Что мешает российскому кино "взять Берлин"

Что мешает российскому кино "взять Берлин"

5484
Кинокритик Александр Голубчиков — о том, почему в программах европейских кинофестивалей для нас снова нет места.

На Берлинском кинофестивале журналистов из России, кажется, никогда не было так много. А вот российских фильмов в этом году всего два: на конкурсе молодёжного кино с триумфом прошёл показ "Тряпичного союза" Михаила Местецкого, к тому же свои минуты славы получил авангардный "Эликсир" Даниила Зинченко, правда, вне основной программы. Но после пяти лент в различных конкурсных категориях прошлогоднего Берлинале это кажется каплей в море.

Говорят, Россия непопулярна в Европе. Но к искусству это имеет очень опосредованное отношение. Прошлогодний Берлинале был своего рода "последней ласточкой" — российские фильмы до этого уже не звали в Канны, Венецию и Роттердам, где мы были традиционно желанными гостями.

Возможно, политика сыграла свою роль. Возможно, российские продюсеры не прилагают достаточных усилий для продвижения кино, интересного международной публике. Но есть и ещё один фактор, из-за которого российские фильмы не могут расширить свои границы: у нас просто перестали снимать кино о том, что волнует зрителя.

Последними лентами, в которых так или иначе на первый план выходили бы сюжеты из реальной российской жизни, были "Левиафан" Андрея Звягинцева, "Дурак" Юрия Быкова и "Комбинат Надежда" Натальи Мещаниновой. Затем деньги на фильмы, которые показывают происходящее в России в невыгодном для неё свете, перестали выделяться. Вместе с тем за последние годы из кино ушли практически все частные инвесторы, которые могли позволить себе меценатство или вложение средств с длительным сроком возврата инвестиций. Кризис заставил всех затянуть пояса — сейчас не до культуры.

Пока инвесторы уходили, Министерство культуры должно было стать матерью-кормилицей, но на деле ведомство превратилось в злую мачеху, которая требует снимать кино по заданному идеологическому шаблону. В таких условиях режиссёры "новой волны", сформировавшейся десять лет назад, ушли в проекты, которые дают больше возможностей для экспериментов и высказываний. А вот новое поколение или игнорирует социально ориентированные и проблемные темы, или забывает, что и коммерческое кино может содержать авторское высказывание.

Между тем на Берлинском кинофестивале режиссёры говорят о том, что искренне волнует и зрителя, и их самих. В немецком фильме "24 недели" женщина, которая на позднем сроке беременности понимает, что у неё родится ребёнок-инвалид, пытается сделать тяжёлый выбор: оставить ребёнка или сделать аборт. Режиссёр из Саудовской Аравии, прикрываясь комедийной формой, рассуждает, как его страна жизнерадостных людей деформировалась в оплот радикального исламизма. А ещё — беженцы и коррупция, последствия арабской весны, увеличение пенсионного возраста в Европе и жизнь женщины после развода, рассказанная без намека на мелодраму… Такое кино интересно не только фестивальной публике — полные залы на многочисленных показах красноречиво свидетельствуют, что зритель готов к откровенному диалогу и, более того, ждёт инициативы от режиссёров.

Возможно, в России тоже настанет такое время. Если будут деньги и желание продюсеров. Зритель ждёт.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!