Что ж ты смотришь так синими брызгами? Иль в морду хошь?

Фото: © flickr.com/European Parliament

10369
Журналист Игорь Мальцев — о том, как в России пытаются узаконить домашнее насилие.

По русскому телевизору идёт сериал про поэтов-шестидесятников. Такая милая размазня "Таинственная страсть". По тексту таинственная страсть — это предательство.

Но похоже, что в этой высокой поэтической среде была другая страсть — бить бабам морды. Вот пишет один из героев, писатель Юрий Нагибин, у себя в дневниках: "Хорошо, что разбил ей лицо". Это он жене своей Белле Ахмадуллиной разбил. Типа за дело. Из тех же дневников: "Пришёл Высоцкий, дал в морду Марине и забрал её". Это Марине Влади в морду досталось, если кто не понял. Наверное, тоже за дело.

Это типа творческая интеллигенция. Самоназначенный цвет нации.

Тогда можете представить, что творится у столь нелюбимых ими пролетариев. Приходит пролетарий с работы, выпьет водки и давай бить жену, а если дети подвернутся под руку, то и детей.

Да? А вот и нет. Как говорят специалисты, процент домашнего насилия не зависит от социального статуса. Так что всё равно, поэт ты или метранпаж.

Дальше — больше: процент домашнего насилия не зависит от дохода, образования и места проживания, будь то город или деревня. Это вообще ни от чего не зависит. И от страны тоже не зависит. От ведущей конфессии тоже. Поэтому, когда мы говорим, что каждый год с кошмарной стабильностью в России в результате домашнего насилия погибает 14 000 (прописью для людей с плохим воображением — четырнадцать тысяч) женщин и детей, то это касается всех.

То есть каждый день — от вашего первого кофе утром до сигареты на ночь — в стране убивают 38 человек. Причём это не нападение в ночи, не пьяные водители, не злобные менты и даже не террористы.

38 женщин и детей каждый день убивают собственные родственники — супруги, сожители, отцы и матери. И общество на это смотрит благосклонно. "Бьёт — значит любит", "Нет воспитания без тумака" и так далее. Откуда-то из глубин домостроевского подсознания всплывает вся эта средневековая омерзительная фигня.

Бьют до потери пульса, насилуют, доводят до самоубийства. Избиения, толчки, царапины, плевки, шлепки, пощёчины, хватание, бросание предметами, нанесение ударов руками и ногами, удушение, использование оружия, нанесение ожогов и прочие пытки. Пока вы сидите и читаете всё это — будьте уверены – только что убили ещё одного человека. Под причитание соседей "ну, это же дело семейное — сами разберутся".

Но домашнее насилие отличается от ссоры милых, которые только тешатся, тем, что это происходит систематически. Именно вот это "систематически" чаще всего и доводит детей до самоубийства. Не Интернет, не сообщества "китов" в VK, не кино и не хеви-метал.

Если вы думаете, что это только в России и в Ираке так, вы просто ничего не знаете о масштабе катастрофы. Так получилось, что у меня в разных странах много друзей. И среди них обязательно совершенно случайно есть психологи по домашнему насилию.

И вот что они говорят: процент домашнего насилия в Лондоне совершенно не меняется: в среде миллионеров самого пафосного Челси точно такой же, как среди гангстерского населения Хэкни. То же самое — в Лос-Анджелесе, где звёзды Голливуда точно так же мордуют своих баб (и наоборот), как негры Южного Централа. То же самое — в Нью-Йорке. Ничего не меняется. Все одной миррой мазаны.

Но есть детали. Которые касаются того, как общество относится к этой проблеме.

В странах, где человеческая жизнь — это ценность, законодательство борется с домашним насилием всеми возможными средствами. В странах, где человек — никто, убийство или насилие над первой, второй или третьей женой никого не волнует. Кто этих жён считает?

Но у России другой путь. Как всегда между. Только тут делаются попытки официально декриминализовать домашнее насилие.

Лигалайз по-русски — это вам не медицинскую марихуану выращивать для раковых больных. За грамм травы вас потянут в тюрьму (а точнее будут выбивать взятку в 50 000), а за покалеченную жену и выброшенного из окна ребёнка — пожурят. Сначала infamous депутат Мизулина пыталась протащить законопроект о декриминализации домашнего насилия. То есть перевести преступление против личности в разряд административных нарушений.

Было бы глупо думать, что мадам Мизулина какой-то монстр. Она, как и всякий политик, просто внимательно слушала своего избирателя. И не-избирателя тоже.

Сделайте простой эксперимент: в любой соцсети напишите простую фразу "детей бить нельзя ни под каким предлогом" и посмотрите, что получится. Как придут тысячи людей, которые будут с пеной у рта доказывать, что родительское право бить ребёнка — это священная традиция, а ты, подонок, поднял на традицию руку.

Причём особенно усердствовать в этом будут женщины. Которые по статистике так же основные жертвы домашнего насилия. При этом защищать своё право бить детей будут люди совершенно противоположных политических и религиозных убеждений. Им совершенно не хватает ни ума, ни совести, чтобы признать тот факт, что насилие ходит по кругу.

Бейте детей, чтобы потом они били и своих детей и жён. Давайте. А потом жадно читайте новости "Актёр Башаров избил жену до состояния комы", "Олигарх Фролов начал поколачивать жену. А потом она умерла", "Банкир Кернес систематически избивал жену", "Журналистку Жавнерович избил бойфренд" и пускайте слюни.

При этом только четыре процента жертв обращаются в полицию. Остальные считают, что, наверное, это так принято, и никто не откликнется на призыв о помощи. Участковому не до тебя: у него на районе и не такое происходит. Ему статистку портить себе дороже.

Но инициатива депутата Мизулиной ("Справедливая Россия" — куда уж справедливей?) встретила непонимание со стороны нашего единственного европейца — Правительства РФ.

Зря радуетесь, противники уничтожения женской морды: законопроект никуда не делся — он будет поживей всех зомби Голливуда. Потому что его снова выдвигают, на этот раз депутат-единоросс Владимир Васильев.

"Мы приняли решение подготовить поправки в федеральный закон, которым сбалансируем и нормализуем отношения в обществе... Мы переходим от уголовного к административному". Это из свеженького.

То есть идея убрать из-под уголовного наказания убийство, доведение до самоубийства, членовредительство только потому, что его осуществляют в семье, никуда не делась. У вас есть соображения, зачем они делают это? У кого-то лежит компромат на этих политиков? Какие-то скелеты в шкафу? Или их самих бьют жёны?

Ведь в условиях, когда даже при уголовном наказании ты не достучишься до правоохранительной системы, если тебя систематически избивает сожитель, то по административке вообще всем будет по барабану.

И тогда у меня есть предложение. Давайте каждого, кто пытается увести фигурантов дел о домашнем насилии от уголовного наказания, рассматривать как пособника и соучастника убийства 14 000 женщин и детей.

Как соучастника изнасилования девочек от 10 до 16 на квартирах папаш и сожителей, а также дядюшек и дедушек. Хотите поиграть? Давайте поиграем.

Или как говорил великий русский поэт Есенин: "Что ж ты смотришь так синими брызгами? Иль в морду хошь?"

А его, как известно, била плёткой американка Айседора Дункан. За пьянство.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×