Как открыть портал в ад при помощи шубы

Фото: © flickr.com/Peretz Partensky

9853
Социолог Роман Романов — о том, что банальная кража мехового изделия может рассказать о нашем обществе.

Шуба в современной России — яркий политический образ. С шубой связывают себя все политические лагеря: оппозиция — с "революцией п***тых шуб", охранители — с "шубохранилищем". Сегодня шуба не просто одежда, а важный артефакт, предмет раздоров, конфликтов и странных психологических проекций.

У моей знакомой в крупном московском торговом центре украли шубу. Она на минуту проявила неосторожность: оставила шубу в тележке и отошла. Вернулась — ни тележки, ни шубы. По счастью, камерам удалось зафиксировать предполагаемую воровку.

Моя знакомая написала об этом пост в "Фейсбуке", выложила фото воровки с шубой и попросила репоста с надеждой, что кто-то вдруг узнает женщину на фотографии и поможет её найти. На момент публикации этого текста сообщение о краже шубы репостнули более 5500 раз. Тут-то и открылся портал в ад.

Несмотря на то что большинство из этих 5500 человек мою знакомую поддержало (кража есть кража), нашлось немало недоброжелателей, готовых оправдать кражу личного имущества, произошедшую на глазах сотен людей среди бела дня.

Оказывается, важен не сам факт кражи. Важно, что пострадал кто-то неприятный, чьё поведение ты не одобряешь. О типах этих людей я вам сейчас расскажу — это не только смешно, но и поучительно. Дело ведь не в шубе — похожий набор персонажей сбегается к любой жалобе на проблему. Сегодня они оправдали кражу, завтра оправдают убийство.

Первыми пришли зоозащитники. Эти были самыми отмороженными. Они писали про "обратную карму", про "жизнь вам мстит за участие в убийстве животных". "Карма-откат, — писали они, — у всех убитых норок когда-нибудь появляются ноги". "Мех — это плохо, мех — это смерть".

В общем, и в комментариях к оригинальному  посту, и особенно в репостах чего только не желали зоозащитники жертве кражи. "Когда мы придём к власти, мы разберёмся с такими, как вы". Общее было одно — радость от того, что кому-то плохо. Ещё немного, и у меня бы сложилось впечатление, что это зоозащитники воруют чужую одежду в торговых центрах.

Вторыми пришли "реальные пацаны". Эти выступили с концертным номером "Без лоха и жизнь плоха". "В большой семье не щёлкай клювом", — писали они. Ехидно интересовались: "А бумажник вы тоже в тележке оставляете, когда уходите?" — и всё такое прочее. Некоторые ещё и утешали: "Подумаешь, шубу украли! Вытрите сопли, ведь могли бы убить или изнасиловать".

В общем, эти ребята наглядно дали понять: Россия такое место, где расслабляться не стоит. Чуть дал слабину — и всё. Те же самые "реальные пацаны" подрежут всё, что смогут.

Третьими пришли поборники классовой справедливости. Богатенькую московскую тёлочку кинули на шубу? Так ей и надо. Народ в куртках на рыбьем меху ходит, а вы тут шикуете. Нечего тут, отомстили вам за беды народные. Будете теперь знать.

Найдя у пострадавшей в профиле должность "исполнительный директор", бунтующие поборники социальной справедливости открывали в себе бездны сарказма. "Разве может быть исполнительный директор без шубы?" — спрашивали они.

Особенно забавно, что среди людей, осуждающих ношение шубы и одобряющих её кражу, нашлось много бывших "болотных активистов", т.е. прямых или косвенных участников "революции шуб" в 2011 году. Эти почему-то особенно возмущались, как можно носить шубу в такие тяжёлые времена, когда угнетённый путинским режимом народ преодолевает экономический кризис.

А одна активистка петербургского РПР-ПарНаС так и написала: "Никакой жалости к владельцам норковых шуб, а пост в "Фейсбуке" написан ради привлечения внимания и дешёвого пиара". Здесь мне хочется спросить Андрея Пивоварова, руководителя петербургской ПарНаС: а у вас там все такие? Все поддерживают кражи личного имущества и приходят хамить обворованным?

Не обошлось, конечно, и без хрестоматийного "насосала". Ведь каждому же очевидно: женщина не может заработать себе на шубу сама. Для меня было открытием, насколько шуба как образ связана с сексом в сознании некоторых мужчин. Они не могут говорить о шубе из натурального меха, не вплетая в разговор какие-то сюжеты и фантазии на тему секса. Волей-неволей начинаешь думать, что именно эти мужчины за шубы и отдаются.

Четвёртыми пришли "эстеты" и "дизайнеры одежды". Если зоозащитники ненавидят шубы по идеологическим соображениям, эти — по эстетическим. Их реплики сводились к тому, что шуба — фу — пошлость, такое уже не носят. Напялила это уродство — сама виновата. Да и спасибо надо сказать — вор не украл, а просто избавил от пошлого и немодного элемента одежды.

Звучало всё примерно так, как если бы человеку, которому выбили золотые зубы, кто-то сказал: "Зато теперь поставишь себе новые модные виниры".

На фоне развернувшейся вакханалии совсем невинными выглядели шуточки про внешность воровки: она, по странному совпадению, оказалась похожа на Ангелу Меркель, что сразу же породило множество искромётных шуток о немецком канцлере, подворовывающем в Москве.

Почему я рассказываю эту историю? Потому что каждый из перечисленных выше типов поведения — симптом.

Дело не в шубе. Вместо неё могла быть разбитая машина, заболевший родственник, бытовая травма — да что угодно. Всегда найдутся люди, готовые обвинить жертву. Вот он, настоящий раскол общества. Не "красные" и "белые", "охранители" и "оппозиционеры", а вот это самое — помогать только своим, сочувствовать только своим.

При этом к остальным относиться пассивно-агрессивно, по умолчанию желая зла всем, кто не вошёл в узкий круг "своих". Они же заслужили. Сами виноваты, неправильно живут.

"Хорошо, что тебе плохо" — вот ключевая фраза. К каждому человеку, попавшему в беду, всегда набегает вот эта толпа правдолюбцев и поборников справедливости, желающих потыкать острой палочкой. Насосаться крови, хотя бы немножко, если не как вампир, то как клоп.

В момент захваченности подобной фантазией человек воображает себя на месте агрессора. Он не представляет, что может сам оказаться жертвой (и обязательно окажется), и тогда другие будут стоять и тыкать в него палочкой.

В итоге общество распадается на узкие небольшие "группы доверия", выставившие шипы в сторону окружающего мира. Такие группы даже не нужно натравливать друг на друга — они сами уже отлично друг на друга натравились.

Управлять таким обществом не очень сложно, вот только издержки его повседневного функционирования очень уж велики. А преодоление этого эффекта и есть первый шаг к настоящему гражданскому миру. И приходит оно через признание факта, что даже тот, кто отличается от тебя и тебе не нравится, имеет право на жизнь и достоин сочувствия и помощи.

Автор:
Социолог, публицист, кандидат социологических наук
Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×