Нобелевская премия здорового человека: как получить миллион за нерациональность

Нобелевская премия здорового человека: как получить миллион за нерациональность

Фото: © Shutterstock, Wikimedia

10904
Часто премия по экономике даётся за нечто, предельно далёкое от интересов обычного человека. Большинство из нас без пояснений не вспомнит, что такое "теория контрактов", за которую дали Нобелевку в 2016 году. Не то с премией 2017 года. Пожалуй, её даже не надо никому объяснять, достаточно просто о ней рассказать. Ричард Талер, которому её вручат 10 декабря, знаменит как раз тем, что внёс в экономику много "простого человека".

До самых недавних пор экономисты исходили из того, что решения в рамках их науки принимаются, как правило, наиболее рациональным образом. Поэтому существовало мнение, что, поставив общество в определённые условия, можно добиться от него одной и той же, довольно предсказуемой реакции. Эту точку зрения блестяще проиллюстрировал Милтон Фридман, предсказав, что после падения социализма бывшие советские республики за несколько лет догонят США по экономическому развитию. Не исчезли такие идеи и сегодня: как мы помним, глава Центробанка России Э. Набиуллина полагает, что если несколько лет подряд удерживать инфляцию на уровне не выше четырёх процентов, нас ждёт экономический рост. В самом деле, если люди ведут себя рационально, значит, они выберут наиболее рациональный путь во всем. При низкой инфляции логично инвестировать в производство. Значит, скоро будет рост! Или нет?

Ричард Талер одним из первых открыто сказал, что базовые, фундаментальные предположения неоклассической экономики о том, что люди действуют в основном рационально, неверны, причём неверны совершенно. Люди ведут себя квазирационально — то есть так, как им кажется рациональным, в чём они, как правило, ошибаются. А более разумным им кажется то, что говорят им личные, эмоционально и психологически обусловленные предпочтения. Книга Таллера Quasi-rational Economics фактически первой детально разобрала вопрос о том, что поведение участников экономической жизни часто системно неверно. Когда мы выбираем образование, предпочтение той или иной специальности определяются не тем, что наиболее рационально, а тем, что считает рациональным общество, в котором мы находимся. В итоге платное (в США) образование часто оказывается неверной инвестицией. Впрочем, "лишних" людей с дипломами юристов и экономистов много не только за океаном.

В конце-80-х — начале 90-х экономисты проделали над добровольцами ряд экспериментов, блестяще подтвердивших эту идею. Оказалось, что если людям предложить выбор между вложением средств более выгодным образом и тем, чтобы оставить их там, где они уже вложены, как правило, выбор делается в пользу уже состоявшегося, а не более выгодного вложения. Идея "от добра добра не ищут" может показаться предельно очевидной — но экономистам она очевидна не была, что деформировало рекомендуемую ими государствам политику.

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Другим достижением поведенческой экономики, в которую внёс вклад Талер, было то, что она развеяла миф о способности отдельных людей эффективно планировать своё будущее. Наполним: в ряде западных стран большая часть пенсионных вложений делается самим гражданином, а обязательное пенсионное страхование либо невелико, либо вообще отсутствует. Примерно так же и с медицинской страховкой в Штатах: человеку никто не навязывал обязательного медицинского страхования, и он может вообще его не делать. За этим стояла классическая идея: потребитель сам выберет, нужна ему страховка или нет. Может, он бизнесмен-миллионер — зачем ему пенсия? Или, быть может, человек-феномен, который никогда не болеет.

Жизнь доказала, что подавляющее большинство из нас не имеет достаточного самоконтроля — ещё один тезис, выдвинутый Талером. Вместо того чтобы вкладывать деньги в будущее, человек предпочитает тратить их на краткосрочные цели вроде нового айфона, машины или турпутёвки на Карибы. В итоге десятки миллионов американцев по сути лишены страховой медицины, а нестраховая в этой стране очень дорога. Большинство незастрахованных довольно бедны, поэтому среди них случается даже такая экзотика, как хирургические операции на себе. Реформа Обамы, ныне свёртываемая Трампом, стала откровенным признанием того, что посылка о рациональном поведении хомо экономикуса должна быть выброшена на свалку истории.

Если всё плохо, можно ли что-то исправить?

Многие пожмут плечами: "Только Фридман и Набиуллина могли не понимать, что человек не действует рационально! Какой смысл от такого открытия?" Что ж, смысл от него большой. Дело в том, что не установив существование болезни, от неё нельзя начать лечить. Пока экономисты не знали, что люди квазирациональны, они никак не могли бороться с этим явлением.

Талер, диагностировав болезнь, начал её изучать. Оказалось, что хотя человек и нерационален, он нерационален каждый раз более или менее одинаково — предсказуемо нерационален. В сознании каждого из нас стихийно формируется много бухгалтерских книг, деньги в которых не пересекаются между собой и бессознательно оцениваются нами как неконвертируемые друг в друга (mental accounting). Как показали эксперименты, если человек получает скидку на бензин, то в большинстве случаев не тратит полученные деньги на удовлетворения других своих потребностей. Взамен он начинает тратить сэкономленное на... покупку дополнительного количества бензина. Попутно он спокойнее относится к более далёким поездкам, или езде на высокой скорости (тратящей больше топлива). Именно поэтому скидки в магазине и работают так эффективно: получив её, мы тратим остатки на вещи, которые не взяли бы, не будь этой скидки.

В своей крайне популярной на Западе книге Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth, and Happiness исследователь отмечает, что эта особенность человеческого поведения позволяет управлять им, слегка подталкивая граждан к более рациональным его формам.

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Пример работы концепции "подталкивания" помогли реализовать советы того же Талера правительству Великобритании по внедрению принципов поведенческой экономики. В этой стране традиционно не очень жарко топят в домах зимой, из-за чего смертность в зимние месяцы резко подпрыгивает — особенно среди пенсионеров, сердечно-сосудистая система которых сбоит при компенсации холодов в доме. Казалось бы, Британия — не Сомали, пенсионеры могут потратиться чуть посильнее, не на последние гроши живут. Однако традиции этой страны — холодные и промозглые зимние жилища там норма со Средних веков — дают о себе знать. Чтобы обойти проблему, пенсионерам стали выдавать небольшие суммы денег на "зимнее топливо". Пожилые люди никак не были ограничены в том, куда потратить свои деньги. Однако, как показало соответствующее исследование, большинство потратило их именно на эти цели. В итоге в домах британских стариков стало заметно теплее.

Другим примером учёта "несмешиваемости" разных денег в нашем сознании и его квазирациональности стала другая новация, к которой причастен Талер. Человек предпочитает потратить деньги сейчас, а не вложить их так, чтобы получить больше денег завтра. Поэтому обычно работники неохотно увеличивают норму своих пенсионных отчислений. Однако, как отметил Талер, деньги из будущего работник не ценит одинаково — что заработанные, что отложенные на пенсию. Поэтому он предложил заключать с работником соглашение при приёме на работу. По такому договору человек обязуется отдать часть будущего повышения своей зарплаты на увеличение своих пенсионных отчислений. Оказалось, что на такое финансирование пенсионных накоплений люди идут более охотно. Сейчас в США всё больше компаний идут на такое "подталкивание" своих служащих в направлении более обеспеченной старости. Схема эта получила название save more tomorrow.

Почему нашим экономистам не хватает знаний Талера

Концепции западных экономистов традиционно доходят до нашей страны с большим опозданием. Скажем, концепции Фридмана у нас были модными в 1990-х — ко времени, когда на Западе уже начали выходить из моды. Часть из них мы всё ещё воплощаем в жизнь — включая те же четыре процента ежегодной инфляции. Поэтому в экономической политике России всё ещё доминирует представление о том, что участники рынка якобы ведут себя рационально, а значит, если им не мешать, то они всё устроят наилучшим образом.

Примеров этому опаснейшему заблуждению наших экономических властей столько, что на их перечисление ушла бы толстая книга, и не одна. Напомним один из самых очевидных. Россия тратит на отопление 2,5 процента ВВП ежегодно. В начале 2000-х было подсчитано, что если бы утепление домов в нашей стране соответствовало тогдашним западным нормам (15 сантиметров лёгкой теплоизоляции), то теплопотери упали бы с нынешних 100 ватт на квадратный метр в час до 15 ватт. Иными словами, есть вполне реальный способ сэкономить два процента ВВП (десятки миллиардов долларов в год). В 2003 году были приняты СНиП, в которых описаны преимущества теплоизоляции и указано, как её рационально устанавливать.

<p>Фото: © TT News Agency_Henrik Montgomery via REUTERS</p>

И всё. На этом всё завершилось: государство решило, что участники рынка сами рациональны. Мол, желая сэкономить денег, застройщики и управляющие компании учтут требования СНиП и эффективно утеплятся. Если бы не сильнейшая отсталость нашей экономической мысли, государству и в голову не могла прийти странная идея, будто бы участники рынка в норме мыслят рационально. Но что было, то было. Поэтому до сих пор основная часть сдаваемых в стране строительных объектов либо просто не соответствует СНиП 14-летней давности, либо соответствуют им чисто формально. Любой тепловизор показывает, что даже те новостройки, что утеплены на бумаге, на практике имеют изоляцию, уложенную с недопустимыми нарушениями, отчего их теплосопротивление не соответствует нормам.

Интересно, что на Западе советы Талера помогли и в этой области. Да, неутеплённые дома в США, в отличие от России, не построить — их просто не примет местный представитель власти (в связи с чем его не подключат к коммуникациям). Но вместе с новыми там полно и домов, которым больше 30–40 лет, и все их надо как-то утеплять. Поэтому там довольно давно стали применять взаимозачёт — когда расходы домовладельца на утепление его дома зачитываются в налоги или платежи, которые этот владелец обязан сделать в пользу государства. Очередные деньги "на зимнее топливо" — в этот раз "на утепление". Это вместе с жёстким регулированием привело к тому, что тепла на квадратный метр в западном мире стали тратить в несколько раз меньше, чем у нас. Увы, российские экономические власти вряд ли ознакомятся с идеями Талера при нашей жизни — но, быть может, наши дети ещё доживут до этих времён.

Премия за нерациональность

Как сам Талер резюмировал свои взгляды, "чтобы хорошо заниматься экономикой, вы должны помнить, что люди человечны", то есть неизбежно страдают от ошибок. Поэтому на вопрос журналистов, как он собирается потратить 1,12 миллиона долларов, учёный ответил: "Попробую потратить их как можно более иррационально".

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!