По следам теракта в Анкаре, или Когда некуда отступать

По следам теракта в Анкаре, или Когда некуда отступать

33966
Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский со своей версией того, какие политические силы стоят за взрывами в турецкой столице.

Двойной теракт в Анкаре, жертвами которого стали почти 100 человек при более чем 200 раненых, отвлек внимание турецких средств массовой информации от успехов России в Сирии. Террористический акт с точки зрения PR вообще дело беспроигрышное. Озвученный список структур, которые, по мнению турецкого руководства, могут стоять за взрывом у железнодорожного вокзала Анкары, включает всех, на кого пало их подозрение, по принципу: вали всех в одну кучу, потом разберемся. При этом никто не спросил, зачем, собственно, всем им понадобилась эта история, единственным выгодополучателем от которой перед надвигающимися парламентскими выборами являлся президент страны. Он-то, к слову, и получил карт-бланш на любые действия против тех, кто будет объявлен сторонником радикалов. И, разумеется, в списке подозреваемых отсутствует турецкая спецслужба MIT, хотя произошедшее по странности мотивов чрезвычайно напоминает недавний теракт в Суруше, с которого начался новый виток войны Эрдогана против курдов.

Автор не является сторонником теории заговора. Однако ему неизвестны теракты, тем более резонансные, за которые никто не брал бы ответственности, кроме случаев, когда они были организованы в качестве политической провокации. Вероятность того, что Эрдоган добьется на ноябрьских выборах результатов, которые ему необходимы для сохранения Партией справедливости и развития монополии на власть, очень мала: у него слишком много врагов, а в его активе слишком много ошибок, главной из которых стало участие в сирийской гражданской войне на стороне противников Асада вместе с Саудовской Аравией и Катаром. Благо, аравийские монархии отдали Турции роль прифронтового государства со всеми минусами, присущими этому статусу, включая проблему беженцев.

Отступать Эрдогану некуда. Граница с Сирией и сирийские беженцы на его территории — факторы постоянные. При этом поток террористов идет через Турцию. Торговля нефтью, которая обеспечивает основную долю доходов «Исламского государства», ведется также через Турцию. Если границу будут контролировать армия Асада и ее союзники, а город Ракка, через который идет нефтяной поток, будет потерян исламистами и проект свержения Асада провалится, а жертвы, принесенные Эрдоганом, будут напрасны, его репутации, а также, что важнее, власти может быть нанесен смертельный удар.

Всю весну и лето Анкара, Доха и Эр-Рияд согласовывали контуры «зон ответственности» подконтрольных им группировок, готовя генеральное наступление на Дамаск. В конце лета курды начали наступление на Ракку, вынудив Эрдогана начать войну против Рабочей партии Курдистана. Он планировал поднять волну национализма в турецком обществе и снизить результат прокурдской Партии демократии народов Демирташа на предстоящих парламентских выборах, но сопротивление курдов сорвало его надежды на победу, а отобрать голоса у ПДН ему не удается.

Более того, ни ЕС, ни США не поддержали его плана создания в Сирии бесполетной зоны, а канцлер Меркель заявила, что «не видит Турцию в качестве члена ЕС». Что до России, то турецкий президент в силах лишь шантажировать Москву прекращением закупок российского газа и отказом в строительстве АЭС. Проблема в том, что он не может обвалить турецкую экономику, которая просто не выдержит выполнения его угроз. Так что единственная версия теракта в Анкаре — предвыборная провокация спецслужб. Причем никто не гарантировал, что последняя. Выборы-то в стране пройдут только 1 ноября...

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!