Стратегия национальной исключительности

Стратегия национальной исключительности

Фото: © REUTERS/Joshua Roberts

3504
Журналист Андрей Бабицкий — о речи Трампа, в которой тот объявил главными врагами Америки Россию и Китай.

Речь Трампа, презентовавшего вчера вечером по Fox News "Стратегию в области национальной безопасности", была чудо как хороша, поскольку в ней в полный рост заявил о себе концепт американского мессианизма, универсализма и национальной исключительности американского народа. В течение получаса президент США рассказывал о том, что венцом исторического развития являются именно американцы, а их ценности и образ жизни, будучи транспортированы в другие страны, могут помочь человечеству обрести истинную гармонию и навести идеальный порядок, как отдельным людям в собственных душах и головах, так и государствам — в общественном устройстве.

На сайте Белого дома выложен краткий текст, подписанный Трампом. В нём изложены основные принципы стратегии, которая имеет некоторые огорчительные для России аспекты. Но начнём не с них, а с базовых, фундаментальных основ национальной безопасности США, как они представлены американским лидером. Их четыре:

1. Защитить Родину, американский народ и американский образ жизни. 2. Продвигать идею американского процветания и стиля жизни. 3. Сохранять мир через укрепление позиций силы. 4. Продвигать американское влияние на мировой арене.

В тексте есть и то, что может пригодиться нам, а есть и вещи, диссонирующие с российским взглядом на мир. Например, защищать Родину и свой образ жизни — это абсолютно понятно, и здесь мы, да и другие народы, мало чем отличаемся от американцев. А вот второй пункт уже никак не получится соотнести ни с нашим опытом, ни с нашим мироощущением. Представьте степень негодования нашей либеральной интеллигенции, если бы в какой-нибудь российской концепции нацбезопасности появилась бы фраза "Продвигать идею российского процветания и стиля жизни".

Тут же, надо полагать, последовали бы обвинения в безудержном экпансионизме, имперских комплексах, желании навязать окружающим свою волю. Словечко "процветание", если бы оно было употреблено, вообще стало бы предметом изощрённого издевательства со стороны наших свободомыслящих соотечественников, считающих уже много лет подряд, что единственный доступный России способ разворачивания в истории — это деградация. Я бы возразил, честно говоря, поскольку если сравнивать нынешнее состояние общества с тем, в каком оно пребывало после распада СССР, то есть все основания говорить о повышении благосостояния, экономическом развитии, укреплении военной мощи, возвращении России в качестве влиятельного игрока на международную арену. Но соглашусь, что о процветании говорить пока рано.

Принцип "сохранения мира" через силу отчасти нам понятен, особенно после Сирии, но если исходить из предыдущего пункта, то появляется сомнение в том, что сила будет использоваться для защиты народов, а не для "продвижения американского стиля жизни". Собственно, XX век и первая четверть XXI дают немало возможностей точно оценить умение американцев использовать свою военную мощь во всех уголках планеты. Эти примеры, прямо скажем, не вызывают вдохновения — скорее наоборот. То же самое можно сказать и о распространении американского влияния на международной арене. Сегодня далеко не все убеждены, что США в течение длительного времени действовали во благо других. В руинах разрушенных до основания государств на разных континентах отчётливо прочитываются американские следы.

Из стратегии ясно, что Америка продолжает верить в то, что ей удалось построить лучшее государство за весь период человеческой истории, и не отказывается от претензий на мировое лидерство, хотя можно сказать, что убеждённость в собственной исключительности и праве руководить планетой всё же находится в стадии затухания, лучшим доказательством чему служит само избрание Дональда Трампа президентом. "Конец истории", объявленный американским философом Фрэнсисом Фукуямой, пока не наступил, мир всё ещё полон угроз и зловещих агентов инобытия, стремящихся посеять хаос везде, куда дотягиваются их руки.

И главными угрозами для Америки, человечества и демократии в документе названы Россия, упомянутая в стратегии 20 раз, и Китай — при этом последний в качестве источника опасности имеет более скромный статус, нежели наша страна. Чем же мы так не угодили разработчикам доктрины нацбезопасности? В первую очередь им не нравится наше ядерное оружие: "Комбинация российских амбиций и растущих военных возможностей создаёт нестабильность на границах Евразии, где риск конфликта из-за просчёта со стороны России растёт".

Кроме того, мы отрицаем демократию как таковую: "Сегодня такие игроки, как Россия, используют информационные инструменты, чтобы подорвать законность демократических государств. Наши противники нацелены на СМИ, политические процессы, финансирование соцсетей, получение персональных данных".

И мы продолжаем разрабатывать новые виды вооружений, стремясь таким образом "сформировать мир, противоречащий американским ценностям и интересам".

Итак, главный враг назван, а также указаны те виды его активности, которым США намерены противодействовать. Звучит как объявление войны, но драматизировать ситуацию нет больших оснований. Идеология стратегии складывалась не при Трампе, а при его предшественниках, и преодолеть инерцию традиционных подходов, заложенных ещё в период противостояния США и СССР, он не может, да и вряд ли хочет, поскольку большую часть из них он искренне разделяет.

Надо понимать, что мессианский пафос, которым проникнута американская политическая культура, — очень ходульный, перегруженный религиозной символикой и отсылающий к высокой библейской риторике. В этом смысле речь Трампа при презентации стратегии — это не столько руководство к действию, сколько выспренная, велеречивая, трескучая проповедь с протестантской прямотой сводящая всё многоцветие и сложность реальной жизни к простым и понятным формулам борьбы Добра, олицетворяемого Америкой, со Злом, представленным в виде России и Китая. К обстоятельствам политического противостояния на международной арене всё это не имеет ровным счётом никакого отношения.

В своих конкретных действиях американцы будут прагматичны, даже не пытаясь ставить перед собой нереализуемые задачи. Понятно, что им не очень нравится то обстоятельство, что мы обладаем ядерным оружием. Но лишить нас его они не будут даже пытаться, поскольку это невозможно в принципе. И так обстоят дела и с остальными претензиями. Где можно, они пойдут напролом, но там, где дальнейшее продвижение будет грозить серьёзными неприятностями, они послушно остановятся и станут тоскливо вглядываться в горизонт, остающийся всё таким же недостижимым.

Ухудшение отношений между Америкой и Россией — это тренд, набиравший силу в течение многих лет, и Трамп лишён возможности радикально замедлить этот процесс. Просто наряду с уже сложившейся за долгие годы тенденцией, появляется и новая — пока ещё маломощная, почти невесомая — на преодоление разногласий. О ней кратко тоже упомянуто в стратегии. Там сказано, что Вашингтон готов сотрудничать с Москвой и Пекином "в областях взаимного интереса". И, хотя этот пассаж — почти ничто в сравнении с обвинениями в адрес России и Китая, с прагматической точки зрения только он и является здравой идеей, которая позволит, возможно, в будущем запустить механизмы сотрудничества, отдав им, а не линии сдерживания и противодействия пальму первенства во взаимоотношениях Америки с вроде бы угрожающими её интересам странами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×