LifeNews узнал, как в России справляются с импортозамещением

LifeNews узнал, как в России справляются с импортозамещением

26226
Недавно прилавки ломились от турецких овощей и фруктов. Сейчас помидоры возят из Азербайджана и Узбекистана, а мандарины — из Марокко, ЮАР и Абхазии.

Слово «импортозамещение» прочно вошло в наш лексикон в прошлом году. LifeNews выяснил, успевают ли производители за громкими заявлениями в политике.

— Покупатели отказывались от турецкой продукции, потому что она не имеет вкуса. Всё однообразное. Картинка хорошая, а внутри ничего интересного, — рассказала продавец Елена Ушаканова.

Бехруз — предприниматель из Ирана, который в России торгует уже год. Его соседи по павильону — продавцы из Ирака и Сирии. Бизнесмен уверен: после введения продуктового эмбарго на ряд турецких продуктов Россия голодной не останется.

— Это уже давнишнее сотрудничество Ирана и России. Мы очень дружим, поставляем яблоки, апельсины, мандарины, огурцы, перец, — сказал Бехруз Моради.

За последний год Иран увеличил объёмы поставок в Россию в шесть раз. Но для того, чтобы в ближайшие 2—3 года догнать по показателям Турцию, стране придётся увеличивать производство в геометрической прогрессии. Пока это нереально. 45% овощного рынка в высокий сезон и 800 миллионов рублей в год — таковы объёмы турецкой продукции в России.

Заменить крупнейшего поставщика могли бы, кроме Ирана, Азербайджан и Узбекистан. Правда, это больно ударит по карманам россиян. Между тем оптимисты с уверенностью говорят: мы можем всё сами. Например, за ставропольскими томатами уже стоит очередь на московском рынке. В столицу их доставляют меньше чем за сутки.

— Из России мы доставляем товар в кратчайшие сроки. Это в первую очередь говорит о том, что товар не пичкают пестицидами, нитратами и прочим. Поставщики гарантируют нам экологичность товара, он более вкусный, более полезный, — отметил Сергей Попов, предприниматель из Ставропольского края.

К слову, чеченские сладости уже потеснили турецкие на рынке. Так получилось, что кондитерский цех в республике открыли ещё во время российско-турецкой дружбы. Поэтому рецептура полностью заимствована. Отличие, пожалуй, лишь одно — на нашей фабрике работают женщины, а в Турции — только мужчины.

Рядом с кондитерским цехом открыли и консервный. После введения санкций вкус чеченских компота и солений узнали в крупных городах России. Заказы от торговых сетей поступают один за другим. С началом импортозамещения в республике появилась и ферма на 1200 коров.

Не отстаёт и Краснодарский край. Его не зря называют житницей России — кормит почти всю страну. Но вот с производством молока пока проблема, его не хватает даже на жителей региона.

В то время как у нас идёт битва чуть ли не за каждый литр молока, болгарские фермеры за ненадобностью выливают его на асфальт. А в Греции аграрии перекрывают дороги тракторами и у витрин магазина вываливают сено, мусор и покрышки.

Европейские сельхозпроизводители ещё летом 2015-го требовали от Брюсселя отменить антироссийские санкции. Акции протеста тогда захлестнули Европу. А ЕС, потеряв выход на российский рынок, сбывать излишки принялся по низким ценам на собственных задворках. Были митинги в Молдавии, где поток западных продуктов обвалил сельское хозяйство.

Убытки Запад терпит после того, как Россия в августе 2014 года ввела продовольственное эмбарго в ответ на зарубежные ограничения. Тогда приостановили поставки из Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии. В списке запрещённых — мясо крупного рогатого скота и колбаса, рыба и морепродукты, овощи и фрукты — в том числе сушёные, а также вся молочная продукция.

Уверенный курс на импортозамещение в России многим пришёлся по вкусу. Мелкие фермеры во всём случившемся увидели дополнительные возможности. К примеру, 46 гектаров подмосковной земли Олегу Сироте достались от государства даром. Мужчина открыл там сыроварню. Скоро здесь появится ферма. Конечно, один Сирота всю Россию не накормит. Но его примеру последовали многие.

— Когда я прочитал в новостях, что импортных сыров больше не будет, я понял, что это мой шанс. Надо брать и делать, надо искать возможность выпускать сыр и делать то, о чём я мечтал. И моя мечта начала сбываться благодаря санкциям, — сказал Олег Сирота.

Повысили производительность и заводы. Например, молочный комбинат в кубанской станице увеличил продажи сыров в 10 раз — с трёх до 30 тонн. Кубанские «дорблю» и «камамбер» покорили покупателей Петербурга и Москвы.

— Наши специалисты всех за пояс заткнут, — оптимистично заявила Татьяна Садовая, замдиректора молочного завода.

Сейчас решают вопросы с производством закваски. Чтобы и дальше увеличивать объёмы, надёжнее всего полностью отказаться от импортного сырья. Но это пока невозможно. Закваску на молочный завод закупают во Франции. Зависимость остаётся и в других отраслях. Например, в России нет сахарной свёклы. Вернее, продукцию выращивают, а семена везут из-за рубежа.

— Если санкции ужесточатся и не будет семян, то у нас не будет сахара, — прокомментировал ситуацию Иван Петренко, депутат Заксобрания Краснодарского края.

Главное, на что уповают фермеры, предприниматели и политики, — время. Отечественным производителям надо прочно закрепить свои позиции, прежде чем импорт снова ворвётся на российский рынок.

Владимир Путин по просьбе Правительства РФ продлил действие антисанкций ещё на год. Таким образом, у российских производителей есть ещё время, чтобы реализовать задуманное, — как минимум до июля.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!