Как "русское вмешательство" у американцев превратилось в "акт войны"

Как "русское вмешательство" у американцев превратилось в "акт войны"

Фото © Kuba Wlodek/REPORTER

1597
Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, когда и почему Конгресс США перестал работать и занялся исключительно политическим пиаром.

Поклонники и политические противники Барака Обамы будут вспоминать его президентство по-разному. Кто-то будет говорить о "величайших вехах" в истории США, кто-то — про "историю провалов и лжи". Почти наверняка 44-го президента будут сравнивать с президентом 45-м и рассуждать о "конце эпохи", о "последнем подлинном лидере свободного мира"… или о "последней марионетке глобальной элиты".

Кто-то заметит, что Обама хорош уже тем, что выиграл выборы у Джона Маккейна, а кто-то припомнит нобелевскому лауреату испорченные отношения с Россией и наступление периода двусторонних отношений, который многие окрестили новой холодной войной.

По-своему будут правы и те и другие, но, на мой взгляд, главным в президентстве Барака Обамы был большой либеральный пиар. Первый чернокожий президент, который призвал мир к избавлению от ядерного оружия и прекращению конфликтов, провёл беспрецедентную медицинскую реформу, решил навести порядок в обороте оружия внутри страны, руководил уничтожением Бен Ладена и за всё это авансом получил Нобелевскую премию мира — аж дух захватывает!

Да и держался выпускник Гарварда как-то по-особенному. Он красиво говорил — словно лекцию читал. Нет, не скучную лекцию по теории поля или языкознанию, а эдакую мотивирующую лекцию "Как преуспеть в XXI веке и быть лидером по жизни", зажигая аудиторию своим хорошо отрепетированным оптимизмом.

Мне иногда кажется, что леволиберальные идеологи и политтехнологи полагали, что 44-й президент все восемь лет продержится на одном лишь пиаре и красивых речах, что граждане США и жители всего мира поверят во что угодно, если это сказал Барак Обама.

Но суровая действительность очень быстро взяла верх. Все международные проекты президента-демократа — от сокращения ядерных вооружений до разрядки с Ираном — сейчас находятся в состоянии, близком к коме. Объявленная им победа над террористом номер один и близком окончании войны с мировым террором обернулась новым кошмаром — теперь по земному шару распространяет свои щупальца ИГИЛ*.

Во внутренней политике он также мало в чём преуспел. Все попытки отучить американцев от оружия закончились провалом. Граждане также отчаянно сопротивлялись нововведениям в области образования. Были легализованы однополые браки, но в том не заслуга Обамы и его партии — так постановил Верховный суд, а не президент или конгресс. Этому решению рукоплескали либеральные элиты по обе стороны Атлантики, но большинство людей, даже на политкорректном Западе, просто пожали плечами: достижение явно не соответствовало уровню ожиданий от "молодого прогрессивного лидера".

И постепенно все стали отворачиваться от Обамы, в том числе и в его стране. С 2010 по 2014 год демократы потеряли рекордное количество мест в обеих палатах конгресса и заксобраниях штатов, а также губернаторских портфелей.

Но в первые два года Капитолий оставался в руках демократов и Барак Обама сумел осуществить свой главный проект — реформу медицинского страхования, получившую общепринятое неофициальное наименование Obamacare.

Ну то есть как осуществить… Провести через конгресс соответствующий закон. Когда началась его реализация, выяснилось, что всё работает куда хуже, чем было разрекламировано. Даже интернет-сайт федерального значения, который являлся главной площадкой для продажи медицинских полисов нового образца, первые три месяца напрочь отказывался работать.

Затем начались первые серьёзные проблемы. Выяснилось, что большинство обещаний президента — прежде всего о снижении цены страховки и возможности сохранения "своего доктора" — оказались ложными.

Появились и разоблачения. В 2012 году в Сети появилась видеозапись откровений одного из главных идеологов Obamacare Джонатана Грубера, который на закрытом мероприятии экономистов хвастался, как ему вместе с президентом удалось обвести сограждан вокруг пальца. Мол, будь у американцев побольше экономической грамотности, они ни за что не позволили бы реформе состояться.

Если Obamacare и не обернулась полным провалом, то явно требовала очень серьёзной корректировки.

Но президентство Обамы было президентством пиара и идеологии, а не управленческих решений и напряжённой работы. И с 2010 года — года, когда был принят закон о медицинской реформе и когда демократы потеряли контроль над палатой представителей — обе партии, по сути дела, перестали заниматься реальными делами; они полностью переключились на пропаганду своих идей и очернение любых начинаний своих противников.

Власть была расколота, так что конгресс, который постепенно перешёл в руки республиканцев, мог, совершенно не задумываясь о последствиях, принимать любые законопроекты — на них всё равно наложит вето президент, за что законодатели и будут его критиковать.

Белый дом, в свою очередь, мог призывать к каким угодно прожектам и пропагандировать любые завиральные идеи, поскольку отвечать за них не придётся — не позволит конгресс. Он даже научился пользоваться этим фактором. В 2013 году, не желая наносить удары по Сирии, Обама неожиданно попросил на это разрешения у конгресса, и вопрос утонул в согласованиях и слушаниях.

В чём демократы и республиканцы были почти полностью согласны — так это в необходимости введения всё новых и новых санкций против России. Для экономики США это совершенно ничего не значило — за всё пришлось расплачиваться Евросоюзу. Даже главный торговый партнёр США, Китай, и тот не пострадал от "душащих Москву" санкций. "Русской агрессии" на словах противостояли все и соревновались в красноречии и "решимости". На деле все понимали, что дальше определённой черты конфликт не зайдёт — на кнопку судного дня никто не нажмёт.

В 2011–2016 гг. республиканцы приняли полтора десятка биллей, направленных на отмену Obamacare или лишение отдельных частей этого проекта финансирования. Они были смелой оппозицией…

И вот в Белом доме обосновался президент-республиканец. Может быть, не такой президент, как хотелось бы большинству конгрессменов, но он всё же кое в чём партийную дисциплину соблюдал. В частности, обещал "отменить и заменить" Obamacare, причём отдав в этом вопросе инициативу спикеру палаты представителей Полу Райану, на протяжении семи лет утверждавшему, что у него готов проект закона, который понравится всем консерваторам.

Учитывая, что республиканцы также сохранили большинство в конгрессе, для них настал исторический момент. Надо действовать! Ведь так долго они говорили избирателям: "Вот был бы у нас свой президент, уж тогда мы…" И что же?

Как только потребовалось принять решение, которое на сей раз будет непременно воплощено в жизнь, республиканцы раскололись. Одним показался билль Райана половинчатым, другим — наоборот, слишком радикальным. В результате правящая партия из-за внутренних разногласий была вынуждена отозвать свой законопроект.

Некоторые медиа поспешили заявить, что главным проигравшим в этой ситуации оказался президент Трамп. Но большинство экспертов совершенно справедливо указали на основного виновника республиканской катастрофы — спикера палаты представителей, который просто обязан был за долгие годы "тяжёлой оппозиционной борьбы" согласовать все детали отмены ненавистной Obamacare со своими соратниками в конгрессе.

Но он, по всей видимости, настолько привык руководить оппозицией, что просто не знал, как действовать в том случае, когда всё зависит от его умения заставить своих однопартийцев взять на себя солидарную ответственность за закон, которому президент уже заранее дал зелёный свет. То есть за реальные действия, а не за слова и политпиар.

Целый ряд консервативных СМИ потребовал немедленной отставки Пола Райана с поста спикера. Но кем его заменить? Кто пойдёт на этот эшафот добровольно? Когда молодые республиканцы во главе с Райаном свергли предыдущего спикера палаты, Джона Бейнера, им не приходилось отвечать за реальную политику — только за критику Обамы и блокирование всех его инициатив. Теперь же другое дело — надо управлять страной. Найдётся ли среди конгрессменов смельчак, готовый стать "крайним" за все победы и поражения правящей партии? Не перевелись ли таковые на Капитолийском холме?

Демократическая партия находится ничуть не в лучшем состоянии. Вот только положение её теперь куда удобнее: они теперь оппозиция. И если раньше демократы обвиняли республиканцев в том, что те были партией "нет", то теперь они с нескрываемым удовольствием сами себя называют такой партией. При этом говорятся слова о "противодействии антиамериканскому президенту" и о "сохранении наследия Обамы", но главное тут, конечно, не это, а возможность ни за что не отвечать, выставляя себя поборниками истинно либеральных ценностей.

Более того, демократы перехватили у республиканских коллег по конгрессу их главную внешнеполитическую фишку — они теперь защитники Америки от "страшной России". По сути дела, за полгода партии легко, почти без изменения кадрового состава законодателей, поменялись местами.

То, что в сентябре — декабре говорил лишь Дон Маккейн, теперь говорят уважаемые политики-демократы, смеявшиеся вместе с Обамой над Миттом Ромни, который в 2012 году на президентских дебатах заявил, что Россия является для Америки геополитическим врагом № 1. Что ж, теперь они пошли куда дальше Ромни!

Нэнси Пелоси, Джеки Спир, Бонни Колеман, Эрик Суолуэлл и многие другие члены Демократической партии, отпраздновав нежданно-негаданно свалившуюся на них победу над республиканцами по вопросу об Obamacare, стали высказываться о России и её "вмешательстве" в американские выборы ещё жёстче.

Дело дошло до того, что "русское вмешательство" теперь называют "актом войны". Демократы даже не заметили, что говорят словами Маккейна. Хуже того, они не замечают всей опасности таких определений. Ведь "акт войны" требует от державы какого-то ответа. Раз "на Америку напали", Америка должна ответить, не так ли?

Но кто об этом будет думать! Несмотря на решительные требования демократов, ответный "акт войны" ведь не предпримет президент Трамп, правда? Вот его-то демократы и будут критиковать за "бесхребетность" и "странную гибкость в отношении России" — то есть ровно за то, за что республиканцы постоянно критиковали Обаму.

В общем, партии в конгрессе две. Ответственности ноль.

Для президента Трампа в сложившейся ситуации есть и положительные, и отрицательные стороны. Ему теперь едва ли стоит беспокоиться о том, что законодатели смогут предпринять против него что-то решительное. Более того, если в конгрессе найдутся ответственные политики, то они просто вынуждены будут сотрудничать с президентом, независимо от партийной принадлежности.

Вместе с тем в ближайшие два года Трамп вряд ли сможет провести через конгресс хотя бы один по-настоящему стоящий законопроект, который бы принёс те перемены, что были обещаны им избирателям в ходе предвыборной кампании. Единоличные же действия президента США во внутренних делах весьма ограничены.

В таком случае Дональд Трамп вполне может переключиться на внешнеполитические вопросы.

Что же касается американских конгрессменов, то они, думаю, сейчас с опаской ожидают промежуточных выборов 2018 года, на исход которых я бы поостерёгся сейчас делать хоть какие-нибудь ставки.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!