Как граждан Украины сажают за "дружбу" с Россией

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/Григорий Василенко// Public Domain

4184
По сведениям бывшего депутата Верховной рады Елены Бондаренко, на Украине насчитывается 5000 заключённых по политическим статьям, которые сидят за перевозку пенсионеров через границу или за телефонные разговоры с родственниками с Донбасса.

Дела подавляющего большинства этих людей неизвестны широкой публике. Помимо областных центров на юго-востоке страны, СБУ проводит операции против "русских сепаратистов" и в глубинке, где преследование неугодных не получает огласки, а защитить их некому. Подробности — в материале Лайфа.

Судьба человека

<p>Андрей Татаринцев. Фото © <a href="http://p-control.com.ua/news1028/" target="_blank">&#34;Правовий контроль&#34;</a></p>

История бизнесмена Андрея Татаринцева — одно из таких "забытых" дел. В 2017 году предпринимателя арестовали за "содействие террористам". Под содействием следствие понимает ДНР и ЛНР. Татаринцеву ставят в вину, что до 2015 года он продолжал работать на территории непризнанных республик — покупал и продавал горюче-смазочные материалы в Луганской области. Прекратив свой бизнес, мужчина уехал в Киев, где его нашли, взяли под стражу и отправили судить в город Бельмак Запорожской области. Сначала Татаринцев проходил у следователей как участник боевых действий, но от этой версии пришлось отказаться. Тогда бизнесмену предъявили обвинение в том, что предпринимательской деятельностью он помогал "террористической" ЛНР. С тех пор мужчину не выпускают из украинского СИЗО.

15 февраля 2019 года состоялось очередное заседание суда по делу Татаринцева. Лайфу удалось взять комментарий у адвоката обвиняемого — Владимира Ляпина.

— Мой клиент, как предприниматель, много лет занимался торговыми операциями в Луганской области. Когда была единая Украина, в регионе у него имелась база, несколько цистерн с дизелем и бензином. Киев утратил контроль над Луганском, но Татаринцев остался работать. У него же жена и ребёнок. Кто вместо него стал бы содержать семью? — рассказал защитник.

— Однако именно предпринимательскую деятельность теперь ставят Татаринцеву в вину. Его обвиняют в содействии террористической организации. Но какой именно? Дело в том, что ни одна инстанция на Украине официально не признала ЛНР террористом, — говорит Ляпин.

<p>Фото © РИА Новости / Алексей Вовк</p>

На суде, идущем до сего дня, развернулась борьба нервов. Защита настаивает на освобождении Татаринцева по состоянию здоровья — у него сахарный диабет второго типа. В ответ на это прокурор обвиняет Ляпина и приглашённого им врача в фальсификации данных.

— Моего клиента нельзя держать в СИЗО, он не получает нужного лечения. Когда Татаринцев попал в изолятор, уровень сахара при норме 5 у него был повышен — 6. А сегодня — 17. При сахарном диабете наступают необратимые последствия, гниют ноги, отмирают сосуды пальцев. Человек, грубо говоря, гниёт заживо, — констатирует адвокат.

На одно из заседаний Ляпин пригласил врача-эндокринолога, тем самым вызвав протесты со стороны обвинения, заподозрившего защиту в подкупе медицинского специалиста. Председательствующий вызвал скорую помощь. Приехавшая бригада подтвердила, что уровень сахара у Татаринцева действительно в три раза превышает норму.

Однако украинская Фемида не готова перевести подозреваемого под домашний арест. Оставшаяся без кормильца супруга Татаринцева вместе с ребёнком уехала к родителям в Россию. В прокуратуре уверены, что бизнесмен последует её примеру, если ему позволят покинуть следственный изолятор.

Заложники Украины

<p>Фото © AP Photo / Evgeniy Maloletka</p>

Защищать обвиняемых по политическим статьям на Украине мешает скрытность, с которой проводит операции СБУ. Спецслужба арестовывает людей, которых считает сторонниками России, но не оглашает общественности даже имён задержанных.

— Именно поэтому так трудно вести мониторинг, — сказал Лайфу бывший депутат Одесского горсовета Александр Васильев. — Вместо фамилий в отчётах СБУ значится "гражданин N". На месте фотографии — размытое изображение. Даже простая идентификация личности требует усилий.

В январе 2019 года украинские правоохранители арестовали одессита, обвинённого в "финансировании терроризма" — сборе гуманитарной помощи для жителей ДНР и ЛНР. Имя мужчины не оглашается. Известна только его история: в 2014 году одессит уехал в Россию, где сотрудничал с организациями, собиравшими посылки для непризнанных республик. Несколько лет спустя он вернулся в Одессу. Дома "сепаратиста" взяли под стражу. Помимо поддержки непризнанных республик, СБУ вменяет мужчине "выступление на стороне пророссийских сепаратистов в Одессе".

Бывший депутат Одесского горсовета Алексей Албу рассказал Лайфу, что до 30–40% задержанных по политическим статьям на Украине — выходцы из его родного города или его окрестностей.

— Аресты проходят практически каждый месяц, СБУ занимается систематическим преследованием противников Майдана. А что касается пророссийской пропаганды, то власть считает ею всё, что не совпадает с националистической идеологией: упоминание героических событий времён Великой Отечественной войны, осуждение антитеррористической операции в Донбассе и даже обычное человеческое сострадание, — говорит Албу.

<p>Обыск у активистов &#34;Куликова поля&#34; в Одессе. Фото © <a href="http://patriot-donetsk.ru/5304-sbu-provodit-obyski-u-aktivistov-kulikova-polya-v-odesse.html" target="_blank">Патриотические силы Донбасса</a></p>

С 2014 года в тюрьмах остаются участники движения "Куликово поле", проходящие по политическим статьям. Албу вспоминает и про них.

— По самым скромным подсчётам, в тюрьмах оказалось более 300 активистов "Куликова поля". Многие проходили по статье "Терроризм" и "Участие в незаконных вооружённых формированиях". А многие и вовсе по надуманным обвинениям, основанным на записях телефонных разговоров с кем-либо из ДНР.

С тех пор кого-то удалось обменять, кто-то пошёл на сделку со следствием и вышел из заключения. Некоторые были освобождены, так как следователи не смогли доказать их вину. Однако около 50 человек из одесского движения "Антимайдан" до сих пор содержатся под стражей. Это люди разных политических взглядов — от крайне левых, таких как Евгений Подмазко, до монархических, — поясняет Албу.

Наиболее резонансный случай политических преследований в Одессе — дело россиянина Евгения Мефедова и украинца Сергея Долженкова, отправленных в застенки за участие в автопробеге весной 2014 года. Власти усмотрели в мероприятии признаки "сепаратистской" деятельности. Уже несколько лет обсуждаются планы обмена заключённых на украинских военнопленных в ДНР и ЛНР, однако дело пока не сдвинулось с мёртвой точки.

— По сути, эти люди — заложники, до выборов для них ничего не изменится, — поделился мнением о судьбе политзаключённых одесский общественный активист Олег Губарь.

"Уезжайте в свою Россию"

<p>Фото © AP Photo / Evgeniy Maloletka</p>

Не все обвиняемые по политическим статьям получают на Украине реальные сроки, и часто Киев просто старается выдавить неугодных людей из страны. Однако, прежде чем приговорить условно, местная Фемида держит ни в чём не повинных людей месяцами в тюрьмах.

— Лично я видел в запорожском СИЗО водителей маршруток, возивших пенсионеров через линию разграничения, чтобы те могли получить законную пенсию. Много репрессированных среди бывших участников "Антимайдана", а также людей, как-то связанных с конфликтом на востоке: занимавшихся гуманитаркой, ездивших туда помогать родственникам, освещать конфликт в качестве журналистов, призывавших к прекращению войны. Среди репрессированных немало администраторов различных групп и пабликов в соцсетях и даже обыкновенных пользователей, сделавших "не тот" репост себе на страницу, — рассказал в интервью Лайфу журналист Павел Волков, проведший около года в тюрьме по фиктивному обвинению в посягательстве на целостность Украины и содействии террористам.

Когда дело Павла стало разваливаться, его отпустили. С самого начала арест общественного деятеля выглядел как попытка запугивания, не имеющая судебных перспектив.

Но даже добившись освобождения, противники Майдана оказываются на Украине отверженными.

— Люди, которых выпустили из тюрем, в основном уезжают из страны в Россию. В моём одесском и харьковском круге знакомых таких очень много. Человек, побывавший в жерновах судебной машины, остаётся "на карандаше". У таких всегда будут проблемы, например с работой. Неудивительно, что они уезжают, — оценил ситуацию в интервью Лайфу киевский политолог Андрей Золотарёв.

По его мнению, со стороны Украины речь идёт о последовательном выдавливании "нежелательного элемента".

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×