Исторические уроки совести мира

Исторические уроки совести мира

Коллаж: © L!FE Фото: © ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK © РИА Новости

8222
Журналист Андрей Бабицкий — о противостоянии американского мировоззрения, возведшего трудолюбие в культ, и русского, проповедующего идеал неделания.

Известная работа Макса Вебера "Протестантская этика и дух капитализма" описывает влияние протестантизма на формирование особой религиозной идеологии, на которой зиждется современный западный капитал.

Я специально говорю об идеологии, поскольку протестантизм — это извод христианства, который покушается на базовую для религии ценность неотмирности человеческой души. А душа не может, да и не имеет права пытаться стяжать себе земные дары так, как будто она сможет унаследовать их вместе с дарованной ей Господом вечностью. Капитал бережлив, расчётлив, трудолюбив, устанавливает обязательные для всех правила игры, он извлекает доход так, как будто бы это есть завет Господа человеку.

Вне всяких сомнений, трудолюбие — это добродетель, однако, будучи поставлена выше других добродетелей — человеколюбия, сострадания, — она способна превратиться в истинного монстра, который пожирает человеческую душу, как рождественский пряник, оставляя на её месте лишь жалкую россыпь маковых росинок.

Чтобы не тянуть долго размышления, которым, по-хорошему, надо было бы посвятить большое исследование, я сразу скажу, что в этом стремлении обустроить рай на земле и заключён дух американского мессианизма, объявившего устами представителя США при ООН, что Америка является совестью мира.

Да, в каком-то смысле это действительно так. Сумев освоить гигантские необжитые просторы, беженцы из Старого Света проявили чудеса трудолюбия, воли к жизни, умения возделывать землю так, что она за пару с лишним веков действительно превратилась в мир, который многим сегодня кажется воплощённым раем. Уверенность американцев в собственной планетарной миссии как раз и основана на этой удивительной, в некотором роде фантастической истории колоссального успеха протестантского подхода к реальности. Не будем морализировать и упрекать американцев в истреблении индейского населения Северной Америки, а попробуем понять, почему это было сделано.

Проблема вовсе не в жестокости переселенцев, а в уверенности в том, что жалкие варварские племена просто не в состоянии, пребывая в дикости, унаследовать тот прекрасный, основанный на тяжком труде, расчёте, стремлении приумножить данное Богом богатство мир, якобы завещанный Христом человеку, как собственный удел на земле. Язычники могут быть истреблены, ибо им неведомы письмена христианского, а скорее, протестантского Бога, завет которого — не преображение реальности, не духовное её претворение, а возделывание, приращение земных даров и сотворение копии Божественного совершенства не из даров духа, а из плодов тяжкого, производительного труда.

У американцев не просто отлично получилось провести свой эксперимент по учреждению протестантского царства — невероятный успех их начинания внушил им уверенность в том, что им удалось проникнуть в тайну Божественного бытия, распространить которую они обязаны по всей планете. Именно поэтому сегодня они так же легко ввязываются в войны, уничтожая целые государства, как когда-то истребляли индейцев. Те, кто не желает внимать истинному Божьему слову, не имеют права на существование.

На этом мы заканчиваем краткий очерк американского мессианизма и переходим к его противоположности — идеалу неделания, который блистательно воплощён в персонаже Ивана Гончарова — Илье Ильиче Обломове.

Не лень правит русским барином, как принято иногда думать, а нежелание неверным делом, чрезмерным усердием внести в мир большее зло. Невозможно стяжать вечных даров в мире, который лежит во зле, а потому лучше воздержаться от излишнего тщания и ревности в возделывании земных угодий.

Именно этот идеал неделания и создал уникальную русскую цивилизацию, в истории которой не было случаев столь беспощадного уничтожения целых народов.

Да, были войны за земли, и на нашей совести до сих пор выселение черкесов, уничтожение Суворовым ногайцев и прочие радости исторического быта, в которых нет ничего славного и радостного. Но в целом Россия сложилась как земля народов, многие из которых считались бы протестантами варварскими и уничтожались бы без всякой жалости.

Илья Ильич Обломов предпочёл воздержаться от превращения собственной родины в цветущий капиталистический сад, но сохранить жизнь как можно большему количеству человеческих существ, ценность каждого из которых в глазах истинного Бога не поддаётся измерению, независимо от того, какой веры он придерживается, какого цвета его кожа, на каком варварском наречии он излагает свои примитивные истины.

Оттого у нас всё и устроено похуже, чем на славном Западе, где убранные улицы, крепкие постройки для жилья, дороги стали своего рода фетишем, идеологией жизни. Что лучше, что хуже — каждый выберет сам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Life.ru

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!