Результаты ЕГЭ не растут. Почему провалилась "реформа Ливанова"?

Результаты ЕГЭ не растут. Почему провалилась "реформа Ливанова"?

Фото: © РИА Новости/Евгений Одиноков

8131
В 2012 году школы объединились с детскими садами: за счёт этого планировалось увеличить количество кружков, больше детей брать в старшие классы, а также повысить успеваемость. Тем не менее, несмотря на то что нагрузки учителей выросли, результаты ЕГЭ остались почти неизменными. Лайф о том, почему самая неодназначная реформа экс-министра образования всё-таки не оправдала своих "издержек".

В 2012 году с "тяжёлой" руки экс-министра образования РФ Дмитрия Ливанова школы и детские сады объединились в "образовательные комплексы". Одной из главных задач этой реформы было предоставить детям отдельные образовательные направления: дать возможность ученикам выбирать между гуманитарными и математическими, лингвистическими и другими узконаправленными классами, чтобы детям было проще поступать в вузы. Это должно было повысить уровень и качество получаемого образования среди школьников, а также позволить младшим классам учиться отдельно от старшеклассников (в отдельных корпусах). Несмотря на положительные качества, декларируемые чиновниками, негодованию со стороны учителей и родителей до сих пор не видно конца. Cпустя четыре года после запуска реформы стало ясно: она себя не оправдала. 

Слияние школ не улучшило результатов ЕГЭ и не сделало дополнительное образование доступнее. Об этом свидетельствуют результаты ряда исследований учёных НИУ "Высшая школа экономики" (документ есть в распоряжении Лайфа). Согласно документу, средний балл на госэкзамене — по основным предметам — остался тем же, что и до реформы. По русскому языку он колеблется с 70 до 71 балла, а по математике — уменьшился с 57 до 55.

В исследовании принимали участие пять московских образовательных комплексов, а также были опрошены 600 учащихся восьмых классов и 250 учителей. 

Изменения, которые не отразились на ЕГЭ

Аналитик исследовательского центра Института образования НИУ ВШЭ Надежда Бысик положительно отметила, что после реформы "значительно увеличился набор в старшие классы".

 — В 2015 году 23% директоров заявили о дополнительном открытии классов для учащихся. Также важно, что появились профильные школы, а дети стали учиться ближе к дому (так как набор увеличился. — Прим. Лайфа), — говорит Бысик. 

При этом, как рассказывал Лайф ранее, ближайшую к дому школу ищут, как правило, семьи с не очень высоким уровнем образования взрослых и не очень обеспеченные. Расстояние до учебного заведения не играет никакой роли, если школа считается по тем или иным критериям "престижной". 

В свою очередь президент Всероссийского фонда "Образование" Сергей Комков утверждает, что увеличение поступающих в старшие классы зависит не от слияния школ.

— Просто у нас провал в среднем профессиональном образовании: никто не хочет идти в колледжи, а потому старшие классы переполнены. Это тенденция, которая проявила себя с середины 90-х: высшее образование в массовом сознании стало обязательным, — говорит Комков. — В европейских странах примерно 70–80% детей поступают после 9 класса в колледжи и училища и только 20% — в гимназии или дальше, в старшие классы. У нас наоборот. Именно это стало толчком к созданию образовательных комплексов — все хотят узконаправленные классы, а потом — в вуз. 

Согласно данным исследования, заметно снизилось за несколько лет количество и двоечников. Доля учеников, получивших на госэкзаменах низкие баллы, уменьшилась с 8,4% (как в 2013 году) до 5,3% в 2015-м.

Но при этом средний балл по ЕГЭ после слияния школ практически не изменился по русскому, а по математике даже снизился, то есть возможности детей поступить в вуз не выросли. И тогда встаёт вопрос: а был ли смысл в увеличении профильных классов?

В свою очередь, Комков уверен, что изначально слияние школ никак не могло повлиять на результаты ЕГЭ.

— Когда речь идёт о сдаче итоговых экзаменов, огромную роль играют родители, которые не жалеют детям ничего, в том числе своих заработанных потом и кровью средств. Плюс родители платят учителям, чтобы они за деньги отдельно занимались, также есть ещё и сторонние репетиторы — только натаскивание на ЕГЭ, работа педагогов влияет на баллы выпускников, — добавил эксперт.

Недостатки столицы и ленивое учительство

По данным исследования учёных, дополнительное образование сегодня есть в 80% школ: к примеру, в 2012 году кружки были всего в 64% учебных заведений среднего образования. Но число школьников, посещающих занятия, вопреки этому, не увеличилось. Наоборот, открылось больше платных занятий, а на это не у всех есть финансовые возможности.  

Как отмечает директор Института развития образования департамента образовательных программ ВШЭ Ирина Абанкина, даже Москва не вполне способна финансово обеспечивать оплату необходимых кружков детям. 

— Москва взяла обязательства, что каждый ребёнок имеет право на занятия: два кружка и урок в одной секции в неделю. На одного учащегося есть норматив на дополнительные занятия — 6 тыс. рублей в год, а это только одно, получается, бюджетное занятие в неделю. Поэтому заявленные бесплатные обязательства Москва не обеспечивает. А так как очень высока ценность дополнительного образования, родители вынуждены платить. Сегодня для многодетных семей это оказывается довольно дорого, — с сожалением сказала Абанкина.

Несмотря на то что узконаправленных классов стало больше, дети по-прежнему покидают слабые школы после девятого класса, уходя в техникумы (согласно результатам опроса, это около 40%). Однако реформой подразумевалось, что в составе образовательного комплекса сильные учебные заведения будут "подтягивать" те, что похуже. За счет чего дети должны были в школах максимально оставаться. 

У преподавателей, к сожалению, после слияния школ также появилось больше поводов для недовольства. Многие заявляют, что проделанная ими работа должным образом не оценивается.  

— У 35% педагогов недовольство вызвали плохой соцпакет, низкая зарплата, сложные отношения с начальством, о чрезмерной занятности заявили 53,9% респондентов. Также преподаватели отмечают, что профессиональный рост напрямую зависит от увеличенного количества неоплачиваемых обязанностей, — отмечается в результатах опроса. 

В  свою очередь, эксперт ВШЭ Ирина Абанкина подчеркнула, что формально ничего для учителей не изменилось, но работать действительно теперь нужно больше.

— Нагрузка на работе регулируется законодательством. У нас и так сокращённая рабочая неделя у педагогов: 36 часов, из них 18 — аудиторной нагрузки. Раньше свою часовую норму отрабатывали только преподаватели по русскому и математике (самые частые уроки), а у всех остальных (педагоги по биологии, географии, химии и тд. — Прим. Лайфа) такой нагрузки не было, детей в одной школе было меньше. Теперь же за счёт образовательных комплексов появляются новые классы, а потому нагрузка всех учителей подтягивается к нормативам. Поэтому и работать сегодня нужно больше, — отмечает Абанкина. — Когда принимались указы, говорилось о повышении заработной платы, об эффективном контракте. Но более высокие доходы требуют большего труда — это совершенно очевидно. Однако учителя объективно ожидали получать больше при той же нагрузке, но фактически такого разговора не было. 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!