Плутониевые войны: Россия против США

Плутониевые войны: Россия против США

Фото: © flickr.com/National Nuclear Security Administration

9536
Приостановка президентом России Соглашения об утилизации плутония на первый взгляд не имеет никакого смысла: всего через три года оно автоматически прекращает действие, поскольку США даже технически не могут его выполнить. И всё же этот шаг вполне осмысленный.

3 октября 2016 года глава государства подписал документ о приостановке соглашения от 2000 года, по которому Россия и США должны были ликвидировать по 34 тонны оружейного плутония. Соглашение было практически первым значимым шагом в области разоружения, предпринятом в эпоху правления Путина, и отказ от него выглядит весьма символичным. Так его и оценили на Западе — как чисто символический шаг, сделанный для того, чтобы поторговаться с Вашингтоном по Сирии и Украине.

Зачем Россия ставит США невыполнимые условия?

Проект закона, внесённого в Госдуму, как будто специально поддерживает эту точку зрения. Там заявляется, что сотрудничество по соглашению может быть возобновлено, если силы США на территории стран, вошедших в НАТО с 2000 года, будут возвращены к уровню сентября этого же года. Даже ребёнку понятно, что Штаты выведут войска из стран НАТО разве что в случае поражения в третьей мировой войне.

Ещё более скандальным является второе условие возобновления соглашения. По нему США должны отказаться от санкций и выплатить компенсацию за ущерб от них и — внимание, пять минут юмора — от российских контрсанкций, вызванных американскими шагами. Напомним, эта страна никогда никому ни за что не возмещает ущерб. Даже когда Международный суд при ООН своим решением обязал её заплатить возмещение за военную агрессию в отношении Никарагуа, Вашингтон отреагировал на это решение одним лишь презрительным молчанием. Как мы уже отмечали, в глазах американского руководства США — локомотив, а остальной мир — тормозные вагоны. Локомотиву наплевать на проблемы тормозных вагонов. Соответственно, если он их случайно переедет, то никогда ничего им не возместит.

Таким образом, требования для возобновления соглашения составлены с американской точки зрения в оскорбительной и неприемлемой форме. Фактически это условия капитуляции, а не возобновления дипломатического сотрудничества. Поэтому на Западе решили, что Путин, приостановив соглашение, просто выразил недовольство американской политикой в Сирии и показал, что может уступить, возобновив соглашение, — если американцы будут посговорчивее насчёт Алеппо.

Почему приостановка бессмысленна

Однако это вряд ли так. Если бы глава России хотел сделать символический шаг, то он выбрал бы другой повод. Дело в том, что формально приостановка соглашения для нас бессмысленна и вредна. Соединённые Штаты для выполнения договора пробовали построить завод, который делал бы из плутония топливо для АЭС. Из готового топлива плутоний извлечь непросто, а уж после попадания в АЭС — и подавно. Однако выбранная ими технология была, мягко говоря, неудачна, и специальный завод, на который потратили миллиарды долларов, так и не удалось привести в работоспособное состояние. Впрочем, сделать это можно, но тогда придётся дополнительно потратить не миллиарды долларов, а "значительно больше", как это обозначило Министерство энергетики США — а денег на это нет.

Американские госорганы поняли это только в 2015 году и ещё не определились, что с этим делать. Как вариант российской стороне предложили внести изменения в соглашения, которые позволили бы США просто поместить плутоний в смесь с другими веществами. Это сэкономило бы им деньги, но это не устраивает Москву. Химические свойства плутония так резко отличаются от других элементов, что его всегда будет несложно выделить из получившейся смеси.

По соглашению и коррективам к нему США к 2019 году должны уже что-то с плутонием сделать, но они этого не смогут: предлагаемые ими поправки по упрощению процедуры Россия не примет. Пойти по менее дорогому и эффективному российскому пути ликвидации плутония за океаном тоже не могут, потому что для этого нужны быстрые реакторы типа БН-800. А атомная отрасль США ни экономически, ни технологически не готова построить нечто подобное.

То есть всего через три года соглашение приостановилось бы само собой — за счёт его срыва со стороны Вашингтона. Такой срыв позволил бы нашим дипломатам в очередной раз проехаться по тому, насколько надёжным партнёром является Америка, как она уважает заключённые ею договоры и так далее. Кроме того, мы показали бы себя миролюбивыми жертвами американской нерасторопности, а не активной стороной в отмене соглашения. Всё это делает приостановку, сделанную президентом 3 октября, бессмысленной.

Но это лишь первое впечатление. Вернёмся к тексту договора. Условия для его возобновления, внесённые в Госдуму, беспрецедентны для внешней политики Москвы. Обычно она не ставит ультимативные условия о выводе войск США одновременно из многих стран мира, тем более она не требует от США возмещения за санкции или недружественные шаги. И это не потому что наши дипломаты ангелы, а потому, что они прекрасно знают, что Вашингтон никогда никому не идёт навстречу и тем более не платит за ущерб.

Условия в проекте закона, внесённого в Думу, — обычный троллинг. Они специально составлены таким образом, чтобы сделать его возобновление невозможным. То есть России зачем-то очень и очень нужно остановить соглашение — и не через три года, а прямо сейчас. Так нужно, что наша страна заговорила языком ультиматумов, нарочно составленных настолько оскорбительно, чтобы Вашингтон никак не смог их принять. Но зачем всё это нужно Кремлю?

Будьте реалистами — требуйте невозможного

Проблема нашей страны заключается в том, что мы честны и добросовестны. Мы выполнили требования договора, к середине 2010-х построив реактор на быстрых нейтронах БН-800 и к нему специальные мощности для превращения плутония в топливо. Технически мы уже можем уничтожать плутоний — в отличие от другой стороны, которая не сможет этого делать ещё много лет.

Поскольку БН-800 — реактор-размножитель, теоретически он может нарабатывать больше плутония, чем потребляет (с небольшими изменениями процесса). Чтобы избежать этого, российская сторона брала на себя обязательства в подкритический бланкет — часть ядерного реактора, содержащую воспроизводящий материал и предназначенную для получения вторичного материала — ставить не актиноиды, а обычную сталь. Приостановка соглашения не просто даёт нам возможность использовать 34 тонны оружейного плутония для создания ядерного оружия. Вдобавок она позволит фактически бесплатно заполучить реакторы для наработки нового плутония! Все затраты на строительство БН-800 — которые в силу американских неудач казались лишней тратой денег — теперь можно окупить. При желании на реакторе можно отработать замкнутый ядерный цикл, резко снизив количество отходов в новых реакторах. Ну а при "другом желании" с его помощью можно начать выпуск недорогого нового оружейного плутония.

Согласно любому учебнику физики, 34 тонны плутония, имеющиеся у России, хватит где-то на 6000 новых боеголовок. Возобновление производства плутония способно дать ещё больше. Может возникнуть вопрос — зачем столько, если количество боеголовок на наших баллистических ракетах куда меньше? Напомним: ещё в 2013 году Сергей Шойгу говорил: "Россия в течение трёх лет увеличит число крылатых ракет в пять раз, а к 2020 году — в 30 раз". Количество крылатых ракет на тот момент в нашей стране измерялось сотнями (формально эти цифры засекречены, поэтому здесь мы воспользовались западными оценками).

Иными словами, к 2020 году Минобороны планирует развернуть многие тысячи крылатых ракет семейства "Калибр", X-101 и X-102. Если исходить из норм холодной войны и предположить, что значительная их часть будет оснащена ядерными боеголовками, то России потребуются тонны плутония для создания тысяч ядерных боеголовок только для крылатых ракет. Параллельно идёт отработка межконтинентальных баллистических ракет "Сармат", каждая из которых сможет нести порядка десятка боеголовок. Не стоит забывать и о совсем экзотических проектах типа "Статус-6", им тоже требуется боевая часть.

Вывод прост: приостановка соглашения — это не символический шаг, направленный на то, чтобы снова усадить США за стол переговоров по Сирии. Это давно назревшее решение, для которого срыв российско-американских договорённостей по Сирии стал лишь удобным поводом. Нам нежелательно ждать 2019 года, когда Штаты сами сорвут соглашение, ведь к 2020 году у России может возникнуть необходимость развернуть многие тысячи новых боеголовок, а значит, свобода рук по использованию и производству плутония нам нужна любой ценой. Видимо, даже такой, как односторонняя приостановка соглашений.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!