Бог музыки им судья

Коллаж: © L!FE. Фото: © EAST NEWS © РИАНовости/Нина Зотина

4222
Журналист Игорь Мальцев — о том, почему российским исполнителям и творцам остаётся лишь следовать западной музыкальной моде.

Однажды французский композитор Жозеф Козьма написал песенку про опавшие листья. Написал в 1945 году, а в 1946-м она прозвучала в фильме "Врата ночи". Les feuilles mortes стала популярной в исполнении Ива Монтана, а потом появилась в Америке благодаря англоязычному тексту Джонни Мерсера.

В СССР в 1960 году вышел фильм "Простая история", и там прозвучала песня композитора Марка Фрадкина "На тот большак", которая быстро стала популярной и застольной. Ударная музыкальная фраза советской песни ничем не отличалась от "Опавших листьев". Но это никого не смутило, на Фрадкина даже не написали доноса. Расслабились с оттепелью. А может, и побаивались Фрадкина.

А вот Филиппа нашего Ясного никто не боится и все нагло обзывают его плагиатором. И что, дескать, он спёр то ли кусок песенки, то ли всю у композитора из группы Space. Наверное, это очевидно для любителей разбираться в сортах, э-э-э... музона.

Но это всё не так и всё неправда. И наш дорогой Филя тут совершенно ни при чём, потому как в общем-то и не он сам себе писал песенку. Для него это делал совсем другой человек. Вполне в традициях советских композиторов.

Впрочем, и постсоветских тоже: в виниловых архивах до сих пор написано, что песенку "Театр теней" написал некий Панфилов, хотя её уже написал гораздо раньше под названием Kyoto Song некто Смит.

Но это всё песни яркие, мощные, заимствовать их было поступком где-то даже героическим. Или вторичные авторы пребывали в уверенности, что Восток никогда не услышит Запад.

Чем хуже становилась музыка и чем меньше в ней можно было заметить индивидуальности или хотя бы каких-то удивительных гармоний, а уж тем более самобытных мелодий, тем меньше становилось смысла в понятии "скоммуниздить. То есть предаться греху плагиата.

Достаточно послушать певицу Anastasia (помните такую?) и ранние песенки Димы Билана, чтобы запутаться окончательно — кто, у кого и как. К чести Билана, он спел дуэтом с Anastasia, и американская певица, срубив на этом немало бабла, успокоилась насчёт сходства некоторых произведений искусства.

А дальше все песенки в этом кругу стали похожи так, как будто их делает одна и та же команда из Стокгольма. Что вообще-то чистая правда. Потому что именно там находится самая большая фабрика по производству всего этого "шмурдяка" для радио и ТВ.

Французский лабух из ВИА "Космос" тоже не дурак получить денег, тем более что команда Фили подставилась. Поэтому телегу про выкуп, шантаж, договор на завалинке Сбера оставим в сторонке — уж больно всё театрально и фальшиво. Просто мы столкнулись с ещё одним свидетельством того, как надолго отстаёт "русская музыка" независимо от жанра.

Тоже мне, открытие. Это всё фиксация факта не одного десятилетия. Всё придумывается не тут. Остаётся следовать моде, да ещё и с отставанием. Всё с Запада. И только Желанная — с Востока.

Когда западный музон попадал в руки людям талантливым — вроде БГ и Майка, — то это становилось отличной транскрипцией. Когда всем остальным — то и имеем. Вольную трактовку Creep от Radiohead и прочий Дэйв Стюарт с привкусом Талькова. Совсем импотентам приходит прямая, как струя, идея: "воспроизвести".

"Все леди делают это", — как говорил классик Тинто Брасс Моцарт. Но всё-таки все влияют на всех: трудно отделаться от запавших в юности нот. Они хранятся где-то там, в облаке.

На этом пострадал даже Джордж Харрисон, которому пришлось в суд нести гитару, чтобы объясниться. Тем не менее, несмотря на явную цитату классика из забытой группы Chiffons, ни My Sweet Lord, ни He’s So Fine не стали ни на ноту хуже, ни на октаву ниже. Потому что это две разные песни.

Конечно, в этом стоне нынешней попсы, что у них хитами зовётся, трудно уже проследить, кто кого засемплил и куда именно. Всё бессмысленно и блестяще, как костюмы певцов на "Евровидении".

Бог музыки им судья.

Только не надо доставать Бедросовича тем, чего он не делал. У нас хорошая память и живём мы уже долго на этом свете. И даже однажды были свидетелями премьеры его собственной свеженаписанной, по словам ведущего Николаева, песни. Как говорит композитор Киркоров: "Первый раз в жизни написал песню".

Не стоило и начинать, судя по всему. Потому как эту песенку мы уже слышали за десять лет до того от британца Скотта Фицджеральда, и называлась она просто: "Уходи". И слышали именно на том же "Евровидении". Автор оригинального произведения — Джули Форсайт. Только Джули Форсайт, похоже, не стала строить из себя Маруани, потому не выкатила Филипу никаких претензий.

Кстати, про ограбленного Скотта Фицджеральда — в 1978 году он вышел в хит-парад Британии с песенкой, которая полностью основана на главной теме Симфонии № 3 Камиля Сен-Санса. Правда, никто авторских вместо Сен-Санса не рискнул себе выписать.

Так что в музыкальном мире всё запутанно.

Хотя когда дело доходит до денег, то вдруг проясняется, кто есть кто.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×