Воины-звери: как люди превращались в животных, чтобы побеждать в битвах

Воины-звери: как люди превращались в животных, чтобы побеждать в битвах

Кадр фильма "Человек-волк". © kinopoisk.ru

18850
В истории разных народов есть упоминания об особого рода воинах, отождествлявших себя с животными. Учёные часто пытаются объяснить их феномен сохранившимися следами древних религиозных представлений о родстве между человеком и определённым животным. Порой при строгом рассмотрении теория о связи воина и зверя оказывается иллюзией, а иногда она вполне реальна. Лайф изучил четыре случая "воинов в звериных шкурах": иллюзорный, гипотетический и два действительных.

Мифические медведи

О берсерках слышал любой, кто хоть немного интересовался скандинавской историей и мифологией. Известно, что берсерки были воинами, способными впадать в особую боевую ярость, от которой их сила и ловкость значительно возрастали. Они приходили в состояние боевого экстаза, выпив отвар мухоморов, что значительно снижало их чувствительность к боли (по легендам, берсерки продолжали биться даже с несколькими стрелами в теле). Сражались берсерки в медвежьих шкурах или вовсе обнажёнными, из-за чего их считали способными превращаться в медведей. Некоторые полагают их членами тайного мужского союза, почитавшего бога Одина и внутри которого они проходили обряды посвящения в воины. Увы, почти всё это — неправда.

Упоминания о берсерках действительно есть в древней скандинавской поэзии, но они немногочисленны и понять из них можно только то, что берсерки были воинами, бившимися с особым неистовством, например, они рычали во время схватки. Связь их с медведями обусловлена лишь гипотезой об этимологии слова berserkr. Если во второй его части языковеды более или менее единодушно видят serkr  — "рубашка", то для первой части предлагается два объяснения: "медведь" и "голый". Соответственно, берсерк получается или одетым в "медвежью рубашку" (шкуру), или вовсе голым.

Сторонники второй версии указывают на слова Тацита о германцах, идущих в бой обнажёнными, а также напоминают, что в скандинавских языках прагерманское слово *ber  в значении "медведь" не засвидетельствовано. Оно есть в других германских языках, например в древнеанглийском (bera) или древневерхненемецком (bero), скандинавы же называли медведя созвучным, но всё-таки иным словом — bjǫrn. Если же название берсерков происходит не от медведя, то все дальнейшие построения об их связях с медвежьими культами и отголосками древнего тотемизма рушатся.

Нет надёжных свидетельств и в пользу того, что берсерки были членами неких тайных мужских союзов, выполняли особые ритуалы и проходили обряды посвящения. Идея существования в древности у германцев таких союзов была популярна в 1930-х годах в националистически ориентированных кругах немецких учёных, самым известным из которых был Отто Хёфлер, автор книги "Культовые тайные союзы германцев" (1934), в которой таким секретным обществам приписывалась главная роль в создании германских государств. Берсерки оказались удобными кандидатами для такого союза, и ещё до Хёфлера фольклористка Лили Вайзер написала работу, где были предложены почти все ставшие потом широко известными представления о берсерках. Другие учёные некритически использовали материалы по скандинавским культам в трудах по сравнительной мифологии, тотемизму и тайным обществам, полностью доверяя их авторам. Так берсерки превратились в адептов тайного воинского культа.

Что касается отвара из мухоморов, который якобы вселял в берсерков боевую ярость, то тут и вовсе анекдотическая история. Ещё в XVIII веке шведский учёный Самюэль Эдманн высказал предположение, что, подобно жителям северо-востока Азии (например чукчам), берсерки могли использовать отвар из мухоморов. За годы предположение Эдманна, кочуя из работы в работу, постепенно превратилось в утверждение. Но нет никаких свидетельств, что хотя бы один берсерк съел мухомор.

Поучительна история "ритуального танца берсерков", который якобы в X веке исполняли, надев медвежьи шкуры, викинги, находившиеся в Константинополе на службе у византийского императора. Упоминания об этом со ссылкой на труд английского археолога Хильды Эллис-Дэвидсон "Языческая Скандинавия" очень часты в популярных книгах и на сайтах, посвящённых скандинавским древностям. Филолог Мария Елифёрова изучила историю этой идеи и обнаружила, что этот рассказ вовсе не соответствует действительности.

Эллис-Дэвидсон ссылается на описание танца викингов в книге византийского императора Константина Багрянородного "О церемониях византийского двора". Танец там действительно описан, но исполняли его не служившие в императорском войске варяги, а сами византийские придворные. Представлял он собой святочное развлечение под названием "готская игра", причём "готами", наряженными в шубы мехом наружу, были только двое из участников обряда. В этом теперь легко убедиться, так как соответствующая глава книги Константина Багрянородного была в 2015 году переведена на русский язык византинистом Андреем Виноградовым и издана.

В дальнейшем видный филолог Якоб Гримм, рассказывая об этом византийском обычае, предположил, что роль готов в нём могли исполнять варяги (готов в X веке в Византии уже не было), а также назвал происходящее боевым танцем. Но Гримм не связывал обряд с берсерками и даже не считал его германским. Он видел в нём отражение войн с готами, которые византийцы вели в VI веке. В 1927 году уже упоминавшаяся Лили Вайзер убеждённо писала, что в обряде участвовали варяги из Швеции, что они были одеты в шкуры как берсерки, а само действие было скандинавским новогодним обрядом. Более поздние исследователи уже говорят, что шкуры на викингах были волчьими или же медвежьими.

Кем в действительности были упоминающиеся в скандинавских сагах и поэзии берсерки, однозначно ответить трудно. Вероятно, в разное время значение термина различалось. Изначально берсерками вообще могли называть не людей, а каких-то мифических героев, потом это название перешло на воинов, а в поздних родовых сагах они и вовсе превратились в разбойников, нападающих на усадьбы исландцев и побеждаемых главным героем. Поскольку доказанной связи с животными у берсерков нет, мы их оставим.

Гипотетические волки

Многие учёные разделяют гипотезу, что в древности у предков нынешних индоевропейских народов существовали объединения молодых воинов под покровительством божества, имевшего облик волка или пса. Некоторое время юноши должны были жить отдельно от соплеменников, ведя жизнь волка, то есть занимаясь убийствами и грабежом. В рамках ритуала они как бы сами становились волками. Пройти через этот обряд было необходимо, чтобы получить статус полноправного взрослого члена племени.

Стоит помнить, что данная гипотеза основана на отдельных указаниях на подобные ритуалы, которые учёные находили, сопоставляя слова, мифы, литературные источники и даже предметы изобразительного искусства различных индоевропейских народов. Именно поэтому в заголовке данного раздела волки названы гипотетическими. В историческое время такие союзы юношей-воинов неизвестны. Наиболее близок к ним спартанский обычай криптии — "тайной войны", которую должны были вести юноши против илотов — порабощённых спартанцами жителей Пелопоннеса. Плутарх рассказывает об этом так:

Время от времени власти отправляли бродить по окрестностям молодых людей, считавшихся наиболее сообразительными, снабдив их только короткими мечами и самым необходимым запасом продовольствия. Днём они отдыхали, прячась по укромным уголкам, а ночью, покинув свои убежища, умерщвляли всех илотов, каких захватывали на дорогах. Нередко они обходили и поля, убивая самых крепких и сильных илотов

Но участники спартанской криптии не отождествляли себя с волками и не упоминали волков или собак в своих обрядах. У осетин возмужавшие юноши должны были принять участие в набегах, называвшихся балц. Причём их часто именуют словом к’орд, "стая", как и стаю волков. Согласно Страбону, и у древних персов процесс воспитания юношей включал в себя период жизни в лесу и добывания пищи воровством.

Зато люди-волки упомянуты в древних текстах на хеттском языке. В скандинавских источниках можно прочитать о воинах в волчьих шкурах (úlfheðnar). Предполагается, что слово λύσσα, обозначавшее в поэмах Гомера воинскую ярость, происходит от слова λύκος — "волк". Интересно, что у других греческих авторов это слово употребляется и в значении "собачье бешенство".

С представлением о воинах-псах пытаются связать и имя кельтского героя Кухулина ("пёс Кулана"), которое он принял вместо своего детского имени Сетанта, совершив первый подвиг. Аналогию пытаются видеть даже в легенде о выкормленных волчицей Ромуле и Реме: в данном случае дружиной юных воинов-волков предстают собранные ими изгнанники, ставшие населением только что основанного Рима. Герой осетинского эпоса Сослан был в детстве закалён при помощи купания в волчьем молоке. На скифских украшениях встречаются воины с человеческими телами и собачьими (или волчьими) головами. Эти и некоторые другие доводы приводятся в пользу существования у древних индоевропейцев союзов воинов-волков, но, повторим, в историческое время не встречается случаев, когда бы сочетались и наименование "волк", и традиция воинской инициации юношей.

Древние ягуары и орлы

Большую часть армии государства ацтеков составляло ополчение, куда при необходимости призывались все взрослые мужчины. Но существовали и воины-профессионалы, среди которых выделялись различные категории. Если воин совершал не менее двадцати подвигов, он мог попасть в число "стриженых" (quaquachtlin). В качестве знака отличия "стриженые" действительно сбривали волосы на голове, оставляя только прядь за левым ухом, повязанную цветной лентой. Если "стриженым" мог стать простолюдин, то в число "знатных воинов" можно было попасть только благодаря сочетанию военных заслуг и происхождения. У этого разряда была причёска в виде косы, заплетённой около ушей.

Наконец, те, кто больше всего нас интересует, — элита ацтекского войска: воины-ягуары (ocēlōtl) и воины-орлы (cuāuhtli). Все они были знатного происхождения, авторы-европейцы сопоставляют их с членами рыцарских орденов. Сохранились упоминания, что простолюдины становились "орлами" или "ягуарами" очень редко, в знак признания особых воинских заслуг. Войти в их число могли только взрослые, уже женатые мужчины. Стать членом этих элитных подразделений можно было, захватив определённое число (обычно двенадцать) пленных. Убийство врага считалось не столь почётным, как его пленение, и даже порой осуждалось, так как свидетельствовало о недостаточной искусности воина. Пленников же приносили в жертву богам. Когда ацтеки воевали с испанскими конкистадорами, они однажды приложили большие усилия, чтобы оглушить, связать, дотащить до своего лагеря и принести в жертву двух испанских лошадей, и сочли это великим подвигом.

Отличительным знаком "ягуаров" была накидка из шкуры ягуара, а "орлов" — накидка, отделанная птичьими перьями. Головные уборы тоже изображали соответственно голову ягуара и орла. Покровителем "ягуаров" считался бог Тескатлипока, а "орлов" — Уитслипочтли. Известно, что у воинов-орлов существовало особое святилище, где на алтаре размещался образ солнца в виде бабочки. Два раза в год, в декабре и марте, "орлы" и "ягуары" устраивали торжественные праздники, сопровождавшиеся ритуальными поединками между ними.

И современные леопарды

В Западной и Центральной Африке существовали (а отчасти существуют и сейчас) многочисленные религиозные общества. Среди них есть полностью секретные, частично секретные, полностью открытые, мужские, женские и смешанные. Есть союзы знахарей, есть союзы охотников, есть земледельцев. Во многих тайных обществах существуют развитые системы ритуалов и подробные учения. Как правило, секретные союзы имеют религиозную природу. Их адепты верят, что, когда они находятся в состоянии экстаза, в них вселяется почитаемое ими божество или же они обращаются в животное (от черепахи до антилопы). Например, члены тайного союза Мале, возникшего у народа мбоко, а потом распространившегося среди его соседей в Камеруне и Восточной Нигерии, считали своим покровителем слона. А те из них, кто достиг двух высших степеней посвящения, были уверены, что в состоянии транса переселяются в тело слона, причём у каждого из них в лесу имелся свой слон-двойник.

Крупные тайные союзы действуют на территориях нескольких стран, имеют сеть филиалов, а их высшие руководители весьма могущественны. В предколониальный и колониальный периоды истории Африки тайные общества обычно служили опорой традиционной власти от деревенских старейшин и вождей племён до царей. Они улаживали конфликты, наказывали тех, кто не подчинялся распоряжениям властей, порой даже добивались прекращения междоусобных воин.

Некоторые из союзов обладали большой властью. Союз "Поро", адепты которого живут на территории современных Либерии, Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуара, в XVIII веке активно вмешивался в борьбу местных княжеств, посылая на помощь своим союзникам вооружённые отряды. И влияние его не исчезло в XX веке. Уильям Табмен, президент Либерии в 1944—1971 годах, был верховным главой союза "Поро" (а одновременно методистским священником и гроссмейстером масонской ложи Либерии). Видным членом "Поро" был и Чарльз Тейлор (президент в 1997—2003 годах). Этот пример показывает, что в современной Африке нередко происходит сращивание тайных обществ и органов официальной власти.

Но существовали и такие тайные союзы, которые активно противостояли традиционной морали и местной власти. Их члены практиковали вредоносную магию, каннибализм, грабежи, убийства и похищения людей. Для вступления в такое общество, как правило, нужно было принести в жертву человека, часто — своего близкого родственника.

Наиболее известным из таких криминальных союзов стало общество "людей-леопардов", которые действовали на территории нынешних Либерии, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуара, Габона, Камеруна, Конго и Демократической Республики Конго (Заир). В отличие от крупных транснациональных союзов типа "Поро" общества "людей-леопардов" могли быть независимыми друг от друга и действовать локально. Свои нападения "леопарды" совершали ночью, надевая на себя звериные шкуры, а в качестве оружия часто использовали перчатки с металлическими когтями и накладные клыки. Массовые убийства, совершённые "людьми-леопардами", стали широко известны европейцам в последнее десятилетие XIX века, а самые недавние случаи относятся к 1950-м годам.

Кроме "людей-леопардов" в различных местах Африки население терроризировали "люди-львы" (ДР Конго, Ангола, Танзания), "люди-крокодилы" (Конго, Либерия, Кот-д’Ивуар, Сьерра-Леоне, Буркина-Фасо, Гамбия), "люди-питоны", "люди-бабуины", "люди-шимпанзе", "люди-гиены" и другие.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×