Столетие Красной армии. Что же мы празднуем 23 февраля?

Столетие Красной армии. Что же мы празднуем 23 февраля?

Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок

12229
По документам Красная армия была учреждена сильно раньше этой даты, а по факту возникла много позже — но это не должно мешать нам радоваться празднику.

Как показывает свежая публикация Министерством обороны документов о столетии Красной армии, на самом деле его надо отмечать в январе. Впрочем, и раньше было известно, что день 23 февраля — просто дата мифической первой победы Красной армии над германским частями под Псковом и Нарвой, предложенная Сталиным в 1938 году. Однако на самом деле и новая публикация МО вводит в заблуждение, хотя и непреднамеренно. Так когда же на самом деле появилась Красная армия?

К столетию Красной армии — а точнее, к 23 февраля 2018 года, потому что никакого столетия РККА в этот день, конечно, не было, — Министерство обороны выложило на специально сделанном сайте документы об этом историческом событии. Первый же документ сообщает:

<p>Проект Декрета Совета народных комиссаров от января 1918 года об организации Рабоче-крестьянской армии. С правками председателя Совета народных комиссаров В.И. Ульянова (Ленина). Фото: © r<a href="http://rkka100.mil.ru/" target="_blank">kka100.mil.ru</a></p>

Тут невооружённым глазом видно: декрет (а на деле, конечно, черновик) датирован 22 января 1918 года, а не 23 февраля. Более того, не позднее 2 февраля по новому стилю он опубликован в "Газете Рабочего и Крестьянского правительства". Почему же мы не считаем 22 января Днём защитника Отечества?

О безрукости

В принципе, об этом легко догадаться из самого текста декрета. Вглядитесь: армию предлагается создать "из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс". В такие массы в 1918 году не мог быть зачислен ни один офицер старой армии — ну не трудящиеся это массы! Собственных кадров, пригодных для управления армией, у советской власти не было.

Таким образом, декрет не мог создать боеспособную армию — без командных кадров её не бывает, а "трудящиеся массы" таких кадров предоставить не могли. Они могли лишь предоставить людей для того, чтобы те либо героически умирали, не выполнив боевой задачи, либо бежали, опять же, не выполнив боевой задачи. Именно это и произошло на практике в том феврале сто лет назад.

Лучше всего отразил это сам В.И. Ленин в своей статье в "Правде" от 25 февраля 1918 года: "Неделя 18–24 февраля 1918 года, от взятия Двинска до взятия (отбитого потом назад) Пскова [здесь Ильич ошибается, отбить Псков Красная армия так и не смогла. — Прим. Лайфа], неделя военного наступления империалистской Германии на Советскую Социалистическую Республику явилась горьким, обидным, тяжёлым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком... мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожать все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве".

<p>Фото: © РИА Новости/Петр Оцуп</p>

Вождь мирового пролетариата был предельно честен. Из той февральской недели стало абсолютно ясно, что с такой "армией" воевать с Германией нельзя. Соответственно, писал он, нужно дать Берлину абсолютно всё, что он хочет, лишь бы не воевать:

"Преступление с точки зрения защиты Отечества — принимать военную схватку с бесконечно более сильным и готовым неприятелем, когда заведомо не имеешь армии. Мы обязаны подписать с точки зрения защиты Отечества самый тяжёлый, угнетательский, зверский, позорный мир".

Так и было сделано. По итогам февральских попыток Красной армии воевать Советская Россия 3 марта 1918 года подписала Брестский мир. Немцам отошла территория России, где жили 56 миллионов человек, треть населения империи. А также репарации — в том числе почти сотня тонн золота.

Не надо думать, что Ленин по инерции оставался пораженцем, которым был во времена Первой мировой, когда в иностранной печати радовался каждому неуспеху русской армии. С Октябрьской революции он сам был властителем России и, разумеется, поэтому перестал радоваться её неудачам: "Мы — оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., мы — за защиту Отечества с этого дня", — честно провозглашал былой пораженец. Сдаться немцам на условиях "самого зверского, позорного мира" Ленин хотел "...не для того, чтобы "капитулировать" перед империализмом, а чтобы учиться и готовиться воевать с ними серьёзным, деловым образом".

Когда же на самом деле возникла Красная армия?

<p>Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок</p>

Процитированная статья Ильича вышла 25 февраля 1918 года и не раз повторяет одну и ту же мысль: у нас "заведомо нет армии". Это значит, что ни Декрет о создании армии, подписанный в январе 1918 года, ни 23 февраля 1918 года днём создания Красной армии считаться не могут. Армия не создаётся бумажками об её учреждении. Она создаётся реальными боевыми делами. Включив на секунду логику, можно не глядя сказать, когда на самом деле должна была родиться Красная армия — в момент отказа от её формирования из одних только трудящихся масс, в момент, когда в неё начали массово включать бывших офицеров.

Именно так и случилось. 19 марта 1918 года Совет народных комиссаров принял решение о широком привлечении в Красную армию военных специалистов. В конце того же месяца воззвание к ним с просьбой влиться в РККА было напечатано в газетах. Поведение новой власти не нравилось вообще ни одному офицеру старой — благо катастрофы, подобной Брестскому миру, с Россией не случалось со времён первой Смуты. И всё же "бывшие" постепенно подтянулись в РККА.

<p>Фото: © РИА Новости/Константин Кузнецов</p>

Причина была не в том, что они обожали Ленина, а в том, что никого другого, способного твёрдой рукой править страной, в ней очевидным образом не было. Как говорил о подобном решении царский генерал Бонч-Бруевич: "Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения".

Вслед за этим весной в армии отменили введённые в ней ранее (при Временном правительстве) выборность командиров и необязательность исполнения приказов. Оба эти явления исключали боеспособность в принципе: командира, приказывавшего драться, солдатские (войсковые) комитеты имели право сместить, а сам его приказ — отменить по итогам заседания комитета.

Оставался последний, но важный шаг — принуждение к службе. Армия до лета 1918 года была добровольной — туда привлекали пайком и денежным содержанием. Экономика России в этот момент, благодаря паре революций, пришла в состояние... Ну, в общем, в единственно возможное после пары революций. Поэтому привлекать, честно говоря, было особо нечем. Из-за этого поднять численность РККА даже до 200 тысяч человек не удавалось. Летом 1918 года товарищ Троцкий ввёл принудительный, мобилизационный порядок призыва в армию. Она стала миллионной, после чего, разумеется, начала одерживать заметные победы.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

Итак, Красная армия возникла как армия не 23 февраля 1918 года, а к лету того же года, когда отказалась от завоеваний Февральской и Октябрьской революций. То есть выборности, демократии, добровольности, а главное — принципа формирования только из трудящихся масс. Привлечение "военспецов" позволило буквально переломить ход войны. Наконец, стало можно отдавать вменяемые приказы и даже выполнять их. Конечно, часть "военспецов" переметнулась к белым, но выгода от их использования была так велика, что и после этого от них не отказались.

"Военспецам" досталось мало добрых слов. После Гражданской войны спасение социалистического Отечества описывали как итог мудрого руководства "комиссаров в пыльных шлемах", как-то игнорируя тот факт, что до "военспецов" заметных победы эти комиссары не одерживали. Однако вклад "спецов" на самом деле трудно переоценить.

Приведём один маленький пример: лейтенант императорского флота Бахтин, "военспец", вернувшийся на флот после призыва советской власти, командуя подводной лодкой "Пантера", смог потопить эсминец противника (Великобритании). Ни до, ни после того ни один эсминец западного государства кораблям советского или российского флота утопить так и не удалось — хотя прошёл уже почти век с той победы.

Бахтин, конечно, не получил за это крупных чинов. Зато в конце 1920-х он отправился на Соловки, где заболел, от этой болезни и умер. Так сказать, награда нашла героя. Но, если вы военный, важны не столько чины, сколько дела. С ними у "военспецов" всё было в порядке.

А что же с победой над немцами 23 февраля 1918 года?

<p>Фото: © wikipedia.org/Anatoliy Garanin</p>

Как известно, 16 февраля 1938 года "Известия" опубликовали материал т. Сталина "К 20-летию РККА и ВМФ. Тезисы для пропагандистов". Там впервые в истории прозвучали слова: "Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на революционный Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма стал днем юбилея молодой Красной армии".

На первый взгляд, т. Сталин слегка забронзовел и допустил ошибку. Дело в том, что в армии в тот момент уже началось принудительное изучение статей классиков марксизма-ленинизма. Как мы видели выше, в статье Ленина (а она изучалась под руководством политработников в войсках) прямо написано, что побед не было, а Псков немцы взяли. Равно как и то, что из-за этого пришлось пойти на "самый зверский, самый позорный мир" в нашей истории. Зачем писать в тезисах для пропагандистов то, что легко опровергнет любой участник политзанятия по разбору статьи Ильича?

Но не стоит торопиться с выводами. У историков сталинской эпохи есть эмпирическое правило: если вы думаете, что Сталин сделал что-то по глупости, то вы можете быть просто недостаточно умным, чтобы с ходу понять истинный смысл его действий. На самом деле вождь просто разбирался в жизни больше нас. Как только мы заставляем кого-то что-то учить из-под палки, он тут же становится способным запоминать это только механически, не вдумываясь. Как только статью Ленина стали прорабатывать на политзанятиях, шансы на то, что кто-то вдумается в её смысл (и поднимет на смех "Тезисы для пропагандистов"), немедленно стали равны нулю.

Поэтому далее мудрый Иосиф Виссарионович продолжал наращивать успех. В приказе от 23.02.1943 года он сообщил: "Молодые отряды Красной армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года. Именно поэтому день 23 февраля 1918 г. был объявлен днём рождения Красной армии". Ленин 25 февраля 1918 года считал, что у нас заведомо нет армии, а Псков немцы взяли? Кому какая разница. Ведь его изучают на политзанятиях, а это значит, что понять, о чём он писал, никто никогда не сможет.

<p>Фото: © РИА Новости</p>

Увы, т. Сталин не учёл вероятности ликвидации СССР и соответствующего постепенного свёртывания политзанятий. В результате их окончания Ленин вновь оказался доступен для анализа, из-за чего версия про "наголову разбили немецких захватчиков" растаяла как дым.

Дополнительный удар нанёс доступ к работам и документам немецкой стороны по её наступлению 1918 года. Из них выяснилось, что 23 февраля немцы никаких боёв под Псковом не вели, поскольку ещё туда не доехали. И мы не перепутали глагол — немцы не наступали, а именно ехали в Псков по железной дороге, поскольку сопротивления вплоть до этого города им никто не оказывал. Они и к Пскову не вполне отошли от этой привычки. Как вспоминал большевик И.В. Иванов: "Немецкие войска шли на Псков... как на парад, не встречая нигде серьёзного сопротивления".

Кстати, 24 февраля бой с немцами под Псковом всё-таки был. Правда, немцы его легко и быстро выиграли считаными ротами — без командиров нам воевать было трудно. Да и вообще обстановочка в городе не способствовала (с. 411) обороне:

"Утром 24 февраля напряжение достигло наивысших размеров. Начинались грабежи... На рыночной площади зам. председателя Совета Клейнешехерт, командированный для прекращения грабежей, был убит группой погромно-настроенных солдат. Труп лежал на площади, безучастно носились мимо него люди в разные стороны". Как мы видим, защитникам города было чем заняться и помимо обороны Пскова — магазинов в городе много, а немцы наступают — всё можно и не успеть разграбить.

Тем не менее отдельные группы людей (назвать их частями не поворачивается язык) всё же пытались обороняться. Это видно из того, что немцы завладели Псковом полностью только после полусуток боев (западнее Пскова города они занимали без боя), и из немецких данных. Э. Людендорф в тот день отмечал: "Наши войска наткнулись на сильное сопротивление [близ Пскова. — Прим. Лайфа]. В ожесточённом сражении они разбили врага, город взят".

<p>А вот и памятник несуществующей победе Красной армии под Псковом. К 1969 году, когда его воздвигли, изучение Ленина зашло так далеко, что мнения вождя об этих &#34;победах&#34; уже просто никто не знал. Фото: © РИА Новости/Лев Поликашин</p>

Немцы взяли Псков в начале ночи 25 февраля. И, хотя по Брестскому миру должны были его покинуть, на самом деле делать этого не стали. Логика в их решении была. Как верно отмечал т. Ленин, никакой армии, достойной упоминания, у Советской России тогда не было. Зачем же выполнять договор с тем, кто всё равно не является военной силой? Лишь 25 ноября 1918 года бывшие союзники России по Антанте заставили немцев капитулировать и потребовали от них очистить занятые области России. Тогда германские части освободили древний русский город, тихо уехав из него.

Мы бы написали и про бои под Нарвой, но, если честно, там для нашей стороны всё было ещё хуже, поэтому воздержимся. Тем более что от 23 февраля они хронологически ещё дальше.

Во всём этом виноваты большевики и февралисты?

И не стоит глумиться над большевиками — мол, развалили армию своими революциями да выборностью, а потом ещё от большого ума хотят от неё, чтобы она воевала. Наше поколение ни на каплю не умнее тогдашнего. Напомним, как воевала российская армия после следующей за 1917 годом волны демократизации:

"Бойцы ходили кто в чём, слава богу, хоть какое-то оружие нам выдали…. какой-то пьяный военный в грязном камуфляже и с погонами майора пытался поставить задачу, но не смог выговорить и пары слов, ибо был пьян. Всё, что я внятного от него услышал, так это то, что нас ждут к утру. Район поиска обозначен не был, карты не было, связи не было. Как была поставлена задача, так она была и выполнена. Мы вышли за бруствер пехотных окопов, нашли какую-то яму и залегли в неё на всю ночь".

Автор этих слов — ныне генерал российской армии, а по совместительству крупный литератор, вполне честно рассказывает, как "Непобедимая и легендарная" воевала в Первую чеченскую. Там же он описывает, как взятками и мародёрством, грабежом и насилием выбивал и угонял для своего подразделения технику, уводил из других подразделений нужных ему людей, бил по лицу вышестоящих офицеров и творил иные абсолютно необходимые в армии Смутного времени организационные мероприятия.

Более того, за все эти преступления (преступления, конечно, по меркам нормального времени) его нужно не судить, а награждать. После революций по-другому воевать просто невозможно. Развал страны ведёт, в общем и целом, к одинаковым последствиям вне зависимости от конкретной эпохи. Псков и Нарва в истории того поколения, Грозный в истории нынешнего поколения вовсе не говорят о слабости нашего духа. Они лишь напоминают, во что может превратиться армия в эпоху перемен.

Гордиться или стыдиться?

<p>Фото: © РИА Новости/Анатолий Гаранин</p>

В нынешний "столетний юбилей" Красной армии, который таким — как мы показали выше — ни разу не является, возникает вопрос: как нам оценивать всю эту историю о постреволюционном "бегстве, хаосе, безрукости"?

На первый взгляд, может показаться, что это какой-то позор. Красная армия была сильнейшей в земной истории. Равной ей на сегодняшней планете — mutatis mutandis — просто не существует. И вдруг такой "повод". Празднование её юбилея можно было бы назначить на другой, вполне достойный день. Например, 19 ноября 1942 года — начало наступления под Сталинградом. Или 5 декабря 1941 года — под Москвой. Вместо этого мы празднуем его в день, в который Красная армия вообще не участвовала в боях. День, когда её, по меткому замечанию Ленина, заведомо не было — не на бумаге, а в реальности. Но мы не стали бы спешить с оценками и требовать переноса даты.

Дело в том, что поражениям никто не ставит памятники. И это очень плохо, потому что ничто не учит сильнее поражений. Если бы 23 февраля 1918 года Красная армия существовала как что-то хотя бы приблизительно равное русской императорской армии 1916 года, немцы не взяли бы Псков и Нарву. Страна не подписала бы самый тяжёлый мир в своей истории. Пока мы это помним — есть шансы не повторить. Пока мы это помним — есть шансы, что очередные революционеры при реформировании армии будут хоть чуть-чуть осторожнее.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×