать по инерции, и санкции, теряющие смысл, поскольку их позитивный эффект для огороженных территорий в перспективе точно обгонит негативные последствия, уже служат просто маркером, которым метят прокажённые и наказанные, изгнанные за пределы цивилизованного пространства территории. То есть единого однополярного мира уже нет, а либеральные элиты продолжают расправляться с ослушавшимися так, как будто он всё ещё существует.

Что же, пусть ещё позабавятся на закате, который уже не за горами. Для нас санкции — это что-то вроде ордена Мужества из рук потрёпанного, но не сдающего позиции врага. Продлевайте, милые, пока хватает духу и воображения! Мы потерпим, посмотрим, пожалеем.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!