Настоящие проблемы двенадцатилетних девочек

Фото: © Flickr/Tammy McGary

21885
Публицист Линн Ханова — о том, что получается, когда взрослые отказываются видеть в детях мыслящих социальных деятелей.

"У Пита с Джорджиком были замечательные острые nozhi, я же, в свою очередь, не расставался со своей любимой старой очень-очень опасной britvoi, с которой управлялся в ту пору артистически. И пошла у нас zaruba в потёмках — старушка Луна с людьми на ней только-только ещё вставала над горизонтом, а звёзды посверкивали, будто nozhi, которым тоже хочется vstriatt в наш dratsing…."

Автор "Заводного апельсина" Энтони Бёрджесс в своё время спровоцировал широкое обсуждение проблемы детского и подросткового насилия, заодно высветив и проблему катастрофической беспомощности властей и учителей перед лицом этого вызова. Но с его времён так ничего особенно и не изменилось.

Взрослые, в том числе облечённые властью и знанием, совершенно не представляют, как помочь детям решить трудности, и предлагают только многочисленные способы отвлечь их какими-то другими, "мирными" занятиями. Как будто школьники пытают своих одноклассников и нападают на них с оружием от скуки и безделья. То есть взрослые отказываются видеть в детях мыслящих социальных деятелей, у которых своё сообщество, где есть свои, вполне реальные и "взрослые" проблемы.

Эта идеализация детства имеет относительно недолгую — меньше трёх веков — социальную историю. Образ детей как прекрасных невинных ангелов, которые занимаются тем, чем им указали добрые мудрые взрослые, и которые изначально добры и невинны и могут прибегать к насилию только в том случае, если их этому "научили" недобрые взрослые из телевизора, новостей и пабликов во "ВКонтакте". Ребёнок как чистый лист, на котором можно написать что угодно, а любые эксцессы — недоработка вышестоящих организаций. Это красивая сказка, которую дети, к сожалению, не читали.

У двенадцатилетней девочки из Красноярска не было проблем, чем ей заниматься, — вполне вероятно, что у неё были все средства и инструменты для того, чтобы сделать воздушного змея или выиграть школьную математическую олимпиаду. Но не было средств для того, чтобы заставить хорошего мальчика обратить на себя внимание. Школы не проводят олимпиад по подростковой любви, и никто не предлагает кружков по повышению своего социального статуса среди враждебно настроенных одноклассников.

Двенадцатилетняя девочка, которая нападает с ножом на своих одноклассниц, кажется воплощением какого-то дурного сюжета из аниме. Но это ложная аналогия. Девочка, напавшая на своих одноклассниц из ревности, решала совершенно не детскую и не сказочную проблему — и в этом провал великой просвещенческой сказки.

Ещё Толкин, большой специалист в области волшебных сказок, писал, что дети-то как раз прекрасно понимают разницу между сказками и реальностью. "Ромео и Джульетта" для того и существует, чтобы знать, что влюблённые подростки убивают друг друга и картинно пронзают себе грудь кинжалом только в книгах.

Анимешные девочки берутся за меч, чтобы спасти мир от зловещих плотоядных демонов, а потом откладывают его и идут в школу. Дети это прекрасно чувствуют и, кажется, выгодно отличаются этим от теоретизирующих взрослых.

Это взрослые романтизируют и эротизируют маленьких нарисованных девочек с большими ножами. А настоящие девочки просто идут решать свои настоящие проблемы так, как могут.

Хорошо, что дело происходило не в Соединённых Штатах: тогда девочка взяла бы папин "Магнум.44" и перестреляла бы половину своих одноклассников.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!