Двери восприятия: британская художница, ЛСД и поиски расширенного сознания

Двери восприятия: британская художница, ЛСД и поиски расширенного сознания

Коллаж © L!FE. Фото: © Flickr/Jared Aiden Wolf/gato-gato-gato

3471
Аманда Филдинг, в прошлом сторонник трепанации, а ныне президент научно-исследовательского фонда Бекли, всю жизнь придерживалась не самых ортодоксальных взглядов на вопросы сознания и творчества. Официальная наука обходила идеи Аманды и её друзей стороной. Тем не менее она неотступно шла к цели доказать, что психоделические препараты приносят человеческому сознанию больше пользы, чем вреда, при условии, если их принимают с умом. Лайф восстановил историю жизни эксцентричной исследовательницы.

Начало 

Аманда Филдинг (Amanda Feilding) родилась в 1943 году в семье маркиза Бат Базиля Филдинга (Basil Feilding) и Маргарет Филдинг (Margaret Feilding). Её род происходит из династии Габсбургов, представители которой правили во многих европейских странах. Предки Аманды приехали в Великобританию в XVI веке и довольно быстро обросли связями с представителями британской аристократии. Будущая исследовательница психоделиков росла в Бекли-парке (Beckley Park) — замке неподалёку от Оксфорда, который служит сейчас штаб-квартирой фонда Бекли стати, именно в нём снимали некоторые сцены из фильма "Гарри Поттер и кубок огня").

Не очень удивительно, что девушка, выросшая в такой обстановке, увлеклась творчеством. В университете она изучала изобразительное искусство, скульптуру, а также арабскую историю у Альберта Гурани (Albert Hourani) и сравнительное религиоведение под руководством Роберта Зенера (Robert Zaehner). По словам Аманды, её очень впечатлила в студенческие годы книга Зенера Mysticism: Sacred and Profane. В этой работе Зенер говорил в том числе о различных состояниях сознания, достигаемых с помощью религиозных практик. Позже, путешествуя по миру, Аманда открыла для себя образ жизни дервишей и их необычные танцы (суфийское вращение). Ей были интересны все способы изменения и расширения сознания с помощью особых ритуалов, движений, веществ и процедур.

Прилив крови к голове

В 1966 году Аманда Филдинг познакомилась с эксцентричным голландцем Бартом Хьюзом (Bart Hughes). В то время он учился на медика (впрочем, Хьюз так и не окончил университет и впоследствии стал библиотекарем). 

За несколько месяцев до встречи с Амандой Хьюз намеренно проделал отверстие в своём черепе. Столь неординарный поступок был призван подтвердить теорию Хьюза о том, что для достижения большей ясности сознания мозгу необходим повышенный приток крови. Барт Хьюз считал, что человеческий мозг недополучает кровь из-за того, что мы ходим на двух ногах (а младенческое состояние, когда кости черепа ещё не срослись друг с другом, даёт свободу мозгу). Чтобы исправить это недоразумение, студент предложил проводить трепанацию черепа. Как он считал, трепанация способна вернуть баланс крови и черепно-мозговой жидкости к оптимальным значениям, не характерным для прямоходящих. А чтобы удовлетворить возросшие после трепанации потребности нервных клеток в питании, он предлагал после процедуры съедать значительное количество сахара.

Хьюз показывал изложение своей теории под названием Homo sapiens correctus ("Человек разумный исправленный") маститым учёным, но они не восприняли его всерьёз. Вероятно, одной из многочисленных причин такой неудачи был тот факт, что студент представил свои предположения и выводы в виде свитка, а не на обычных листах бумаги.

В отличие от представителей официальной науки, художница Филдинг прониклась идеями Хьюза до такой степени, что они на несколько лет стали парой. По словам самой Аманды, харизматичный Барт Хьюз пробудил в ней интерес к биологии и желание изучать сознание именно с биологической, научной точки зрения.

Через четыре года после знакомства с Хьюзом Аманда самостоятельно сделала себе трепанацию черепа. Много лет она упрашивала знакомых хирургов помочь ей с процедурой, но все медики отказывались, так как не видели смысла сверлить череп физически здоровому человеку. В итоге Филдинг решилась сделать трепанацию сама себе и даже сняла об этом небольшой фильм (который долгое время считался утерянным, но был показан в 2011 году в лондонском Институте современного искусства). Как и Хьюз, она использовала для этого стоматологическое сверло, управляемое ножной педалью.

Аманда никогда не боялась делиться с другими идеями, которые нравились ей самой. Оба раза, когда она баллотировалась в Парламент Великобритании, её лозунг звучал как Trepanation for the national health ("Трепанация — во имя здоровья нации"). Филдинг добивалась того, чтобы трепанация была доступна всем гражданам и проводилась бесплатно. Справедливости ради надо сказать, с таким предвыборным обещанием художница набрала довольно мало голосов. 

Что плохо для британского электората, хорошо для советских учёных. Аманда нашла родственную душу в Юрии Москаленко — сотруднике Института эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова. Москаленко, который сейчас является академиком печально известной из-за Виктора Петрика РАЕН, а также увлекается остеопатией, несколько десятилетий сотрудничал с Филдинг, изучая, как изменяется ток крови в мозге при трепанации, проделанной пациентам петербургских клиник по медицинским показаниям, и что при этом происходит с самочувствием и сознанием таких больных. 

Трудный ребёнок

Аманда Филдинг была солидарна с Бартом Хьюзом не только относительно идеи о трепанации черепа, но и относительно ЛСД. Сам Хьюз говорил, что впервые попробовал этот психоделик в 1958 году в рамках одного медицинского исследования в университетской больнице Амстердама. Филдинг впервые приняла ЛСД несколько позже — за несколько месяцев до знакомства с Хьюзом. По её недавнему признанию, в то время она могла принимать это вещество едва ли не каждый день: это модифицировало сознание и давало ощущение связи со всем, что существует в мире.  

Впрочем, через некоторое весьма непродолжительное время ЛСД и другие психоделики законодательно запретили в США, Великобритании и многих других странах. Филдинг считает, что медвежью услугу психоактивным веществам оказали персонажи вроде Тимоти Лири (Timothy Leary). Он вместе со множеством других людей, употребляющих ЛСД с целью отдыха и расслабления, добился излишней популяризации вещества. Психоделик стали использовать те, кто не понимал, как с ним обращаться, и не осознавал собственной ответственности за происходящее. В результате политики обратили на ЛСД внимание и отнюдь не доброе.

Президент США Ричард Никсон назвал Лири опаснейшим человеком в США, а в начале 1970-х научные исследования ЛСД прекратили финансировать. При этом данные, полученные в работах 1953—1973 годов, почти всегда свидетельствовали о том, что из этого вещества можно извлечь немало пользы для психического здоровья. Например, ЛСД и псилоцибин быстро и надолго помогали ослабить депрессию и тревожность у неизлечимых больных. Правда, по нынешним меркам многие исследования того времени можно посчитать некорректными, главным образом из-за трудностей с контрольной группой пациентов. Сложно убедить участника эксперимента (или наблюдающего за ним исследователя) в том, что он принял психоделик, в то время как на самом деле он употребил плацебо.

День, когда ЛСД, МДМА и подобные вещества отнесли к списку запрещённых, многие друзья Аманды Филдинг встретили со слезами на глазах. Энн Шульгина (Ann Shulgin), учёный и жена знаменитого психофармаколога Александра Шульгина, вспоминала, как они с мужем переживали за пациентов, которые не смогут получать нужное лечение.

 

 

Аманда Филдинг и "крёстный отец" МДМА Александр Шульгин

Естественно, запрет ЛСД сказался и на Альберте Хофмане (Albert Hofmann) — его создателе и первом человеке, который сознательно принял это вещество. Когда-то Аманда Филдинг пообещала Хофману, что вновь проведёт научное исследование ЛСД на людях. Она выполнила своё обещание, но, к сожалению, Хофман не дожил до этого момента.

 

 

Аманда Филдинг и создатель ЛСД Альберт Хофман  

Триумф науки

На протяжении многих лет Филдинг выступала за отмену полного запрета психоделиков. Она старалась убедить политиков в том, что ЛСД, псилоцибин, МДМА и подобные вещества могут принести пользу, если принимать их под контролем врачей. Чтобы доказать это на практике, требовалось провести исследования на добровольцах, но и они были запрещены.

Аманда отмечает: "Чтобы использовать некую технологию, навык, инструмент, нужно уметь с ними обращаться. Никто не запрещает лошадей из-за того, что кто-то первый раз сел на лошадь и упал с неё. С психоделиками этот аргумент почему-то не проходит".

Хотя исследования психоделических препаратов из-за запретов долгое время оставались на мёртвой точке, в других областях науки потихоньку появлялись новые данные и новые методы. В начале 1990-х люди научились получать информацию о состоянии различных участков мозга, анализируя их кровенаполнение с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ). Появление такого метода стало сигналом к действию для Аманды. Наконец-то появился реальный способ проверить, как изменение кровоснабжения мозга влияет на сознание и как действуют психоделики, меняющие это кровоснабжение. Филдинг решила, что ей нужно заручиться поддержкой именитых учёных, и обратилась к ряду своих давних знакомых, исследователей психоделиков. В 1998 году Аманда Филдинг основала фонд Бекли (Beckley Foundation), призванный объединить усилия сторонников терапевтического использования психоактивных веществ.

В числе учёных, поддержавших фонд Бекли и определивших его научную программу, были Альберт Хофман и Александр Шульгин. Сейчас наиболее выдающиеся члены Консультативного совета фонда — профессор Королевского колледжа Лондона Дэвид Натт (David Nutt), заслуженный исследователь признанных и непризнанных наркотиков и до 2009 года советник британского правительства по вопросам наркополитики, а также Рамачандран Вилейанур (Vilayanur Subramanian Ramachandran), американский нейробиолог индийского происхождения, известный рядом книг о механизмах работы сознания и языка.

За неполные 20 лет работы фонда Аманде Филдинг удалось добиться проведения экспериментов с применением многих психоактивных веществ. Результаты большинства работ оказались столь же многообещающими, как и 50—60 лет назад. Однако современные исследования проводят на качественно новом уровне. Научные статьи о них печатают в высокоцитируемых журналах. Впрочем, сама Филдинг признаёт: "Nature не возьмёт наши статьи, но не потому, что эти работы имеют недостаточно высокий уровень, а потому, что упоминание психоделиков в Nature в позитивном ключе может иметь далеко идущие последствия (которых, вероятно, боятся). Я надеюсь, что ситуация изменится, и буду прилагать к этому все усилия".

Положительный эффект можно получить и от псилоцибина, и от марихуаны, МДМА и, конечно же, от ЛСД. Оказалось, что при помощи МДМА больные посттравматическим стрессовым расстройством быстрее забывают о жизненном эпизоде, который травмировал их психику (изнасиловании, аварии, теракте, военных действиях и т. д.). Психоактивная смесь, известная под названием "аяуаски", стимулирует образование новых нервных клеток в мозге, чем может способствовать излечению от депрессии. Люди, принявшие ЛСД внутривенно, становятся на некоторое время более подвержены внушению, что можно использовать при психотерапии. Псилоцибин снижает уровень тревожности и депрессии у больных раком и помогает избавиться от алкогольной зависимости (при этом сам зависимость не вызывает).

Все описанные выше исследования относятся к области медицины. Пока это единственное дисциплинарное поле, где хоть как-то разрешают тестировать психоделики. Конечно, Аманде хотелось бы исследовать психоактивные вещества не только на больных, но и на здоровых людях, ведь их сознание тоже может выиграть от контролируемого употребления психоделиков. Деньги для первой в мире визуализации работы мозга под ЛСД собирали на площадке для краудфандинга, а в ближайших планах у Филдинг провести исследование того, как это вещество влияет на игру в "Го".

Игра "Го" — отличный способ оценить, насколько хорошо человек распознаёт паттерны, просчитывает ходы, насколько целостно он воспринимает ситуацию. К сожалению, на подобные эксперименты требуются особые разрешения от властей и дополнительные финансы. Ни того, ни другого у небольшой некоммерческой организации сейчас нет. Однако хочется надеяться, что мечта Аманды Филдинг изучить способы расширения сознания с помощью психоделиков и полезные эффекты, которых таким образом можно достичь, воплотится как можно полнее.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×