Шелест купюр, слух ласкающий сызмальства…

Шелест купюр, слух ласкающий сызмальства…

Фото © Агентство городских новостей "Москва"/Авилов Александр

9071
Журналист Андрей Бабицкий — о том, какие символы заметили сторонники позиции "Крымненаш" в новой двухсотрублёвой купюре.

Выпуск двухсотрублёвой купюры, на которой изображён памятник погибшим кораблям в Севастополе, ожидаемо стал предметом нареканий со стороны представителей радикального крыла либерального российского сообщества, для которого "Крымненаш". Оппозиционный политик Дмитрий Гудков первым отметился в теме, описав на своей странице в "Фейсбуке" обряд уголовной инициации, который якобы должны пройти все граждане России по мере того, как хождение "крымской" банкноты оставит свои незримые следы на ладонях как тех, кто поддержал возвращение Крыма — то есть виновных, так и тех, кто не несёт никакой ответственности за содеянное. Гудков полагает, что смысл акции в том, чтобы сделать причастными через вот этот тактильный контакт с новыми деньгами к совершённому злодеянию всех россиян без исключения.

Не то чтобы я сильно сомневался в злокозненности наших властей, но всё же в данном случае мне кажется, что молодой оппозиционер поддался искушению следовать за прихотливым полётом своей фантазии в измерения, мало связанные с реальностью. Для того чтобы повязать граждан коллективной ответственностью за преступление, российские чиновники, руководители страны, давшие отмашку на выпуск банкноты, должны как минимум сами оценивать возвращение Крыма как результат криминального отбора чужой собственности. То есть, даже не демонстрируя этого на людях, в сердцах и головах они должны носить уверенность в том, что обошлись и с полуостровом, и с людьми, живущими там, совсем не по-людски. И теперь ночами, которые полнятся ужасом, они вдруг выныривают из тяжкого забытья, чтобы отчётливо, удерживая стон, соединяющий в себе боль и страх одновременно, понять, что возмездие грядёт, кара неизбежна.

Вот это как раз, боюсь, картинка, которая совсем не совпадает с реальным положением дел: ни с тем, как пережили крымские события российские граждане, ну или, если сказать точнее, подавляющее их большинство, ни с оценкой произошедшего, звучавшей многократно из уст первых лиц государства или чиновников рангом пониже. Смысл всей истории заключался отнюдь не в том, что Россия сумела прибрать к рукам кусок чужой территории, как мыслит себе это Гудков, — значение решения о помощи жителям полуострова в другом. Это сейчас для нас уже неотменяемое событие нашей истории. А тогда, три с лишним года назад, далеко не все были уверены в том, что руководство страны пойдёт на столь радикальный шаг, примерно понимая, какими будут последствия.

То, что президент решился взять под защиту русских людей, которым после нацистского переворота угрожала нешуточная беда, решился, прекрасно понимая, что Россия после этого станет объектом травли на долгие годы со стороны Запада, — это был великий поступок, наполнивший гордостью сердца, заставивший многих пересмотреть своё отношение к российской власти. Это был акт сострадания, продиктованный глубоким сочувствием и желанием уберечь жителей полуострова от последствий нацистского произвола. И Россия — давайте уже скажем это без умолчаний — приносила себя в жертву, ввязываясь из-за Крыма в многолетний конфликт с сообществом западных стран. Но это была та жертва, к которой были готовы все — ну, может, за исключением отдельных диковинных особей, привыкших укладывать на весы, измеряющие добро и зло, не судьбы конкретных людей, а сомнительные права собственности государства на тот или иной клочок земли.

Я подскажу Дмитрию Гудкову, как подойти к теме с купюрами чуть более здраво, чтобы не пугать свою аудиторию несообразными, анекдотическими выдумками о больной совести правителей России. Крым, как повод для всенародного торжества, конечно, уже почти отцвёл, страна идёт вперёд непростым путём, преодолевая внешнее давление, пытаясь выбраться из трудностей, вызванных и санкциями, и внутренней сумятицей.

Думаю, что выпуск банкноты сопряжён с желанием напомнить людям о пережитой радости, чтобы им стало чуть легче, когда на глаза вдруг попадётся прекрасный памятник в севастопольской бухте. Можно в порядке выдвижения фантазийной версии предположить, что и власть хотела бы оказаться хотя бы отчасти в выигрыше, перебирая столь тонкие струны в сердцах граждан: ведь крымские события — это триумф не только страны, русского мира, но и государства, Кремля, президента. Актуализируя эту тему, вводя её снова в оборот, кто-то мог рассчитывать на то, что общество чуть поумерит свои претензии к правителям. Но эта гипотеза всё же из разряда полуфантастических: мне довольно сложно представить себе человека, который при виде двухсотенной погрузится в сладкое и безмятежное оцепенение, а губы как бы сами начнут выговаривать: "Владимир Владимирович, спаситель наш!" Вероятность такой экзальтации невелика.

Следует ожидать, что вслед за Гудковым на амбразуру массово повалят небратья — с проклятиями и такими причудливыми предположениями, что даже наша оппозиция, возможно, почувствует себя не совсем ловко, поняв, что в очередной раз она очутилась в одной компании с людьми, остро нуждающимися в доброй помощи психиатров.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!