Опрос: учителя предпочитают протестовать на кухне, а не на улицах

Опрос: учителя предпочитают протестовать на кухне, а не на улицах

1579

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости/Алексей Ничукин/Дмитрий Виноградов

Социальные сети заволновал вопрос, а могут ли носители знания донести до учащихся идеи раздора, — это показала реакция россиян на новость о том, что в вузах "проверяли преподавателей и студентов" на уровень недовольства. Как утверждают социологи, бояться нечего. Лайф о том, почему российские учителя предпочитают все проблемы решать между собой, однако при этом рискуют однажды "взорваться".

В октябре большой резонанс получила, как оказалось, фейковая новость о том, что в российских университетах якобы проводили анализ протестного потенциала студентов и преподавателей. А что такого? Подобные исследования, как подчеркнули учёные, были всегда и работали для того, чтобы актуальные проблемы выявлять. Тем не менее в социальных сетях не единожды прозвучала мысль: вдруг те, кто просвещают, могут учащихся науськивать.

Это действительно опасно. Ведь дети, молодые люди ходят учиться ежедневно, и хорошая промывка мозгов может сработать наверняка. А тут ещё кризис, который стимулирует рост протестных настроений. Как сообщал Всероссийский центр исследования общественного мнения (ВЦИОМ) в этом году, в 2015-м резко выросло недовольство среди малообеспеченных групп населения. 

К сожалению, под эту характеристику нередко подпадают и российские учителя, проживающие в регионах и воспитывающие не одного ребёнка. 42% россиян, по данным ВЦИОМ в 2016 году, уверены: у педагогов нет нормальных доходов. Только 15% граждан считают, что зарплаты учителей позволяют в России жить хорошо...

Все проблемы решаются на кухне

Тем не менее большинство российских учителей (47%) готовы возмущаться и говорить о своих проблемах только между собой, проще говоря, "на кухне". Треть педагогов (27%) готовы обращаться в СМИ, 22% — участвовать в митингах и только 12% — в забастовках. Об этом свидетельствуют данные исследования учёных из Российской академии наук и Центра социологических исследований (документ есть в распоряжении Лайфа). Как выяснилось, самое большое число преподавателей, готовых прекратить работу во имя протеста, проживает в Татарстане, Тульской, Архангельской, Астраханской областях, Бурятии, Иркутской, Новосибирской, Омской областях, Республике Саха (Якутия) и Чеченской Республике.

В исследовании социологов участвовало 1417 педагогов-предметников, работающих по специальности не менее двух лет и не имеющих дополнительной работы. 

30% опрошенных учителей называют основной причиной возможного социального протеста неудовлетворённость оплатой труда. Больше всего таких педагогов в Астраханской, Ульяновской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Республике Бурятия, Иркутской, Кемеровской, Омской областях, Приморском крае, Республике Северная Осетия.

Как рассказала Лайфу учительница русского языка одной из столичных школ Наталья, в свои 57 лет она не готова к открытому протесту, потому что "устала", как и её коллеги.

— Это, наверное, для молодых. Я получаю 50 тыс. рублей в месяц и в целом, несмотря на то что деньги для Москвы это небольшие, меня устраивает мой заработок. Я не привередлива, — сказала педагог. — Меня и моих коллег беспокоит только одна основная проблема — дети. Которые не умеют ценить наш труд, которые не хотят учиться. Если мы выйдем на улицу, то проблема не решится.

Психолог Александр Державин пояснил, что учителя — представители интеллигентных профессий и какова бы причина недовольства ни была — педагоги будут стараться решить проблему спокойно, с привлечением экспертов или с помощью письменного обращения.

— Митинги, демонстрации, забастовки во многом напоминают поведение футбольных болельщиков. Это нетипично для педагогов, которые имеют высшее образование и которых в вузах учили конфликты решать мирно. Скорее всего, учителя будут выражать свой протест с помощью петиции или собрания с привлечением экспертов, — сказал Державин. — Огромная проблема, когда происходит публичный протест тех или иных групп населения, что нет достаточной аргументации, нет объективной оценки со стороны, а также протестующие не предлагают путей решения. Это не про учителей. При этом я бы не стал выделять какие-то психологические особенности у представителей данной профессии — у всех разные психотипы.

Когда терпеть уже нет сил даже у педагога

Как показывает история, несмотря на то что профессия учителя — для уравновешенных и, как правило, тихих людей, — и у педагогов может чаша терпения буквально разлиться. По всей стране. Эмоциональное выгорание, которое преподаватели рискуют получить на работе, может привести не только к дракам с учениками, которые не будут обсуждать только ленивые, но и к протестам. Размах последних иногда действительно поразительный.

Самая крупная забастовка учителей в истории современной России произошла в 1997 году. Тогда задолженность государства перед педагогами превысила 9 трл рублей. В акции протеста участвовало более 500 тыс. преподавателей, ввиду чего 11 тыс. российских школ перестали работать. Результатом столь масштабной забастовки стал тот факт, что в 22 регионах долг перед учителями был частично погашен.

Последний раз забастовка российских учителей прошла в Забайкальском крае в декабре 2015 года — тогда 40 педагогов отказались работать из-за невыплаты зарплат.

Стоит отметить, что за рубежом сейчас проходит волна учительских протестов. Так, в конце сентября 2016 года акции недовольства прошли на Кипре — из-за недостаточного количества в школах педагогов и проблем с заключением контрактов учителей с государством; также в том месяце бастовали в Перу — учителя требовали повышения зарплат.

В конце месяца учителя вышли на улицы 50 городов Испании: педагоги требовали отменить переаттестации — аналог ЕГЭ, увеличить инвестирование в образование, а также отменить некоторые реформы бывшего профильного министра. 

Также из-за невыплаты зарплат 27 октября начались частичные забастовки в Израиле.

По словам ведущего научного сотрудника Института социологии РАН Леонтия Бызова, большинство педагогов не хочет выражать публичных протестов из-за страха потерять работу.

— Педагог — очень "бюджетная" профессия. Преподаватели зависимы от руководства, местных органов власти. Ведь неслучайно в избирательных комиссиях чаще всего работают учителя и они же — нередко злоупотребляют, по чужому принуждению. Им сказали — они сделали. Педагоги всегда хотят угодить начальству, — говорит Бызов. — У учителей ведь есть не только базовая зарплата, но и надбавки за выслуги, премии и т.д. Стимулирующей части зарплаты легко лишиться, если стать неугодным завучу или директору, а потому педагоги оказываются беззащитными. У большинства учителей конформистская позиция — не ссориться ни с кем и не выделяться.

Бызов обратил внимание: из-за того что педагоги — люди внешне спокойные, но склонные к рефлексии, открытый протест может быть редким, но чрезвычайно громким.

— Происходит своего рода фрустрация у учителей. Они не показывают никак своего недовольства, а потом происходит нечто похожее на эффект замедленной бомбы. Сейчас к тому же в России реально видна разница в доходах между учителями в Москве и, например, в провинции: в столице педагоги получают много, а в регионах — могут в 5—6 раз меньше, — говорит Бызов. — При этом надо сказать, что протестные настроения в стране не растут. Это факт. Открытого протеста избегают — львиная масса проблем решается работниками в частном порядке со своим начальством.

Социолог также добавил, что нет профессий, особо склонных к откровенному социальному протесту.

— Всё зависит от времени. В 90-е бастовали шахтёры, а теперь их не слышно.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!