У страха глаза велики. Как ЦРУ и МИ-6 поспорили о русской ядерной угрозе

Коллаж © L!FE. Фото: © EAST NEWS, © ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK

9162
Уверенность американской разведки в том, что Путин помог Трампу выиграть выборы (и лично руководил хакерами), а затем и собранный бывшим "лучшим агентом МИ-6 в Москве" по сомнительным источникам отчёт с весьма странными эпизодами — едва ли не самые важные события международной политики последних недель. Они заставили нас задуматься: а как вообще думают западные разведки? Насколько адекватно они оценивают внешние угрозы (особенно со стороны России)? И это не праздные рассуждения — неверная трактовка возможностей и намерений противника легко может превратить новую холодную войну в "горячую".

Документы рассекречиваются не очень быстро: только сейчас мы можем проникнуть в тайны американской и британской разведки 1950-х годов. Тогда, до запуска самолётов-разведчиков Lockheed U-2, НАТО оставалось в пугающем неведении о количестве советских ядерных бомб и особенно средств их доставки — стратегических бомбардировщиков. По каким именно крупицам разведывательной информации западные спецслужбы выстраивали картину советской угрозы? Почему британская разведка смогла дать более реалистичную оценку, чем американская, уверенная в том, что СССР подготовил сотни бомбардировщиков для уничтожения США? Как страх, гордыня и желание "выбить" большие бюджеты могут развязать войну?

Сталин — победитель шпионов

29 августа 1949 года в СССР прошло испытание первой ядерной бомбы — и страны Запада поняли, что и они вполне могут быть стёрты в радиоактивную пыль. До конца 1950-х годов главным средством доставки ядерного оружия были стратегические бомбардировщики, и оценкой их технических характеристик, а также общего количества и занимались спецслужбы Великобритании и США.

Поразительный факт: при всей несовместимости своих выводов разведки обоих государств опирались практически на одни и те же данные. Частью это было связано с беспрецедентным уровнем сотрудничества (в духе "особых отношений" между англосаксонскими державами), частью — с крайней скудостью доступной им информации. Сталинский режим сделал почти невозможной агентурную разведку: как признают даже западные историки, все заброшенные на советскую территорию разведчики оперативно обезвреживались. В странах Восточной Европы, напротив, пороги дипломатов обивали десятки добровольных агентов, которых бывший сотрудник ЦРУ Уильям Худ назвал ордой жуликов. ЦРУ так и не удалось завербовать людей из Кремля, Советской армии или МГБ. Им повезло чуть больше: они завербовали Петра Попова из ГРУ (раскрыл КГБ его только в 1958 году). Однако о бомбардировщиках он почти ничего не знал.

Среди перебежчиков самые ценные сведения дал Григорий Токаев, инженер, крупный специалист в области ракетотехники. Но к 1948 году он уже рассказал всё, что знал. Аналогичная история случилась с немцами-военнопленными, которых очень внимательно расспрашивали о советской оборонке: к 1952 году их также "исчерпали", по мнению разведчиков. Для перехвата сообщений средств связи в октябре 1948 года наступила "чёрная пятница", когда СССР неожиданно сменил все шифры на совершенно неуязвимые. Визуальная разведка также обломала себе зубы: западных дипломатов не подпускали к военным объектам СССР, а самолёты-шпионы сбивались, так и не успев долететь до своих целей. Чтобы не жертвовать пилотами (почти 200 были убиты или задержаны), США попытались запускать воздушные шары с фотокамерами, но и этот проект оказался провальным.

Могут — значит, убьют

Что же в НАТО думали о советской ядерной угрозе? Уже в 1946 году, со слов Токаева, разведке стало известно о создании дальней авиации ВВС СССР. Знали в США и о том, что советские инженеры скопировали американские бомбардировщики B-29 и сделали по их образцу Ту-4 ("Бык" по классификации НАТО). Но после войны в Корее, где B-29 достаточно часто сбивались, в СССР решили сконструировать более удачную модель — Ту-16 ("Барсук"). Этот реактивный самолёт британская разведка оценила правильно: как главный "меч" ядерной атаки на Соединённое Королевство.

В американской разведывательной сводке за 1955 год отмечалось, что Ту-16 способны долететь до Детройта, Сент-Луиса и Оклахома-Сити. С технической точки зрения это было корректно: дальность полёта этих реактивных самолётов доходила до 5900 километров. Однако СССР вряд ли осмелился бы пойти на такую рискованную операцию, ведь абсолютно все Ту-16 не долетели бы до родных аэродромов. Впрочем, как и в случае с "русскими" хакерами, разведка США безапелляционно заявила в отсутствие каких-либо реальных данных о намерениях советского руководства: "Мы считаем практически точным факт, что СССР психологически готов к полётам в один конец". Так, сверху, и началась паника перед советской ядерной угрозой для США.

Далее, в середине 1950-х годов, ДАВВС пополнилась более продвинутыми моделями: М-4 ("Бизон") и его модификация 3М, а также знаменитым Ту-95 ("Медведем"). Последний впервые углядели на репетиции первомайского парада 1955 года. Американцы сразу же решили, что Ту-95 уже взят на вооружение. Британцы осторожно советовали дать на это пару лет (и оказались правы).

Дальность полёта даже улучшенного "Бизона 3М" (11 800 км) не позволяла ему долететь до США и вернуться обратно на аэродром. Это препятствие можно было обойти несколькими средствами. Во-первых, переместить военные аэродромы для 3М за полярный круг. В СССР попробовали так сделать, но технические сложности заставили бросить этот проект. Американцы тем не менее заметили работы на арктических базах и сразу же решили просчитывать угрозу советских бомбардировок исходя из полного задействования Арктики. Реалисты-британцы, исключившие такую возможность, вновь оказались правы.

Аналогичная история произошла с дозаправкой в воздухе, увеличившей дальность полёта 3М до 15 000 км (к 1958 году). Но реализация этого плана лимитировалась небольшим количеством самолётов-заправщиков (около 25 штук). Британская разведка так и решила, а ЦРУ, опять же, было уверено, что уже через пару лет СССР радикально усилится в этом направлении.

С учётом этих фактов неудивительно появление знаменитого bomber gap — ошибочной уверенности США в том, что по числу стратегических бомбардировщиков СССР к 1960 году их обгонит. На репетиции первомайского парада 1955 года военно-воздушный атташе Британии углядел десять М4, а американский (ошибочно) — 13. Но у страха глаза велики: даже такого числа американцам хватило, чтобы удостовериться в "существенном росте производства советских тяжёлых бомбардировщиков" (разведывательный отчёт 1955 года). 300 Ту-95 и 400 3М к 1959 году — прогноз американцев. Тут британский Объединённый разведывательный комитет категорически не согласился с "завышенными оценками" заокеанских коллег.

Однако те продолжали переоценивать советскую мощь: 500 3М и 300 Ту-95 должны-де появиться в ВВС к 1960 году (оценка 1956 года). Но потом, благодаря U-2, заснявшему незакамуфлированные советские аэродромы, американцы наконец поняли, насколько они ошибались: к концу 50-х, когда главную роль начали играть уже баллистические ракеты, в СССР построили всего около 150 Ту-95 и 3М.

Англичане понимают, что им грозит

Теперь начинается самое интересное: в чём причины настолько ошибочного просчёта в оценке советской авиационной мощи? И почему британцы не допускали таких безумных преувеличений, как ЦРУ? Обычно историки (и особенно историки в погонах) объясняют bomber gap дьявольской хитростью советского руководства, пугающих НАТО трёхзначными номерами на фюзеляжах стратегических бомбардировщиков в небе над Красной площадью. Однако преувеличение собственного потенциала было бы крайне невыгодно СССР. Да, Хрущёв хотел показать, что у СССР есть дальняя авиация и строятся новые самолёты, способные донести ядерные бомбы до стран Запада — чтобы убедить НАТО не рисковать развязывать полномасштабную войну. Но хвастаться перед потенциальным противником несуществующими сотнями бомбардировщиков опасно: он ведь решит удвоить и утроить производство, и реальное отставание СССР от НАТО станет ещё более разительным.

Значит, объяснение "ветряных мельниц" надо искать в головах западных разведчиков и их начальства. Первым важным моментом тут является различное положение США и Великобритании. Англичане с 1940 года помнили, что такое стратегическое поражение, и отлично понимали, насколько они уязвимы к советским атомным бомбам. О русской угрозе военные заговорили ещё в 1947 году! Чем больше ядерного оружия НАТО размещало на Британских островах, тем лучше англичане понимали: в целях самозащиты именно на них СССР обрушит весь свой ядерный арсенал.

Американцы сначала вовсе не думали о коммунистической бомбе, зато потом, с 1950 года, мало кому приходило в голову, что ядерное оружие понадобилось СССР прежде всего для того, чтобы обезопасить себя. "СССР развивает свой военный потенциал, дабы реализовать план по господству над миром", — сообщается в докладе Совета национальной безопасности. Американцы очень разволновались, узнав о своей уязвимости, отмечали британские офицеры.

Не имея представления о конкретных планах и намерениях советского руководства, аналитики ЦРУ были вынуждены начинать с формулирования собственного мнения на этот счёт и уже исходя из этого оценивать факты. Считая, что СССР стремится как можно скорее уничтожить США, разведчики ожидали, что коммунисты будут любой ценой наращивать выпуск стратегических бомбардировщиков. Соответственно, увидев на параде новую модель, американцы сразу же делали вывод о её массовом производстве.

Разведчики не умеют спорить

Далее, при дефиците данных о технических характеристиках советских самолётов, ЦРУ думало аналогиями с американской авиационной промышленностью, приписывая Ту-16 и М-4 куда лучшие параметры, чем те, которыми они на самом деле обладали. Британцы, наоборот, были обременены культурными, даже расистскими стереотипами о "русских варварах" и были склонны преуменьшать способность СССР к техническому прогрессу.

Тот же образ мысли заставлял США преувеличивать число советских бомбардировщиков. Раз СССР должен стремиться уничтожить десятки целей на территории Северной Америки, давайте рассчитаем, сколько межконтинентальных бомбардировщиков для этого надо? 500? Отлично, тогда давайте посмотрим, как и когда он этого добьётся!

Ещё один немаловажный момент: в ВВС США победила стратегия, согласно которой единственный способ применить стратегическую авиацию — запустить армаду бомбардировщиков с ядерным оружием в самом начале войны. Генералы от авиации ожидали такого же поведения от своих советских коллег. Значит, коммунисты не могут не "выпекать" бомбардировщики, как горячие пирожки! Не стоит и говорить, что британские ВВС не строили таких наполеоновских планов и не ожидали такого от потенциального противника.

Следующий уровень — различная организация споров и дискуссий в разведывательном сообществе двух стран. Экономический отдел ЦРУ всегда давал реалистичные цифры и отказывался верить, что промышленной мощи СССР хватит на сотни бомбардировщиков. Но эксперты ВВС стояли на своём, и их мнение считалось более весомым. В итоговых докладах разведки не ставилась цель прийти к общему знаменателю: учитывались все позиции, и "особые мнения" были представлены в примечаниях. В результате споры не разрешались, а становились более ожесточёнными, стороны выискивали всё новые аргументы. Например, в Национальном разведывательном докладе за август 1956 года раздел по бомбардировщикам на 50 процентов состоит из примечаний, которые прямо противоречат основной мысли доклада (о советской угрозе).

Британцы же считали Объединённый разведывательный комитет площадкой для устных дискуссий. Выслушивались и обсуждались все точки зрения, но итоговая резолюция должна была более-менее устраивать всех. Зато на более высоком (межгосударственном) уровне приниженное положение Великобритании не позволило ей донести своё здравомыслие до США. Англичане зависели от военно-стратегической поддержки со стороны заокеанского партнёра, и раздувать паранойю было в их интересах (иначе как убедить прижимистых чиновников?).

Вокруг враги, дайте нам денег!

И вишенка на торте: классическая логика бюрократического соперничества. ВВС США ставили своей целью убедить руководство страны профинансировать массовое производство стратегических бомбардировщиков. Вследствие этого любые выводы разведчиков о силе советских ВВС всячески поощрялись (например, в спорах о значении трёхзначных номеров на фюзеляже). Офицеры, которые пытались оспорить адекватность идеи "сотен "Бизонов" и "Медведей", подвергались обструкции, их карьеру тормозили, а их противников заставляли укрепляться в своих заблуждениях, стимулируя новыми должностями и бюджетными ассигнованиями.

Такая внутренняя мобилизация и подавление альтернативных мнений были необходимы ВВС ещё и потому, что авиация схлестнулась с другими ведомствами не на жизнь, а на смерть. Ни Минфин, ни Минобороны, ни особенно флот не жаждали "воцарения" ВВС во главе национальной системы безопасности (не говоря уж о бесконечном раздувании их бюджета). Авиации куда более бедной Великобритании не было нужды стращать своё руководство — всё равно денег бы не дали.

Миф об опасности советской дальней авиации для США скоро развеялся: сначала полёты беспилотного U-2 помогли сфотографировать секретные аэродромы и немногочисленные бомбардировщики на них. А потом был спутник и испытания советских межконтинентальных баллистических ракет — США испугались уже новой угрозы.

А как сегодня разведка НАТО исследует и, главное, оценивает Россию? Воздействуют ли на её выводы всё те же механизмы — страх, приписывание потенциальному противнику агрессивных планов, оправдание своей же жёсткой политики, бесцеремонная эксплуатация страхов ради раздувания бюджетов "торговцев смертью"? Если да, то, вероятно, нашей стране лучше готовиться к худшему.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×