Жилин. Воспоминания

Коллаж © L!FE. Фото: © vk.com/Евгений Жилин, © Flickr/Cezary Borysiuk

3872
Журналист Александр Чаленко вспоминает свои встречи с лидером украинской общественной организации "Оплот" Евгением Жилиным, застреленным вчера в элитном ресторане "Ветерок".

С Евгением Жилиным я, сам бывший киевский журналист и политэмигрант, познакомился в Москве в начале сентября 2014 года. Перед этим через его товарища — также политэмигранта из Запорожья Сергея Хижняка — я сделал с ним интервью: отослал вопросы, а он письменно на них ответил.

В интервью он рассказал о своих взаимоотношениях с тогдашним премьер-министром ДНР Александром Захарченко, с харьковским мэром Геннадием Кернесом, который материально помогал ему создавать "Оплот", а потом во время "русской весны" вместе со своим партнёром — харьковским губернатором Михаилом Добкиным — кинул антимайдановски настроенных харьковчан и сдал город киевской хунте. Рассказал Женя и о роли "Оплота" во время Евромайдана и летом 2014 года в Донбассе.

Непосредственно с Женей я познакомился на Зубовском бульваре около станции метро "Парк культуры". Мы договорились вечером попить пиво в ресторане "Гамбринус". Туда он приехал с молодой симпатичной длинноволосой девушкой, которую нежно называл Зайцем. Говорил, что она его талисман. Девушка сопровождала его во время пребывания в Донбассе весной-летом 2014 года. Она была худенькая, молчаливая, в разговор практически не вмешивалась.

Как я понял из его рассказа, она была вместе с Жилиным во всех передрягах, в которых он оказался в Донбассе. Женя во время следования в ресторан нежно обнимал её за плечи.

Потом я по своей инициативе организовал ему встречу с московской патриотической публикой в пабе "16 тонн". Тогда пришли русские интеллектуалы-националисты Егор Холмогоров с женой Натальей Андросенко и Константин Крылов, теоретик-марксист Борис Кагарлицкий, художник-дугинец Алексей Гинтовт со своей тогдашней подружкой Анастасией Михайловской, которая через несколько месяцев станет пресс-секретарём Игоря Стрелкова, а потом вообще уедет в Донбасс и там выйдет замуж за ополченца. Был и политэмигрант из Луганска Родион Мирошник, ныне представитель ЛНР на переговорах в Минске.

Помню, тогда меня сильно поразил рассказ Жилина о ситуации в Донбассе летом 2014 года. Он не занимался шапкозакидательством и рассказывал всё как есть: о дикой махновщине и бандитизме, которые царили в Донбассе, пока Москва не начала там наводить порядок и приводить в чувство "народных командиров".

"Вы себе можете представить, что в Донецке в первой половине лета действовало 16 зинданов. Был полный беспредел. Туда могли бросить любого гражданского только потому, что он просто не понравился ополченцу. Вот представьте, идёт просто рядовой ополченец по улице и почему-то решает, что вы враг. Берёт вас и арестовывает. Это же кошмар. Это же отталкивает от сторонников "Антимайдана" людей. Я как юрист с таким беспределом согласиться не могу. ДНР должна строиться только как правовое государство. Должны быть официальные правоохранительные органы. Только они должны иметь право на арест. И только по закону. И прокуроры, и адвокаты должны в ДНР быть".

Именно от Жилина я впервые узнал, что Стрелков сдал Славянск без приказа. Мало того, он потом собирался сдать и Донецк, но, как рассказывал Жилин, Захарченко и полевые командиры не дали ему этого сделать.

Для меня, тогда стопроцентного стрелковца, рассказ Жилина был шоком. С одной стороны, я чувствовал и видел, что Жилин не обманывает, а с другой — я просто не мог в это поверить. Стрелков для меня был чуть ли не богом и античным героем. Но Женя обо всём этом рассказывал с такими подробностями, что мне, журналисту с большим стажем репортёрской работы, научившемуся интуитивно чувствовать, где правда, а где ложь, всё это показалось весьма убедительным.

Этот рассказ Жилина слышали и будущие пылкие защитники Стрелкова — Холмогоров и Михайловская. Помню, что Холмогоров тогда отреагировал на шокирующий рассказ Жилина, сказав, что Стрелкова упрекали за то, что, выйдя из Славянска, он забыл забрать или предупредить об уходе находившихся там российских журналистов.

Чуть позже, когда я аналогичный жилинскому рассказ услышал сначала от журналиста Максима Шевченко, бывшего в те дни в Донбассе, а потом в октябре 2014 года ознакомился с интервью бывшего премьера ДНР Александра Бородая, напечатанным в "Актуальных комментариях", всё восхищение Стрелковым во мне умерло.

Рассказывал Жилин и о том, как он попытался заплатить в ДНР налоги.

"Я там сделал бизнес и хотел честно заплатить налоги. Спрашиваю: "А где это у вас можно сделать?" Мне отвечают: "Так ты их нам дай". Я: "Нет, только официально назначенным налоговым органам. Есть они у вас?" Оказалось, что нет. Так что от идеи заплатить налоги я потом отказался".

Рассказывал и о своих отношениях с Александром Захарченко.

"Я после победы "Антимайдана" искал людей, которые бы возглавили отделения моего "Оплота" в разных городах. Из Донецка приехал Захар и привёз мне три пистолета ТТ. Меня это сильно тогда обрадовало даже не тем, что Захар привёз оружие, а тем, что я встретил ещё одного человека, который, как и я, считал, что пришло время вооружённого сопротивления. Это нас с ним объединило".

Захарченко позже — через полгода — подтвердил рассказ Жилина. Правда, сказал, что тот был не совсем точен, уточнив, что привёз ещё динамит и снайперские винтовки.

Жилин рассказал, что они с Захарченко после начала войны договорились о распределении обязанностей: Жилин занимается подготовкой бойцов, а будущий глава ДНР — руководит ими на поле боя.

На той встрече я впервые узнал от Жилина, почему Захарченко негативно относится к Стрелкову. "Он куда-то послал его наступать. Захарченко понял, что действия и приказы Стрелка непродуманны и всё закончится плачевно для "Оплота", все погибнут. Кстати, он тогда был ранен. После этого больше Стрелкову он подчиняться не хотел, считал его плохим командиром".

Жилин гордился тем, что "Оплот" первым освоил боевую технику.

"Первые танки у ополченцев появились именно в "Оплоте". Я их сам покупал у "укропов". Танк ведь очень дорогостоящая в обслуживании техника, очень много горючего ест. Поэтому нужны были постоянно деньги на это горючее. Мы стали их использовать рационально и только, когда без них нельзя было обойтись".

Помню, что Жилин после встречи очень понравился москвичам. Простой в общении, крепкий, неагрессивный, откровенный, чётко формулирующий ответы — он не мог не подкупить присутствующих.

Познакомил я Жилина и с Эдуардом Лимоновым. Даже записал их беседу. Они друг другу понравились. К тому же оба были харьковчанами. Лимонов тогда рассказывал, как был связан с Донбассом, как кочевал с отцом-военным по городам и городкам Донбасса в 40-е. А Жилин, в свою очередь, делился своими воззрениями на войну в Донбассе.

Говорил, что это прежде всего война артиллерии. Так как степь — открытое пространство, близко подойти нельзя к противнику.

"Вы, как только подходили к позициям противника и вас обнаруживали, по вам начинали стрелять из всего, что у вашего противника было под рукой: миномётов, градов, танков, пушек и так далее. Выжить было нереально. А в силу того, что Донбасс — это сплошная городская агломерация, было очень много разрушений".

Договорились попить пиво: Жилин, Лимонов и я в "16 тоннах", продолжить разговор. Я просил тогда Жилина помочь Лимонову в случае чего, если последний поедет в Донбасс. Жилин обещал.

Однако на встречу не пришёл и на мои звонки не отвечал. Мне было очень стыдно перед Эдуардом Вениаминовичем за это. Я очень на Жилина обиделся и больше с ним не общался. Пару раз встретил на ТВ-шоу, но никаких упрёков не высказал.

Я позже понял, почему Жилин не пришёл на встречу: он просто постеснялся, что в какой-то момент писатель поймёт, что Жилин, так много рассказывавший ему о войне в Донбассе, не воевал. В Донбассе был, но не воевал. Поэтому решил вот таким образом сразу же оборвать знакомство после первой же встречи, которая была на программе "Список Норкина" на НТВ.

Для меня долгое время оставалось загадкой, почему в общем-то смелый Жилин, который всегда лез на рожон во время Евромайдана, публично вызывавший их на бой, не захотел воевать в Донбассе. Я понял, что "война артиллерии", которой была война в Донбассе, — это не его, привыкшего к рукопашной,  война. И там ему делать нечего.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!