Неслучившаяся разрядка

Фото: © REUTERS/Darren Ornitz

1253
Политолог Роберт Легволд — о том, как сирийский кризис разжигает пыл новой холодной войны между США и Россией.

Как ни велики масштабы трагедии, порождённой сирийским кризисом — 500 тысяч погибших, 4,8 миллиона сирийских беженцев, 13,5 миллиона нуждающихся в гуманитарной помощи, а также нарастающая угроза терроризма, исходящая от ИГИЛ* — она выглядит ещё более серьезно, если посмотреть на неё в более широком контексте.

В условиях нарастающей "холодной войны" между Россией и США сирийский кризис предоставлял обеим сторонам крайне необходимую для них возможность нащупать дорогу к сотрудничеству. Прекращение гражданской войны в Сирии — главная предпосылка победы над "Исламским государством", а победа в войне против ИГИЛ — важнейшее условие укрепления национальной безопасности как США, так и России.

Правда, мирное урегулирование в Сирии не могло быть обеспечено даже самым энергичным американо-российским сотрудничеством — уж слишком там много неподконтрольных им сил, включая союзников, конкурирующих игроков и безнадёжную неразбериху, царящую внутри враждующих группировок. Но подлинное американо-российское сотрудничество в деле разрешения сирийского кризиса способствовало бы, во-первых, улучшению координации совместных военных усилий в борьбе с ИГИЛ, и, во-вторых, некоторой разрядке напряжённости в отношениях между США и Россией.

Более того, и простая логика, и прогресс, достигнутый на переговорах в Вене прошлой осенью, а также дипломатические усилия государственного секретаря Керри и министра иностранных дел Лаврова весной этого года, — всё указывало на то, что основа для сотрудничества существует на самом деле. Правительства обеих стран осознают, что для того, чтобы положить конец насилию в Сирии, необходимо добиться прогресса в выработке политического modus vivendi между существующим сирийским режимом и достаточно большой частью оппозиции.

И Россия, и США понимают, что для этого потребуется обеспечить политическое представительство оппозиции в реформированной системе власти. Но никому из них не хочется, чтобы светское сирийское государство столкнулось с волной фанатичных представителей исламской экстремистской оппозиции.

Прошлой осенью США отказались от требования об уходе Асада в качестве предварительного условия для начала переговоров. Похоже, что при условии сохранения светского алавитского режима была готова к уходу Асада на более поздней стадии переговорного процесса и Россия. В военной области обе воюющие против ИГИЛ державы благополучно заключили соглашение о предотвращении столкновений ВВС своих стран в воздушном пространстве Сирии.

Но тут вмешались два серьёзных отрицательных фактора.

Во-первых, по иронии судьбы российское военное вмешательство, направленное на стабилизацию режима Асада и укрепление его позиций на политических переговорах, на деле позволило тому повернуться спиной к любым реальным политическим переговорам и заявить о своей решимости победить в войне. В более широком смысле гражданская война в Сирии и российское участие в ней превратились в опосредованную войну против США со всеми вытекающими отсюда последствиями для американо-российских отношений в целом.

Во-вторых, отношения между двумя державами испытывают в настоящее время серьёзные трудности. Уровень недоверия между государствами сейчас столь же высок, как и в наиболее острые моменты "холодной войны". Третья и последняя попытка установления перемирия в Сирии потребовала, чтобы каждая из сторон рискнула поверить другой стороне. Но "ключевые" фигуры в правительствах обеих стран пойти на это не пожелали.

С российской стороны руководители оборонного ведомства и службы безопасности полагали, что в вопросе военного сотрудничества США ведут двуличную и неискреннюю игру. Их коллеги в США, как и во времена "холодной войны", отказывались делиться с русскими разведывательной информацией в рамках создаваемого Совместного информационного центра.

России уже был присвоен статус противника, и американцы боялись, что, передав ей ценную информацию о том, как США координируют разведывательную деятельность и действия авиации, они помогут ей в военном противостоянии с НАТО в Европе или на других направлениях.

Недоверием продиктована и реакция сторон на два трагических события, положивших конец перемирию: ракетно-бомбовый удар американских ВВС по позициям сирийских правительственных войск в Дейр-эз-Зоре и воздушная атака на гуманитарный конвой в Алеппо, которую, как считают американцы, совершили российские или сирийские ВВС.

Итак, вместо того, чтобы погасить пыл новой "холодной войны" между США и Россией, сирийский кризис теперь, похоже, её только разожжёт.

* Деятельность организации запрещена на территории России решением Верховного суда РФ.

Роберт Легволд — эксперт Международного дискуссионного клуба "Валдай".

Автор:
Почетный профессор политологии Колумбийского университета (США), директор Евроатлантической инициативы в области безопасности (2009 – 2012), эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай»
Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×