Между Сталиным и Маннергеймом

Между Сталиным и Маннергеймом

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости, © wikipedia.org

3548
16 июня 2016 года в Санкт-Петербурге незаконно открыли мемориальную доску Густаву Маннергейму — офицеру Российской империи. 15 сентября в Сургуте открыли мемориал Иосифу Джугашвили — семинаристу Тифлисской духовной семинарии Российской империи.

30 сентября губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Комарова заявила о том, что активистов, незаконно установивших бюст "вождю народов", административно накажут. Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, в чьём городе незаконно установили мемориальную доску пособнику нацистов и виновнику сотен тысяч смертей в Петербурге, хранит молчание.

Кстати, намедни в Орле установили памятник ещё одному великому "русскому тирану" — Ивану Грозному. Общественность безмолвствует. То ли потомки жертв опричников предали своих предков, то ли ещё что, но один тиран русской истории всех устраивает, а другой нет. Про Медного Всадника в центре Петербурга, стоящего, по легенде, на костях крестьян и рабов, вспоминать, наверное, и не стоит?

И всё-таки каким образом власти двух регионов страны объясняют себе и общественности, что один мемориал установлен более незаконно, чем другой? Никак не объясняют, просто в одном случае Сталина ставили какие-то безвестные активисты, а в другом случае имена активистов широко известны, мемориальную доску убийце ленинградцев торжественно открывал сам министр культуры — Владимир Мединский, а помогал ему в этом уже бывший глава администрации президента — Сергей Иванов. На таких активистов, решил, видимо, для себя господин Полтавченко, особо административное дело не заведёшь.

Что с того, что повесили доску, что с того, что каждый уважающий себя ленинградец идёт мимо неё, плюясь, а то и краску швырнёт или ещё что сделает, нарушающее величие запечатлённого в железе финского генерала. Это мы переживём, снять доску не можем, потому что не знаем, кто ставил, охранять её не можем, потому что она не на балансе города, отмывают её от актов вандализма какие-то частные структуры, охранять тоже пытались силами ЧОП, но и от этой идеи отказались.

8 сентября 2016 года отметила юбилей "Дорога жизни": она начала функционировать  одновременно с тем, как к городу вплотную подошли немецкие и финские войска. В некоторых публицистических кругах бытует мнение, что Маннергейм не двинул свои войска за пределы бывших границ Финляндии. Вообще-то, во-первых, двинул, но сдвинуть советские войска на севере Ладоги так и не смог. Во-вторых стал ударником нацистского труда, открыв концлагеря по всей оккупированной Карелии и передавая пойманных в Карелии евреев в немецкое СС и немецкие же лагеря смерти.

Итак, из кого нам выбирать, из иностранного убийцы или отечественного тирана, при том что тираны в России явление, в целом, обыденное и привычное, ну и к тому же, они обычно запоминаются в нашей истории не только зверствами, но и свершениями. Каким должен быть моральный выбор?

Согласно последним опросам общественного мнения, опубликованным "Левадой" (признана "иностранным агентом") в марте, нейтрально или положительно к строителю ГУЛАГа, промышленности и коллективного сельского хозяйства относилось 67% населения страны, положительно его роль в истории СССР оценивали 54% населения России. Рискну предположить, что если бы центры оценки общественного мнения существовали во времена Ивана Грозного или Петра Великого, мы бы видели такой же дрейф народной оценки их деятельности. Однако во времена установки Медного всадника мнением общественности семья Романовых просто не интересовалась. Здесь будет монумент великому тирану, и точка.

Развенчивать "культ личности" после смерти Сталина было необходимо. Другое дело, что Никита Хрущёв сделал это с отвратительным перекосом, видимо, пытаясь таким образом обелить себя и скрыть своё участие в сотворении тех самых репрессий. В результате вместо Сталина в каждом селе и деревне мы получили Ленина. Фигуру куда как более неоднозначную: не Сталин, а Владимир Ильич бредил мировой революцией и мечтал бросить Россию в её топку, чтобы огонь революции разошёлся по всей планете, то есть ему-то нас было совсем не жаль. И я это говорю не к тому, что нужно сейчас же брать шестерых мужиков и выносить мумию из Мавзолея.

Просто чествование врагов России всегда выглядело как-то, скажем мягко, странно. Этим обычно баловались коллаборационисты и прочие вражеские элементы. Тираны в нашей стране — явление куда как более привычное. Нормально ли, что мы их чествуем несмотря на то, сколько они наших же жизней положили? Для нас нормально, это наши сукины сыны.

Иван Грозный на русском языке писал английской королеве, что ему интересы Московского княжества важнее интересов её английских купцов, и шла бы она с этими интересами куда подальше. Шведскому Карлу пришлось с русским подстрочником подписывать условия капитуляции и признание власти России над Прибалтикой и Украиной (как бы ни старался Мазепа). Сталин по итогам Второй Мировой ввёл русский язык в качестве основного в ООН, чтобы весь мир общался с нами на нашем языке, а не нам приходилось с ними на их. Достаточно? Мне хватает.

А доску Маннергейму в Петербурге нужно переплавить на бюст Сталину, который следует установить законно, но не сейчас, а лет через сто, когда закончится дискуссия вокруг его роли в истории страны. Незаконный бюст Сталину в Сургуте нужно демонтировать. Потому что перед законом равны должны быть все, и министр культуры с бывшим главой администрации, и активисты из Сургута.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!