Соберёт ли Путин ближневосточный пазл?

Соберёт ли Путин ближневосточный пазл?

Фото: © РИА Новости/Алексей Никольский

3882
Журналист Владимир Кулистиков — о том, почему суадитам сегодня выгоднее дружить с Россией, чем с США, и насколько долго продлится этот период.

В международной политике — новый символ. Чтобы продемонстрировать доверие к России и недоверие США, не нужны заявления. Достаточно приобрести комплекс "С-400".

Как раз это вслед за президентом Турции Эрдоганом намерен сделать прибывший в Москву король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз аль Сауд. Настоящий прорыв! О таком советские дипломаты — а среди них было много сильных специалистов по региону — не могли и мечтать. Основоположник ближневосточного направления, первый и фактически единственный посол СССР при Саудовском дворе Керим Хакимов, был в 1938 году вызван в Москву и расстрелян. Король ибн Сауд (отец нынешнего монарха) не простил Сталину гибель друга. Отношения, начало которым положил ещё нарком Чичерин в 1922 году, были разорваны вплоть до 1990 года.

Но не только трагический эпизод мешал развитию отношений между нашими странами. СССР проводил в регионе одностороннюю политику, поддерживал националистов-революционеров с сильным атеистическим уклоном.

Под боком у Эр-Рияда насадил марксистский режим в Йемене. Подпитывал баасистов в Сирии и Ираке. Саудовская Аравия ответила "взаимностью" в Афганистане: на её нефтедолларах взросли моджахеды, и среди них знаменитый Усама бен Ладен. Естественно, эта политика проводилась в фарватере американской стратегии. Отсюда многолетнее военное сотрудничество с США, которое после Второй мировой войны неуклонно расширялось, подкрепляя сложившиеся ещё в 30-е годы ХХ века экономические связи. Кстати, первую нефтяную концессию в 1932 году американцы получили от саудитов — после того как Москва из-за финансовых трудностей отказалась от контракта.

С ельцинской Россией не клеилось по другой причине. Конечно, она не поддерживала и даже, попросту говоря, "кинула" националистических партнёров в регионе. Но козыревская дипломатия слишком ориентировалась на Вашингтон, а там были недовольны любой посторонней активностью в своём "энергетическом заповеднике". Наткнувшись на уклончивую холодность тогдашнего Кремля, саудиты сменили энтузиазм на неприкрытую обиду. Это обернулось для нас усугублением чеченской проблемы. По некоторым сведениям, террористический сепаратизм подпитывался из определённых саудовских источников.

Путинская Россия освободилась не только по собственной воле — от американского влияния. Ей чужда и односторонняя идеологичность советской политики. В результате небывалая картина: у Москвы есть контакт практически с любой из противоборствующих сил в многочисленных ближневосточных конфликтах. Если бы наш министр Сергей Лавров по примеру Генри Киссинджера занялся челночной дипломатией, он был бы желанным гостем в Анкаре и Дамаске, Тегеране и Тель-Авиве, в Эр-Рияде и Дохе. Плодотворность такой многосторонности доказывает Астана, прогресс, хотя и не скорый, на межсирийских переговорах.

Виртуальный ближневосточный пазл сложился. Теоретически Россия может действовать не только в интересах мира и стабильности, но и в своих собственных. Остаётся посчитать, во что станет ближневосточное присутствие и потянет ли наша страна эту цену?

Южане особенно эгоистичны и требовательны, когда речь идёт об отношениях с северными партнёрами. Продажей С-400, к тому же за хорошие деньги, от них не отделаешься. Турцию удалось привлечь "Южным потоком" и экспортными возможностями. С Саудовской Аравией дело обстоит сложнее. Объявленные инвестиционные проекты на 1 млрд долларов — мелочь, если учесть финансовые возможности этого партнёра. Россия ещё практически ничего не сделала, чтобы привлечь частный капитал саудовских богачей, прежде всего членов королевской семьи. А они предпочитают вклады во что-нибудь надёжное. Например, в коммерческую недвижимость мировых мегаполисов. И требуют при этом для себя особых преференций, которые, между прочим, получают во многих западных странах. С другой стороны, Саудовская Аравия заинтересована и в притоке иностранного капитала. Дела из-за падения цен на нефть уже идут не так, как прежде, в бюджете дефицит, речь идёт о продаже крупнейших нефтяных компаний, находящихся в государственной собственности.

И в политической сфере требования не ниже. По мере затухания боевой активности Сирии на первый план выступает проблема внутреннего урегулирования и роли в нём внешних сил. Чтобы сохранить завоёванный авторитет в регионе, России придётся доказать, что она боролась за целостность страны, а не режима, воевала с террористами, а не с оппозиционерами.

К тому же не надо иллюзий. Многое в регионе зависит от США. Во многом нынешняя позиция Саудовской Аравии, Турции и других — ответ на растущее равнодушие к ближневосточным делам со стороны администрации Трампа. А если курс, а то и сама администрация сменится?

Обратный дрейф наших сегодняшних партнёров более чем вероятен. База в Инжерлике, триллионы королевской семьи в американских банках, военное присутствие в Ираке и Персидском заливе... У Вашингтона рычаги влияния в регионе не виртуальные, а реальные. Так что пазл остаётся пазлом.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!