Джихад Гитлера. Как фюрер использовал мусульман против Англии, США и СССР

Джихад Гитлера. Как фюрер использовал мусульман против Англии, США и СССР

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

14996
Нападения игиловцев на французские синагоги, теракт в Лондоне, неослабевающий культ Гитлера в странах Востока, а также совпавший по времени взлёт европейского неонацизма и исламского радикализма в 2000-е годы вызвали большой интерес к связям Гитлера с миром ислама. Историки, недолго думая, подтянулись и выдали несколько сильных трудов по теме. Эффективность пропаганды Гитлера, мусульманские легионы, тюрки как истинные арийцы, муфтий Иерусалимский и еврейские погромы, джихад как правильная эсэсовская война — Лайф разбирается в запутанной истории отношений Третьего рейха и мусульман.

Ататюрк — кумир Гитлера

Обычно первое, что вспоминают в этом контексте, — политика муфтия Иерусалима и лидера арабских националистов Палестины аль-Хусейни. За участие в восстании арабов 1936 года (которое частично финансировала Германия) муфтия изгнали из страны, и в итоге он нашёл пристанище в Берлине. Всю войну он вещал по "Радио Берлин", призывая арабов всего мира восстать против англичан, коммунистов и евреев. Он лично встречался с Гитлером и предложил ему создать многотысячный арабский легион, а также "подарить" арабам Ближнего Востока своё государство после войны. Впрочем, эти пожелания нацисты проигнорировали: главное, в чём сошлись интересы Германии и аль-Хусейни, — это в готовности перерезать всех евреев.

Однако Ближний Восток не ограничивается Палестиной и даже арабским миром. Оказывается, главным героем для нацистов там стал не кто иной, как Кемаль Ататюрк. Как показал в своей книге историк Штефан Ириг, Ататюрк был образцом лично для Гитлера ещё в начале 1920-х — не как турок или глава мусульманского государства, но как национальный лидер, не давший странам Антанты расчленить и поделить между собой его страну. Оказывается, даже Пивной путч 1923 года Гитлер скопировал не с "марша на Рим" Муссолини, а с ещё более героического наступления Ататюрка из анатолийской глубинки на "прогнивший" Стамбул и свержения последнего султана-коллаборациониста. На суде Гитлер сравнивал себя с Ататюрком, силой спасающим родину от разложения и внешних врагов.

Даже откровенное нежелание Турции стать союзником Германии против Британии и СССР не смущало нацистов: в Нюрнбергских расовых законах турки были провозглашены истинными арийцами, после смерти Ататюрка по всей стране был объявлен траур и так далее. Проще говоря, мухи (упорный нейтралитет Турции, которая не хотела повторить опыт Первой мировой и отдавать Сталину Западную Армению и Стамбул) отдельно, котлеты (Турция как образцовое национальное государство, "зачистившее" свои вредоносные нацменьшинства — греков и армян) — отдельно.

"Бандеровские" мечты арабов

А что арабы Ближнего Востока, стонущие под игом западных держав и собственных продажных монархов, — от Марокко до Ирака? Парадоксальным образом нацисты не бежали со всех сил разжигать пожар националистических революций, пишет Френсис Никосиа, автор крупнейшего труда по геополитической стратегии Третьего рейха на Ближнем Востоке — "Нацистская Германия и арабский мир". Гитлер, как и его предшественники во главе Веймарской республики, превыше всего ценил стабильность в регионе, да и с Британией ссориться не хотел. Разговоры о продаже оружия Египту, Саудовской Аравии и Ираку ни к чему не привели, и даже бурное восстание арабов против евреев в британской Палестине Третий рейх проигнорировал. Более того, нацисты были только рады сбагрить своих евреев в Палестину!

После разгрома Франции в 1940 году и успеха Африканского корпуса в Ливии ситуация изменилась. Немцы поддержали антибританское восстание аль-Гайлани в Ираке — и даже постарались перебросить туда самолёты. Без особого успеха: англичане со своими индийскими частями успели быстрее и задавили заговорщиков. Когда в 1942 году Роммель прорвал оборону союзников и рвался к Нилу, немцы на максимум включили пропаганду аль-Хусейни, призывая арабов резать всех евреев в Египте и Палестине. В войсках Роммеля даже успели сформировать зондеркоманду для этих целей.

Однако геополитические интересы для немцев были превыше всего. Они никак не поддержали борьбу арабов Алжира, Туниса, Сирии и Палестины за независимость (напомним, что тогда все эти территории находились под управлением французов и англичан). Сирию и Палестину после победы собирались отдать Муссолини. Более того, гитлеровцы нуждались в поддержке марионеточного французского правительства Пэтена, к которому отошли все ближневосточные колонии побеждённой Франции. Наконец, арабов (несмотря на все пафосные восторги перед исламом) считали расово неполноценными — всё-таки семиты — и плохими солдатами. После провала североафриканской кампании и высадки союзников на Сицилии в 1943 году Гитлер потерял к арабам всякий интерес. Он даже планировал отправить болгарских и румынских евреев в Палестину — вместо концлагерей и в обмен на немецких пленных Великобритании. Аль-Хусейни негодовал, но сделать ничего не мог.

Никосиа справедливо отмечает, что арабские националисты в своих отношениях с Третьим рейхом попали в такую же ловушку, как и бандеровцы или румынская Железная гвардия: гитлеровцы то ободряли и поддерживали их, то громили или "скармливали" их политическим противникам — например, при подавлении путча Железной гвардии маршалом Антонеску. Только в "еврейском вопросе" нацисты были солидарны с этими ультранационалистами, а их мечты о новых государствах (Украина или Великая Аравия) игнорировали. Кстати, вполне вероятно, что в случае прорыва Роммеля в Египет сподвижники аль-Хусейни развязали бы погромы того же типа, что и Организация украинских националистов на Украине: внедрившиеся туда еврейские агенты сообщали о многочисленных схронах оружия.

Эсэсовский джихад

Но одно дело арабы, и совсем другое — ислам, подчёркивает историк Дэвид Мотадель, автор наиболее фундаментальной монографии по теме, "Ислам и война нацистской Германии". Мотадель работал в архивах США, Германии, России, Крыма, Израиля и Ирана. По версии историка, нацисты очень верили в великую силу ислама: что эта религия может мобилизовать энергию всего макрорегиона — от Марокко до Средней Азии. Эта идея далеко не банальна: обычно нацисты очень скептически относились к религии, а движущей силой истории считали расовый фактор. Кроме того, в немецкой пропаганде на Ближнем Востоке ислам, антисемитизм и антиколониализм фигурировали примерно в одинаковых пропорциях.

Со временем именно ислам вышел на передний план. По мнению историка, "отцом" немецкой исламофилии был археолог-любитель Макс фон Оппенгейм: ещё во время Первой мировой войны он хотел стать вторым Лоуренсом Аравийским (с которым был лично знаком), подбивал власти поднять арабов против англичан — и продолжал продвигать свои идеи до 1944 года. Для главы СС Гиммлера нацизм и ислам объединяла ненависть к мировому еврейству. Ислам, к тому же, выгодно отличался от христианства своим боевым, мужественным, фанатичным характером!

К 1944 году СС перетянуло на себя все контакты Третьего рейха с исламским миром, используя не только аль-Хусейни (которого немцы безосновательно считали мусульманским "папой", духовным главой 400 миллионов верующих), но и других духовных лиц. Например, татарин Алимджан Идриси, который ещё в 1916 году был имамом для мусульманских военнопленных Германии, в межвоенные годы прозябал на мелкой должности в МИД, но потом стал едва ли не главным советником нацистов по будущему устройству тюркских народов СССР. Идриси и его эсэсовские покровители успешно боролись с другими проектами нацистов (например, Герхарда фон Менде) по созданию национальных республик татар, азербайджанцев и т.д. Только ислам, только тюркское единство!

Пропаганда нацистов в исламском мире работала очень неровно. Да, миллионы листовок и сотни часов завлекательных радиопередач аль-Хусейни про джихад, еврейских врагов истинной веры и Гитлера — её защитника. Да, историк Джеффри Херф прав в том, что именно немецкая пропаганда впервые "склеила" ислам с антисемитской пропагандой в невиданных ранее масштабах — и это потом аукнулось Израилю и евреям ближневосточных стран. Но во время войны это не особенно помогло самой Германии: радиоприёмники в арабских странах были только у горстки зажиточных людей, пропаганда была очень примитивной, а британцы представляли убедительные контраргументы, указывая на атеизм нацистов.

И самое главное — арабы вовсе не горели желанием сменить англо-французское иго на немецко-итальянское, а идея "угнетённого Западом ислама" тогда не так разжигала сердца, как в 2000-е. Особенно плохо сработала пропаганда среди иранцев-шиитов, несмотря на то что немцы уважали их как истинных арийцев. Так, молодой мулла Рухолла Мусави (будущий аятолла Хомейни) разгромил нацистские "манипуляции" исламом: его негодование вызвали намёки на то, что Гитлер — это скрытый двенадцатый имам, Махди (мессия).

Почему только советские мусульмане поверили Гитлеру?

Для отечественного читателя не будет сенсацией рассказ Мотаделя о тюркских войсках СС — в России напечатано уже несколько работ, посвящённых этим коллаборационистам. Отметим лишь тщательно описанное историком уважение к религии в мусульманских частях вермахта и СС. Полевые имамы, халяльная пища, ежедневные молитвы, соблюдение всех погребальных ритуалов ислама — при том, что христианство Гиммлер из СС изгонял изо всех сил. Мотадель пишет, что Гиммлер к славянским частям СС относился скептически, а вот мусульманским (крымские татары, азербайджанцы, узбеки и другие) безоговорочно доверял, считая их естественными союзниками рейха.

И вот ещё один сюжет: полностью аналогичная схема — набор мусульманских "легионеров" из пленных французских солдат — не сработала. Этому сюжету посвящена новая книга историка Раффаэла Шека "Колониальные солдаты в немецком плену". Напомню, что призывники из Марокко, Алжира, Туниса, Сенегала и Мавритании составляли немаловажную часть армии Французской республики даже в Первой мировой войне. "Чёрных" африканцев немцы попросту убили как расово неполноценных, а 82 тысячи пленных алжирцев через какое-то время стали ценным пропагандистским ресурсом. С помощью имамов, того же аль-Хусейни и своих востоковедов немцы вели среди них "разъяснительную" работу, настраивая их против французов и евреев.

Однако даже слабое правительство Виши без особого труда противостояло этой пропаганде, опираясь на уважение алжирцев к маршалу Петэну и указывая на то, что немцы никогда не обещали независимости Алжира (а они, французы, дадут автономию). То есть ничего даже похожего на преданное служение советских мусульман не было и в помине! Видимо, страх советских военнопленных перед неизбежными репрессиями был настолько велик, что им было нечего терять, и они с готовностью записывались в СС.

* * *

Что же в сухом остатке? Глобального антибританского и антисоветского джихада не получилось. Третий рейх рухнул в 1945 году. Но семена нацистского антисемитизма дали богатые всходы. Так, Йоханн фон Леерс, профессор и крупный пропагандист-эсэсовец, в 1945-м скрылся в Аргентине, а потом переехал в Египет. Он принял ислам и стал большим начальником при левом режиме Гамаль Абдель Насера, превратившись в ключевую фигуру в организации антисемитской и антиизраильской пропаганды по всему Ближнему Востоку. В чём-то Гитлер дотянулся до евреев — с помощью мусульман — даже после своей смерти.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!